Наталья Першиц о Wargaming, чемпионате мира World of Tanks Blitz и «Дне танкиста – 2019»

736
Наталья Першиц о Wargaming, чемпионате мира World of Tanks Blitz и «Дне танкиста – 2019»

В гостях программы «Марков. Ничего личного» – Наталья Першиц, руководитель оперирования World of Tanks Blitz компании Wargaming.



- Примерно 4,5 тысячи сотрудников, офисы во многих странах мира и более 200 миллионов игроков во всём мире, и при этом компания создана белорусами?

- Да, конечно, компания белорусская. Здесь находится центр разработки и здесь 2,5 тысячи сотрудников. Сама идея родилась здесь и вышла из истоков недалеко отсюда. Поэтому, она максимально белорусская.

- При приёме на работу свой аккаунт в мире танков – это обязательное условие?

- Это, безусловно, даёт определённые плюсы. Но профессионализм и непосредственно знание предметной области являются приоритетными. А когда уже принят на работу, то играть – это обязательно. Я крайне рекомендую это в моей команде для всех сотрудников - это стоит в рамках годовых целей. Должно быть отыграно определённое количество боёв, потому что те люди, которые работают непосредственно с продуктами, они должны супер хорошо разбираться в том, что они делают, знать, что он из себя представляет, и какие там могут быть изменения, и на что они могут повлиять.

- Это прописано в контракте?

- Нет. Это ценности.

- Это ценность компании. Ценности компании у вас прописаны?

- В определённом смысле – да. У нас есть определённые ценности лидерства, которые транслируются всем менеджерам. Например, «не проходи мимо какой-либо неполадки, не конфликтуй, конструктивно веди беседу». Я имею в виду в широком смысле этого слова. Даже если это не входит в твои обязанности. Эти ценности транслируются от самых топовых позиций до самых рядовых менеджеров. Потому что, если не формировать культуру компании, то таким количеством людей очень сложно управлять, организовывать. Мы целимся, чтобы организовывать и развивать в менеджерах чувство самостоятельности и ответственности за то, что они делают на самых первых уровнях.

- Поскольку вы курируете направление World of Tanks Blitz, я хотел бы задать несколько быстрых блиц-вопросов.

- Давайте.

Две платформы в World of Tanks Blitz – Android и iOS. На каких играют больше сейчас?

- Играют примерно одинаково, всё зависит от региона. В Штатах больше играют на iOS, в Европе и СНГ больше играют на Android. Если суммарно посмотреть – примерно 55 на 45.

- Вы можете обозначить самый доходный рынок: СНГ, Азия, Европа, Америка?

- Конечно, СНГ и Европа. Наша тема и тема наших игр ближе к этому рынку.

- А Китай?

- Китай – очень специфический, отдельный рынок. Там по-другому строится оперирование игры. Там мы тоже растём, и мы популярны, но у них очень сильно развито государственное регулирование правового рынка. Там, например, нельзя использовать настоящие флаги. Флаги должны быть прорисованы.

- Особенности законодательства?

- Там очень много ограничений, которые немного корректируют нашу игру с исторической точки зрения, с точки зрения реализма. Все те вещи, за которые нас ценят на всех остальных рынках, в Китае, мы не можем в полной мере представить нашим игрокам.

- Последний блиц-вопрос: Mouse или MC?

- Это нужно выбрать между тёплым и мягким? В моём случае, это ближе к Black Prince и Chieftain Mk.6.

- Вы разослали 45 миллионов приглашений на «День танкиста». Это правда?

- Да. Это правда.

- Откровенно говоря, меня шокирует сама цифра, для белорусского населения в 10 миллионов.

- Да, у нас столько игроков, которым может быть интересно. В этом году мы объединяем два мероприятия: «День танкиста» и Wargaming Fest, который проходил в прошлые годы в Москве. Поэтому мы всем нашим игрокам, которым может быть потенциально интересен этот фестиваль, разослали приглашения. Мы традиционно позиционируем «День танкиста» как праздник семейный. Они, конечно, должны прийти со своими семьями.

- С семьями?

- Да. 

- Вы не боитесь, что они все откликнутся?

- Мы готовы масштабироваться.

- Готова ли наша страна к такому приёму, почему именно минская площадка была выбрана в этом году?

- Минская площадка позволяет нам масштабироваться, если в первый раз к нам пришло порядка 100 тысяч человек, в прошлом году это было порядка 150 тысяч. В этом году мы ждём больше 200 тысяч человек. И те хедлайнеры, которых мы привозим на это мероприятие, они подразумеваются в большое пространство на большую площадку, и хочется, чтобы большое количество людей их услышало. Главные хедлайнеры -  The Offspring. Их будут предворять группа «Звери», будут ещё группы «Вопли Видоплясова» и «Крамбамбуля».

- Безвиз вы тоже учитываете?

- Конечно.

- Сколько стран предполагается?

- 28 стран.

- Это уже точно?

- Это точно. Это уже игроки, которые купили билеты в определённые специальные зоны, которые подтвердили свой приезд, своё участие, и мы их с удовольствием ждём. Мы теперь можем позволить себе пригласить такое количество гостей, которые могут приехать без виз, которые могут провести здесь время и могут приехать с друзьями разным транспортом, и это, безусловно, делает более удобной логистику для нас.

- Вы позиционируете этот фестиваль, как некоммерческий?

- Безусловно.

- Вы не зарабатываете на нём вообще?

- Нет.

- Для чего вы его проводите?

- Для популяризации наших продуктов.

- 9 лет назад в августе этого месяца Виктор Кислый в ночь с 12-ое на 13-ое число опустил рубильник и танки поехали. К моменту выхода игры, насколько я знаю, было потрачено около 10 миллионов долларов. Танки в цифрах сегодня, я понимаю, что есть понятия коммерческой тайны – это сколько игроков, стран, денег?

- Вы правы, это было совсем недавно. Сейчас мы отметили девятилетие танков. Там было скорее не с 12-ое на 13-ое, а с 12-ое на 15-ое число – длинная, затяжная ночь, когда носили сервера на руках. Сказать, что мы выросли за это время – это ничего не сказать. Мы точно переплюнули отметку в 200 миллионов игроков. Дальше считать бессмысленно. Там количество нулей огромное, и ты перестаёшь воспринимать эту информацию. Я не знаю стран, в которых не играют в танки. Мы получаем физические, настоящие письма до сих пор. Нам пишут дети, пишут семьями. У нас есть целый музей настоящих подарков, писем из любых стран, из любой точки мира. Поэтому я не могу представить, что где-то не играют в танки. Наверное, только там, где нет Интернета, там в нас не играют.

- При таком размахе, вам не обидно, когда вашу игру пренебрежительно называют «танчики»?

- Как только нас не называют, даже «Кровавая картошка». Поэтому, мне кажется, «танчики» – это очень ласково и нежно.

- Виктор Кислый говорил, что он играет примерно 7 часов в неделю. Сколько играете вы?

- Хотелось бы столько.

- Вы играете?

- Да, конечно. Это обязательно в нашей команде. Хотелось бы уделять больше времени игре. В среднем получается уделять примерно полчаса. И то, что у нас есть мобильная игра, и она намного короче, тебе удаётся понять насколько у тебя сегодня есть фарт.

- Многие руководители телеканалов и я, естественно, - мы интересуемся новинками на других телеканалах, в том числе и зарубежных. Мы смотрим другие каналы и другие программы. Вы сами играете в игры других производителей?

- Конечно.

- Это входит в политику компании или это на усмотрение каждого руководителя?

- Безусловно, это всё индивидуально. В первую очередь в нашу компанию приходят геймеры, это люди, которые сами любят игры. Неважно – это игры на ПК, мобильные или консольные игры. Им нравится играть, они хотят работать в игровой компании. И они готовы играть в любую игру. И это здорово, когда что-то выходит в индустрии, и ты пробуешь это. Параллельно этому есть такое понятие как конкурентный анализ. Здесь мы отбираем определённые продукты, с которыми мы конкурируем, для нашей целевой аудитории. Не всегда обязательно, что это тоже будут танки, это могут быть совершенно другие продукты. Наша аудитория в них играет. Мы изучаем их с точки зрения того, где они лучше, и что мы можем у них позаимствовать, и что они позаимствовали у нас.

- Обычная конкурентная работа?

- Совершенно верно.

- Давайте поговорим о том, что действительно занимает значительную часть вашего времени. За этот вопрос, я, конечно, могу навлечь на себя недовольство феминисток. Женщины в IT, а тем более женщины в «танках» - это уникальное явление. Если в IT - это более приемлемо, то в «танках» - нет. Как вы туда попали?

- Я люблю игры. Когда у нас в стране появилась такая большая компания, то грех было не попробовать.

- Означает ли это, что нет гендерных стереотипов при приёме на работу?

- Я с этим не сталкивалась. Более того, в оперировании у нас очень паритетное количество ребят. Я по образованию – гуманитарий. И когда ты приходишь в техническую компанию, здесь, скорее, вопрос, как перестроить образ мышления, здесь другой речевой аппарат, по-другому строятся диалоги, спустя некоторое время, когда я начала работать, мне рассказывали, что когда я приходила к ребятам из разработки и что-то им долго объясняла, что я хочу, чтобы они сделали, они кивали так понимающе, я уходила, а ребята потом разворачивались и спрашивали: «А чего она хотела?»

После этого те ребята, которые больше понимали, чего я хотела, переводили с гуманитарного языка на технический, в свои какие-то моменты. 

- Умение чётко поставить задачу является обязательным?

- Безусловно, это в любом случае, при любой работе. Но, здесь очень важно разговаривать на одном и том же языке, на котором думают разработчики.

- Вы сразу не владели терминологией?

- Нет. 

- Просто у нас на телевидении то же самое. Некоторые на стадии принятия на работу или по приходу на работу не могут суфлёр от синхрона отличить. И для них это тёмный лес. 

- Я вам больше скажу, что когда я в первую неделю пришла, у меня был блокнотик, я записывала все непонятные мне слова, которые были. И после этого я либо гуглила, либо уточняла у более опытных коллег, а что это значит, пока я не овладела полностью всеми понятиями.

 - Российские генералы отмечали, что в танки играют будущие генералы, говоря о геймерах. Рогозин предлагал использовать геймеров в качестве управления реальными танковыми сражениями или подразделениями. Вот, что это было, хайп или эта тема имела продолжение?

- Ну, всё-таки у нас не симулятор, у нас - игра.

 - Которая заставляет думать.

- Совершенно верно. Это игра, командная игра, позиционная, стратегическая и тактическая, но всё-таки она игра. Скорее всего, если что-то сказали, что-то в этом увидели, наверное, каким-то образом они это используют. Я знаю, что «танки» точно включались в России в программу патриотического воспитания молодёжи, и, таким образом, они там были в различных программах, в том числе при курсантах и просто для молодых людей. Поэтому каким-то образом это используется. Но вот прямо, какая корреляция была, я такого не могу сказать. Безусловно, у нас есть профессиональные игроки, которые участвуют в различных мероприятиях, турнирах.

- И зарабатывают деньги.

- Зарабатывают деньги, не такие большие, как, может, в других играх, но тем не менее. Мы проводим ежегодно соревнования с призовым фондом, и в мобильных «танках» у нас, между прочим, тоже есть Чемпионат мира, который проходит каждый год, и будет в этом году. Он третий раз будет проходить в Минске. 

- А когда предполагается?

- В ноябре. Он был и в прошлом году в ноябре.

- Площадку уже выбрали?

- В процессе, готовимся. Сейчас идёт активная стадия подготовки. Что уже точно знаем – у нас будет шесть регионов, как и в прошлом году. То есть команды, которые проходят свои отборочные турниры. И они приезжают из Америки, из Европы, из СНГ, из Азии, из Китая отдельная команда. Ещё у нас есть одна команда, которая получает wild card lucky loser. Призовой фонд 100 000$.

- Мне бы хотелось конкретизировать. «Танки» рассматривают как просто развлечение, зачастую, либо как способ зарабатывания денег. То, что важно для компании, для четырёх тысяч сотрудников. Но патриотическая функция, в чём она выражается на ваш взгляд?

- Мы на самом деле и вокруг игры делаем очень много мероприятий, например, у нас есть такой проект, который называется «Фронтовой альбом». Он изначально задумывался как портал для сотрудников, где сотрудники могут публиковать различные истории о своих дедах, родственниках.

- Это востребовано оказалось?

- Да, в итоге мы сделали его доступным. И сейчас на нём опубликовано более 2 тысяч различных историй, и они продолжают расти, продолжают публиковаться, ими делятся. Я знаю, что ОНТ так же будет выступать информационным партнёром для нашего «Фронтового альбома». За что вам отдельно большая благодарность за это. Это правильные вещи, это нужные вещи, это то, что мы ценим и вот то, что находится в ДНК компании. Ещё с момента игры «Багратион», которые пронесли ниткой и принесли в “Танки”. И то, что мы продолжаем и стараемся культивировать и растить здесь.

- То есть получается, что это не просто модный кейс, это такая социальная функция, которую вы несёте?

- Конечно. Я не могу назвать это такими словами «социальная функция», но мы просто чувствуем, что это правильно. Причём, мы видим, что это нужно. Мы видим отклик, который это находит. Только у наших игроков, а и у их друзей, их семей. И это очень здорово, когда ты чувствуешь востребованность, какую-то пользу, что ты приносишь людям, что ты это делаешь не просто так, это очень здоровские ощущения.

- Я просто хотел бы, не для эфира, поблагодарить вас за такую функцию. Потому что такое понятие как историческая память, она для многих является пустым звуком, к сожалению, сегодня. Многие, ведь, считают, что «танчики» - это игра для лузеров. Для тех, кому делать больше нечего, и которые не стремятся к реальным достижениям в своей жизни. У вас есть информация о личностях, которые играют в игре достаточно много и при этом успешны в реальной жизни?

- Все наши игроки успешны. Безусловно.

- Может, какое-то имя назовете? Грубо говоря, Трамп играет?

- Трамп – нет. Действительно, очень много играют, к нам приходят письма, очень интересные вещи. Я, наверное, не буду называть имён. Это будет с моей стороны не корректно. Более того, к нам обратился игрок из Турции и попросил сделать предложение его девушке, через игру, в которой они познакомились в игровом чате. И вот как-то оно дошло среди потока всех этих сообщений, которые нам пишут игроки. И мы сделали баннер в ангаре, мы послали сообщение этой девушке с вопросом от него. И спустя какое-то время они прислали нам фотографию, где лежит телефон, с запущенной нашей игрой на фоне свадебного платья, прислали с комментарием «Она сказала – да». Но, это же здорово! Когда ты слышишь такие истории и когда ты видишь такие моменты – это дорогого стоит.

- Продолжение таких историй, вы, наверное, знаете? Семьи не разваливаются из-за вашей игры?

- Я не думаю, что семьи разваливаются из-за игры. Здесь можно заменить игру любым другим увлечением: рыбалка, казино, охота, друзья.

- То есть общее понятие «игромания» может играть?

- Нет, я здесь не соглашусь с вами. Есть понятие увлечение, есть понятие досуг, есть понятие хобби у человека. Нужно всё-таки разделять между приверженностью. Фанат и фанатик – это разные вещи. Вещества бывают разные, в зависимости от дозировки. Это может быть лекарство либо яд. Поэтому здесь вопрос не в самой игре, не в самом увлечении, какое бы оно ни было, не важно, это игра или что-то другое. Здесь вопрос в отношении человека, и чего он хочет добиться или от чего он хочет убежать, когда он тем или иным увлечением пользуется.

- Хороший вопрос. Но, если возвращаться к игре как к спорту, может ваша игра, киберспорт, стать олимпийским видом спорта?

- Я думаю, что это уже не за горами. Такие моменты идут, и здесь даже не только мы являемся участниками, сторонниками этого направления. А на самом деле очень много игровых компаний, потому что сейчас компьютерные игры и офлайн чемпионаты финала, они собирают миллионы людей у экранов. И тысячи людей прямо на стадионах, которые приходят посмотреть, как играют. И по своей сути, оно уже ничем не отличается от других видов спорта, которые привлекают всеобщее внимание. Поэтому я думаю, что это наше скорое будущее.

- Я понимаю, меня могут осудить любители шахмат и шашек, но там тоже не надо «быстрее, выше, сильнее», там просто нужно думать. В вашей игре надо думать? 

- Я не возьмусь сравнивать с шахматами и шашками, но, безусловно, думать надо. Я бы даже сказала больше. Вопрос не только в интеллекте, это всё-таки очень командный спорт. И именно вот это отличает его от шашек и шахмат и делает ближе к каким-то другим спортивным дисциплинам. Если у вас нет командного взаимодействия, если у вас нет отработанных тактик, так же как в футболе и баскетболе, в любом другом командном спорте. Это определённые заготовочки, комбинации, какие-то моменты, которые уже случаются в игре. Эти вещи отрепетированные, они наезженные на куче тренировок, и они случаются в каких-то финальных мероприятиях.

- Давайте о команде и поговорим. Вообще, «уйти в айти» - тема №1 для молодых людей. Насколько я понимаю, дефицит кадров есть в любой сфере. Начнём с низов. Этот вопрос не праздный, в том числе и для меня, как для руководителя, вообще для сферы телевидения в Беларуси. У нас очень часто есть такое понятие, как «печеньки для айтишников». Мы сталкиваемся с тем, что наших сотрудников, готовых, которые набираются здесь опыта, набираются профессионализма, это видеоинженеры, это графики, в первую очередь, это могут быть любые специалисты узкого профиля, - вот именно на эти самые «печеньки» вы их и переманиваете. Ответьте откровенно, Наталья, что первично – отслеживание талантов, допустим, со школьной скамьи, рост их, обучение или всё-таки рейдерский захват уже готовых специалистов, назовём это так.

- Но здесь вопрос не только в «печеньках», сейчас уже сотрудники гораздо более опытны и компетентны. Они в первую очередь ищут интересные задачи, они ищут возможность для развития. У них даже материальная мотивация не стоит во главе.

- Зарплата не всегда первична.

- Совершенно верно. Им больше интересно, что эта компания может дать для роста, развития компетенций и расширений этих компетенций. И это те вещи, которые у нас спрашивают в первую очередь – «чему я могу у вас ещё научиться и стать ещё лучшим инженером и работать с интересными проектами?» Но это не означает совсем, что мы не пытаемся взращивать кадры. Невозможно перекупить рынок, поэтому у нас есть отдельная специальная программа, это такой внутренний институт, университет, определённый курс. Как и другие IT-компании это проводят. А мы набираем группы молодых ребят из университетов в том числе, они у нас проходят определённый курс и после этого мы берём их на работу. Не всех, конечно.

 - А с вузами сотрудничаете?

 - Сотрудничаем.

 - Это такой подход цивилизованного современного государства. Раз уже не только деньги стоят на первом месте, будем говорить. Наталья, я в одной крупной IT-компании, не буду делать ей рекламу, она достаточно известна, познакомился с системой кадровой работы, которая ведётся там. Они создали собственную программу, в которой практически на каждого сотрудника есть многочисленные вкладки с его обучением, достижениями, характеристиками. Скажем, мнение коллег и мнение начальников, руководителей, его перспективы, ничего не надо сочинять. На любую вакансию или сложный проект моментально возникает несколько претендентов, в автоматическом режиме, и понятие субъективизм, оно минимизировано. Согласитесь, в современных компаниях «нравится не нравится» – это уже не профессиональный подход. Умение выполнить конкретную задачу или способность выполнить она стоит на первом месте. Вот у вас подобного рода программа существует?

- Существует. Не настолько автоматизированная, как вы описываете. Это, наверное, уже следующее поколение. Намного проще, когда 4,5 тысячи сотрудников, невозможно держать всё в голове, на бумажке, даже в документе это неудобно. Тем более, когда сотрудник растёт, развивается, обучается, и необходимо где-то вот эту историю, информацию хранить. Безусловно, такие решения программные есть и действительно туда заносится информация. У нас каждый год проводится беседа с сотрудником, где, во-первых, обсуждаются его результаты, достижения за прошлый год и ставятся задачи на следующий период. И эти все комментарии и цели заносятся в эту программу. И проще отслеживать. Если поменялся руководитель, если куда-то сотрудник перешёл, всегда можно обратиться туда и посмотреть, как сотрудник рос, какие были комментарии, какие были задачи у него. К тому же мы делим задачи. Есть рабочие бизнес-задачи, назовём их таким образом, а есть цели на развитие, на вырост личностный, что подтянуть человеку. Например, трудные переговоры или эмоциональный интеллект, или тайм-менеджмент, например, управление временем для себя. И это уже относится как раз к его не рабочим вещам, но они связаны. Тем не менее, мы даём возможность расти человеку и определять, что он хочет. 

- Насколько я понимаю, даже век информационных технологий, эта личная встреча с каждым сотрудником ежегодно является обязательной?

- Конечно. Мало того, на самом деле, у нас есть такое понятие, как встреча один на один. Я, например, со своими сотрудниками встречаюсь каждую неделю.

 - Это нормально.

- Да, конечно. Иначе ты выпадаешь из информационного поля. Один раз в год – это такая финализирующая встреча, которая потом определённые итоги подводит, для того, чтобы посмотреть в целом как прошёл год, какие были успехи, что нужно подтянуть.

- Это ваша инициатива? От вас исходит?

- Безусловно. Руководитель – это в целом в компании принятая норма. Ничего страшного, если человек ошибся. Но если он научился, вынес какой-то результат из этой ошибки и знает, как его применить, и понимает, для чего он это делает. Его нельзя за это наказывать.

- Напоследок, на концовку, я бы хотел задать вопрос о возвышенном. Вы уже в принципе догадались, что вы на это способны. Что «танки», как говорят, грязи не боятся, но они умеют летать. Я про «танкалёты» «Белавиа». Они доказывают только то, что «Сделано в Беларуси» можно показывать во всём мире. И они реально привлекают к себе внимание. Что, по вашему мнению, сейчас ещё лежит на поверхности, чем белорусы могут гордиться?

- Да всем. На самом деле, мы очень недооцениваем себя и это вот из черт менталитета, когда мы считаем то, что мы делаем что-то обычное, рядовое. На самом деле – нет. Всем можно гордиться, если вы это делаете на совесть. Если вы сами гордитесь тем, что вы делаете, этим может гордиться страна. Можно презентовать во всём мире.