Курс на диверсификацию: как Беларусь решает нефтяной вопрос и какие результаты уже есть

Курс на диверсификацию: как Беларусь решает нефтяной вопрос и какие результаты уже есть

Нефтяной вопрос – надо искать альтернативу. Мы ищем и находим.  80 тысяч тонн норвежской нефти. И здесь дело вовсе не в объемах, а в том, что поиск альтернатив – это не просто план где-то на бумаге. «Это не блеф», как сказал в Шклове Президент – это реальность и лишь один из примеров того, как может выстраиваться структура поставок сырья на наши НПЗ. Та самая диверсификация.Исторический момент для белорусской нефтепереработки – в Новополоцк заходят цистерны с норвежской нефтью. К приёму новых для Беларуси углеводородов подготовились заранее, поэтому поступившее сырьё сразу после отгрузки пойдёт в переработку. В партнерах «Нафтана» – всемирно известный Total – компания с оборотом более 200 млрд долларов. Контракт заключили напрямую, минуя посредников. Опытные работники прекрасно помнят, как 10 лет назад после похожих капризов российских партнёров сюда впервые пришла венесуэльская нефть. И хотя логистика была непростая, тогда переработали 2 млн тонн сырья из далёкой Южной Америки. Теперь логистика более простая. Крупнейшее месторождение на норвежском шельфе – Йохан Свердруп, названо в честь первого премьер-министра Норвергии, избранного в XIX веке. Теперь, в веке XXI-м, эта фамилия станет частичкой и белорусской истории.   

Если взглянуть на карту, это месторождение от нас относительно недалеко, в полутора тысячах километров. От него добытое сырьё идёт по проложенному на морском дне нефтепроводу в терминал Монгстад. Откуда партия для Беларуси танкером отправилась в литовскую Клайпеду, а дальше по железной дороге в Новополоцк. Разумеется, такая логистика обходится дороже, чем доставка российского сырья по нефтепроводу, но качество норвежской нефти гораздо выше.  

Тема закупки нефти не уходит из «топовых» новостей медиаресурсов страны с начала года. Минск так и не получил компенсацию за налоговый манёвр Москвы и отказался платить премию российским компаниям. Если умножить на весь объём нефти, который мы хотели купить в России, то общая сумма такой премии выходит в районе сотен миллионов долларов. Но вопрос даже не в этих суммах. Дело в том, что цена российской нефти для Беларуси постепенно обгоняет мировую. И это ещё не потолок. Ежегодно Москва кусок за куском отрезает по 15-20% от половины пирога таможенных пошлин, которые раньше оставались белорусам. Через несколько лет не останется даже пошлинных крошек. Поэтому выстраивать логистику нужно уже сейчас. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Принято решение закупить, будь то азербайджанскую, саудовскую, норвежскую, американскую, не важно, какую нефть, по мировым ценам. Поставить на наши нефтеперерабатывающие заводы и получить нефтепродукты из этой нефти. Надо идти к тому, что 30-40% мы будем покупать нефти в Российской Федерации. Процентов 30 мы должны с Балтики завозить и процентов 30 – через Украину, проверенный уже путь. Возможно, Казахстан сможет поставить нам нефть, если Россия согласится с этим. Странно: наш союзник не дает согласия на поставку нефти от нашего другого союзника».

Это как раз ещё один весомый повод искать альтернативу. После распада Советского Союза Россия постоянно использовала природные ресурсы для откровенного шантажа соседей, то есть в качестве кнута. Сначала же предлагала их и как пряник, зазывая в интеграционные объединения. Вот только ждать обещанного пришлось даже не три года, как в поговорке. Пряник зачерствел и подрос в цене. Очередь разошлась, глубоко впитав азы энергетической безопасности.    

Вариантов у белорусских НПЗ немало. В логистике могут задействовать не только танкеры и поезда. Нефтепровод Одесса – Броды из Чёрного моря уже использовали в 2011-м для поставок на Мозырский завод. На южном векторе активно идут переговоры с Азербайджаном и другими странами. На западном есть нефтепровод «Дружба» через Польшу. Это сразу три ветки, которые поставляют российскую нефть на Запад, и в будущем, возможно, придётся качать в обратную сторону. Переломный, непростой, но исторический и крайне необходимый момент для белорусского суверенитета. Набивший оскомину вопрос, что мы будем делать без российской нефти, стремительно теряет актуальность с каждой тонной углеводородов, доставленной к нам из других стран. 

Этот итоговый счёт может оказаться далеко не в пользу России. Причём и экономически и геополитически. Здесь только на финансовых потерях в военном сотрудничестве Москва может сильно «прохудить» свой кошелёк. И это поручение Президента правительство наверняка будет выполнять с удовольствием. Нет, белорусы – люди не злопамятные, но все-таки не единожды наши чиновники в конце декабря вместо того, чтобы праздновать с семьёй, слушали бой курантов в мрачных московских кабинетах, дожидаясь, пока их коллеги снизойдут до согласования очередных тарифов. А уже в новом году неприятно удивлялись, когда российские визави придумывали очередной манёвр, чтобы не выполнять договорённости. 

Этими словами наш Президент бросил карты на стол. Теперь давайте называть вещи своими именами и не разбавлять экономикой очевидные политические решения. То, что делает Москва с ближайшим союзником, которому гарантировала равные условия, – это никакой не рынок. Налоговыми манёврами и прочими уловками Россия просто перекладывает деньги из одного кармана в другой, пытаясь обмануть белорусов. Разумеется, олигархический бизнес рад стараться выжать с небогатых белорусов лишнюю копейку, но всем известно, кто в России решает. Поэтому и прокомментировать острую тему в Москве мы просили не экономистов, а политологов.         

Настоящая дилемма для политической элиты России. Честно выполнить обещания, данные самому близкому союзнику или дать нагулять лишний жирок олигархам. Российские эксперты так же, как и их белорусские коллеги, всё же верят, что Москва одумается, но пока ясно одно – белорусы точно не будут платить премии российским миллиардерам. 

Первая партия сырья пришла на «Нафтан» на переработку примерно 60 лет назад, теперь она открывает историческую экспозицию городского музея. Дальше среди экспонатов – колба с сортом под названием «Санта-Барбара» – это уже углеводороды из Венесуэлы, почётное место здесь вскоре займёт и проба из первой партии норвежской нефти. Впрочем, как говорят работники музея, места на полках здесь ещё много. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram