«Не было даже где сесть, ложились прямо на трупы». Как 77 лет назад освобождали концлагерь «Озаричи»

«Не было даже где сесть, ложились прямо на трупы». Как 77 лет назад освобождали концлагерь «Озаричи»

77 лет назад советские войска освободили концлагерь «Озаричи». В Гомельской области фашисты устроили настоящую машину смерти, где мучили и убивали голодом, холодом и болезнями. Сегодня жертв лагеря смерти «Озаричи» вспоминали у мемориального комплекса. О тех, кто выжил и помнит одну из самых трагических страниц Великой Отечественной.

Машина смерти, где мучили и убивали голодом, холодом и болезнями. 77 лет назад советские войска освободили концентрационный лагерь «Озаричи». Сегодня жертв лагеря смерти «Озаричи» вспоминали у одноименного мемориального комплекса. Таким образом стартовала масштабная республиканская патриотическая акция «Мы помним». О тех, кто выжил и помнит одну из самых трагических страниц Великой Отечественной.

Весна 1944 года. Немцы отступают, но не сдаются. Местных жителей забирают с собой, а деревни – сжигают. Мужчин отправляли на работу в Германию, а вот стариков, женщин и детей немцы считали нахлебниками. Замысел был чудовищным: мирное население стало «живым щитом» и бактериологическим оружием против наступающих войск Красной Армии. Фактически пленные прикрывали немецкую оборону на наиболее уязвимом для гитлеровцев участке.

Сергей Малащенко, научный сотрудник Калинковичского краеведческого музея: «Немецкие войска, отступая перед наступающими войсками Красной Армии, выбрали Озаричи из-за его географического положения. Недалеко – правый берег Тремли. За который можно было отойти, оставив после себя большое количество местного населения, которое было планомерно заражено тифом, чтобы вызвать эпидемию тифа среди бойцов Красной Армии». 

Лагерь располагался на открытом болоте. Под запретом были костры. Людей морили голодом, не давали воды. Тифозных больных помещали к здоровым, умерших запрещали хоронить. Многие просто сходили с ума. Это был план, утвержденный лично Гитлером.

Тамара Лавецкая, бывшая малолетняя узница Озаричского лагеря смерти: «Боль никогда не утихнет. Как приезжаешь сюда – вспоминаешь всё, что с тобой было. И даже… Понимаете, холодок по спине пробежит. Не было даже где сесть. И ложились прямо на трупы. Это было самое сухое место, где можно было сохраниться от воды».

Полина Макеева, бывшая малолетняя узница Озаричского лагеря смерти: «Издевались же над кем? Над детьми, над стариками немощными. Как не жалко, скажите? Вы представляете, как мне это было в 10 лет?»

Красноармейцы, освободившие узников, признавались: ничего ужаснее они на войне не видели. На территории лагеря было объявлено чрезвычайное положение: карантинные зоны и 25 полевых госпиталей. Лагерь просуществовал всего 10 дней, но успел унести жизни десятков тысяч мирных жителей. Всего было спасено более 30 тысяч человек. Живых свидетелей тех событий с каждым годом становится всё меньше. Но в память о них сюда приезжают их дети.

Владимир Каковка, сын бывшего узника Озаричского лагеря смерти: «Мой отец, умирая, сказал: "Сынок, сможешь, передай. Детям, внукам, другим… Расскажи о том, что происходило здесь в период войны". Мы часто приезжали, с детьми, с внуками, и он здесь всегда приклонялся. Говорил: "Господи, спасибо, что я живой остался"». 

Сергей Стрельцов, сын бывшей узницы Озаричского лагеря смерти: «Очень жутко, и находиться здесь, конечно, страшновато. Матери запомнилось то, что к проволоке не могли подойти, и всегда охраняющие их немцы отгоняли. Толком никогда не могли поесть, каждой корочке хлеба были рады».

Кто прошел через лагерь смерти «Озаричи», вспоминали сегодня у мемориального комплекса. Митинг-реквием собрал более 500 человек, это бывшие узники, ветераны войны, представители власти, трудовых коллективов и молодёжь. 

В этот день они здесь – ради памяти тех, кто навсегда остался в топком болоте, не замерзающем даже зимой. И ради того, чтобы подобное никогда больше не повторилось. К мемориалу возложили цветы, погибших почтили минутой молчания.

Для уничтожения мирного населения гитлеровцам, как оказалось, не обязательно было пользоваться газовыми камерами или строить крематории. У узников Озаричей не было порядковых номеров. Все даты и цифры у них зарубцевались на сердце, только у той боли нет срока давности, как и преступлений, совершенных против человечества. В Беларуси их никогда не забудут. Мы помним.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram