Мужское сердце – в женской груди. Вопреки всему она доказала, что возможно всё!

Больше семи лет в груди Зои Саврицкой бьётся мужское сердце. Ему она обязана жизнью. Ведь после работы в Чернобыле в 1986 году врачи обнаружили у минчанки серьёзное заболевание: на сердце росла огромная опухоль – три на четыре сантиметра.

Зоя Саврицкая: «Мне показалось, что у меня была простуда. Температура поднялась под 39. Я выпила таблетки и под одеяло. И наверно, сорвался ритм. У меня была доля секунды, чтобы понять, что, если я буду спускаться со второго этажа – упаду. Я успела позвать мужа, сесть на попу и проскакать по ступенькам вниз. Внизу он меня поймал уже на первом этаже без сознания».

После трансплантации перенесла ещё шесть сложнейших операций. Стоило только подняться на ноги – грудную клетку вскрывали снова. Прогнозы были неутешительны – почти нулевые. Но вопреки всему она подтвердила звание, которое в шутку дали ей врачи: «Оловянный солдатик». Теперь живёт за двоих.

Зоя Саврицкая: «Некоторые говорят: вот, мужское сердце, мужское сердце. Ничем оно не отличается от женского, чувствует оно точно также, как и женское. Но как бы муж сказал, что немножко настойчивее стала…».

Самым сложным было на время забыть о путешествиях. Теперь, конечно, всё вернулось: прогулки, экскурсии, поездки. Правда, за здоровьем теперь следит внимательно. Чтобы защитить ослабленный от таблеток организм, приходится носить медицинскую маску. И регулярно отмечаться у врачей. Зоя Петровна верит: у неё точно остались здесь, на Земле, какие-то незавершённые дела. Поэтому и выжила.

Зоя Саврицкая: «Такое чувство, как будто в какой-то тоннель меня закручивало и какая-то страшная музыка, какие-то звуки. А я в этот момент просилась, говорила: я не хочу ещё умирать, я хочу жить, почему я, почему так рано. Оно меня не отпускало долго-долго, а потом раз и пришла в сознание».


«Конечно, до операции я очень плохо себя чувствовал. Я весил 40 килограммов, не “дышал”, не пил, не ел, задыхался, сидя спал… После операции всё резко изменилось…».

Вячеслав Дерюга из Молодечно больше 10 лет отслужил в морской пехоте, прошёл сквозь огонь чеченской войны. Но те сражения оказались не единственными в жизни. На операционном столе, словно на поле боя, счёт шёл на минуты. 

Вячеслав Дерюга: «Простыл, гайморит. Будем говорить – самолечение было. Антибиотики, на ногах – и последствия того – осложнения получил на сердце. Плохо себя чувствовал».

Сейчас в его груди бьётся чужое сердце. Шестое августа 2009 года стало для него ещё одним днём рождения. Шутит: шестёрка – счастливое число. В этот день родился, и операция была, и бизнес вместе с женой и сыновьями открыл...

Вячеслав Дерюга: «Идея давно была, 18 лет назад грибы выращивать. Видел всё это у поляков, но воплотил год назад. За два месяца организовал производство. шестого декабря будет ровно год, как мы выращиваем грибы шампиньоны. Своими силами всё организовали, вот, как видите – работает. Вот они как прекрасно растут, вон какой красавец…(см. в видео)».

Новое сердце – новая жизнь. А значит, и новое дело. Глядя на Вячеслава трудно предположить, что когда-то врачи даже не могли точно сказать: выживет он или нет. Теперь ловко взбирается по стремянкам, чтобы проверить урожай и переставляет тяжёлые коробки. Говорит: нужно обязательно контролировать всё самому. Тогда и грибы будут – как на картинке.

Что и говорить: после операции жизнь заиграла по-новому. Каждую неделю Вячеслав встаёт на горные лыжи. И много путешествует.


Живут за двоих. Таких примеров в стране сотни. Тяжелейшие операции, месяцы восстановления и вот – бойко и задорно на глазах у многочисленной публики – заплыв на 25 метров вольным стилем. 

Юрий Островский, заведующий лабораторией хирургии сердца РНПЦ кардиологии: «Они живут полноценной жизнью, поверьте, выйти сейчас на улицу за пределы этого бассейна. Кто из граждан, которые здесь ходят, смогут сделать то, что сделали пациенты после трансплантации».

Здесь нет проигравших, и нет предела человеческим возможностям. Каждый из них одержал пусть и свою, но такую важную победу. 

Зоя Саврицкая: «Всё замечательно! Вода тёплая, боялась, что будет холодная…. Да! И победила я!».

Страшные вопросы «Выживу ли я? Приживётся ли донорский орган?» – далеко позади. Несмотря ни на что они живы. И это огромное желание жить вызывает восхищение даже у хирургов с многолетним стажем. Это ли не настоящее медицинское чудо?

Сергей Спиридонов, заместитель директора по хирургической помощи РНПЦ «Кардиология»: «Иногда мы имеем какой-то опыт, и мы видим, что по нашим данным человек не может жить. Но человек живёт вопреки всему. То ли это мы ещё не подошли к такому уровню знаний о данной патологии, то ли это чудо – мы пока ещё не знаем».

А вот к разговорам о том, что вместе с сердцем человеку передаются привычки донора, его характер и интересы, врачи относятся скептически. Ведь, говоря языком медицины, сердце, по сути, просто насос, который качает кровь. И меняет людей, конечно, не сам орган, а возможность жить дальше. Теперь – за двоих.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Елизавета Койчуренко
География:
Новости Минска