Обыкновенная жестокость

Шоком недели можно назвать успешную поисковую операцию по поимке настоящего живодёра с мозырской пропиской. Началось всё с того, что несколько недель назад на электронные адреса волонтёрам приютов в Беларуси и России стали приходить сообщения с картинками и роликами о пытках и убийствах животных. Возмущённые зоозащитники даже отследили в социальных сетях странные сообщества, которые распространяли эти видео. Там размещены предложения вступить в ряды мучителей. Для претендентов подготовлены живодёрские задания, чтобы оценить степень их кровожадности. Социальные сети давно стали данностью. Но фильтры и барьеры перед такой изнанкой Интернета необходимы. Для этого Министерство информации вынесло на общественное обсуждение положение «Об утверждении порядка предварительной идентификации пользователей интернет-ресурса». И вот в такие моменты понимаешь, что мера назрела, чтобы распространители подобного контента или фейковой информации не прятались за неопределенными никами. Назрели и ужесточения в закон о защите животных. В той же России наказание за подобные преступления гораздо значительнее. Максим Вечерков – о неоправданной жестокости.

Хозяин квартиры на четвёртом этаже – в чёрном списке у зоозащитников. В панельной многоэтажке в спальном районе он ставил свои чудовищные эксперименты над животными. Волонтёры проводят собственное расследование и ищут свидетелей преступлений. 

Людмила Соловей, соседка: «Соседи сказали, что видели, как он маленьких котят выносил в лес, то есть где-то у него ещё и в лесу есть кладбище, я так думаю».

Дверь уже несколько дней никто не открывает,  дежурят у подъезда. Соседи знали, видели,  до сих пор в ужасе. Закрытые группы в социальных сетях буквально пестрят кровавыми публикациями из Мозыря. Некий Александр –тот самый живодёр – жестоко расправляется с животными, все зверства снимает на видео. Его жертвы – маленькие котята. Многие из тех, кто совсем недавно отдавал питомцев в «добрые руки», опознали их мёртвыми на снимках. 

Татьяна Аксеник, житель г.Мозыря: «Ко мне приходил вполне нормальный человек, заподозрить ничего нельзя было. Потом мы с ним ещё перезванивались несколько раз. Я звонила, он рассказывал, что всё хорошо, котик кушает, привыкает к дому. Это всё выглядело очень правдоподобно». 

 Но это был всего лишь сценарий. Котят мужчина брал для расправы. Безжалостно топил в кипятке, прибивал гвоздями к полу, поджигал и придумывал другие изощрённые способы. Называл это высоким искусством. Жестокое видео на сайтах для таких же извращенцев дополнял фотографиями с частями тел, оставлял зоозащитникам издевательские послания. 

Оксана Руц, заместитель председателя Общества защиты животных г.Мозыря: «Он делает это осознанно, он же снимает видео, отправляет это видео своим соратникам в Россию. Он в социуме живёт, ему люди оставляли своих животных». 

Первыми тревогу забили российские волонтёры. Увидев ролики живодёра, они взломали его страницу. Оказался белорусом. То, с каким пристрастием он описывал способы издевательств и даже принимал заказы на страшные ритуалы, заставило обратиться к мозырским коллегам. 

Екатерина Жукова, волонтёр (г.Мозырь): «Они у меня попросили помощи: «Вы мозырская, пожалуйста, помогите нам, в вашем городе появился нехороший человек, который издевается над котятами». 

Сразу пошли в милицию. Оказалось, что убийца котиков – личность довольно известная в определённых кругах. 28 лет, высокий, с длинными волосами, состоит на учёте у психиатра. Имел отношение к поджогам православных храмов, ранее судим. 

Владимир Кононученко, ВРИО заместителя начальника Мозырского РОСК: «Возбуждено ещё три уголовных дела по факту жестокого обращения с животными по ч.2 ст. 339 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Максимальный срок наказания за совершение данных преступлений предусматривает до одного года лишения свободы». 

Зоозащитники в один голос уверяют, что мера слишком мягкая. Настаивают на индивидуальном рассмотрении каждого случая. Юристы говорят, что это невозможно, таков закон.  Обновления, ужесточающие ответственность,  так и не внесены на осеннюю сессию Палаты представителей. Парламентарии пожимают плечами – законопроект в третий раз отправлен на доработку. 

Евгений Кабакова, адвокат специализированной юридической консультации №2 Минской городской коллегии адвокатов: «Нужно ли ужесточение наказания? Я считаю, если бы правоприменительная практика более широко использовала уже имеющийся в республике инструмент наказания виновных лиц (неотвратимость наказания), то это бы повлекло уменьшение совершений правонарушений в этой области. Именно неотвратимость наказания влияет на частоту совершения преступлений. Это мировая практика».

За более суровое наказание для живодёров активно выступают и витебские зоозащитники. Последний случай – просто необъяснимая жестокость. 

Марина Картовенкова, житель г.Полоцка: «Услышали писк, подумали, что в кустах, но в кустах никого не нашли. Посмотрели наверх – там висел пакет, шевелился, пищал». 

 Кто-то решил расправиться со щенками, подвесив их на десятиметровую высоту. Пришлось вызывать спасателей. Люди теперь гадают: то ли выбрасывали в канаву и не рассчитали силу, то ли это целенаправленная акция. Целью было убийство животных. Рядом установлена камера. Может быть, она поможет найти виновных? 

Илья Кошкин, заместитель начальника Полоцкого горрайотдела по чрезвычайным ситуациям: «Данный случай неординарный, и за многолетнюю практику мы сталкиваемся впервые с таким». 

 Сейчас щенки в безопасности, их опекает Нора. Она недавно вырастила своих малышей, сейчас кормит найденышей. Вот только молока с каждым днём у неё все меньше, и волонтёры срочно подыскивают новую маму для щенков. 

Мозырский живодёр котятам шансов не оставлял. Узнав о преследовании, он поспешил скрыться. Был объявлен в розыск. Волонтёры целую неделю прочёсывали чердаки и подвалы, с помощью бдительных горожан даже нашли место, где он прятался первое время. 

Версия о том, что убийца мог покинуть пределы страны, подтвердилась. Буквально на днях кадры его задержания опубликовала российская полиция. Мозырянина нашли в подмосковном Реутове, где он скрывался у подруги. Уже на первом допросе живодёр во всём признался. 

 В Беларуси он уже через год вышел бы на свободу. Сбегая в Россию, живодёр, видимо, не учёл, что там совсем другие порядки. В соответствии с российским законодательством ему грозит пять лет тюрьмы. Судя по тому, что московские коллеги тоже возбудили  уголовное дело, о депортации на родину речи, скорее всего, не идёт.

Подписывайтесь на нас в Telegram