Многопартийная система в государстве: какой она должна быть, что можно перенять у других стран, а какие уроки лучше пропустить?

Многопартийная система в государстве: какой она должна быть, что можно перенять у других стран, а какие уроки лучше пропустить?

В этом году предстоит выработать четкие правила для партий, чтобы оживить их. Ведь и сегодня их у нас 15, но откровенно: кто вспомнит их принципы, цели и лидеров. И здесь вопрос – а как у них? Где-то партий две – и это баланс. Где-то множество – на любой цвет и вкус. Но этот процесс в устоявшихся демократиях шел и совершенствовался веками. Лучший опыт, безусловно, стоит перенять. С другой стороны, нельзя повторить ошибок так называемых молодых демократий. Когда в погоне за модой и слепо следуя советам зарубежных кураторов там размыли фундамент государственности. Результат – где-то война (примеры таких стран можно подобрать без труда). А где-то откровенное лоббирование олигархических интересов и борьба за ресурсы. И здесь на ум приходит Украина – то тотально оранжевая, то сугубо голубая, теперь вот зеленая. Но за сменой цветов, как в калейдоскопе, жизнь людей лучше не становится. Международный партийный обзор. Чему стоит поучиться, а какие уроки стоит пропустить?


Огромные павильоны на окраине Амстердама, где ещё недавно одна за одной проходили международные выставки, теперь пустуют и похоже лучше всего подходят для такого необычного голосования. Поставить галочку за свою партию можно не выходя из автомобиля.

Куму Дингеман, глава избирательного участка: «Вот там вы можете поставить свою подпись под именем кандидата и опустить бюллетень в ящик. Людям нравится голосовать из автомобиля, потому что этот способ простой и безопасный».

Способ в условиях коронавируса экспериментальный и необычный, но это никак не мешает голландцам делать свой выбор. В огромном, похожем на полотенце, бюллетене – 37 партий из 89-ти, подававших заявки на участие. Широчайший разброс идеологий от ультраправых до защитников мигрантов, но и предварительные соцопросы и последующие результаты покажут, что, несмотря на издержки пандемии, запреты, комендантский час и жёсткость полиции в наведение порядка, жители Нидерландов не хотят радикальных перемен.

«Я бы, наверное, ничего не хотела менять. Меня устраивает всё, как развивается в нашей стране, и я голосую за то, чтобы сохранять тот курс, который мы избрали». 

«Вы знаете, меня всё устраивает, поэтому я не задумывалась о том, кому отдать свой голос».

В итоге убедительную победу одержит Марк Рютте – нынешний премьер-страны и лидер народной партии за свободу и демократию – 34 места из 150-ти. Устоявшаяся пропорциональная система голосования, которая позволяет политическим партиям получать места в парламенте в пропорциях к числу отданных голосов, практически не вызывает критики у наблюдателей – даже несмотря на то, что разрешает одному политику оставаться у власти сколько угодно. Марк Рютте займёт пост премьера в 4-й раз подряд. Впереди только Ангела Меркель, которая в должности канцлера уже 16 лет. Но либералов такая несменяемость во власти не смущает, как раз наоборот – их тревогу вызывает угроза этой системе. Например, через возможное влияние на партии извне.

Сентябрь прошлого года. Официальный визит президента Франции в Литву и Латвию. Несколько дней и в Риге, и в Вильнюсе Макрон с коллегами много говорил о безопасности и внешних угрозах для ЕС, а главным событием стало подписание совместной декларации.

Эммануэль Макрон, президент Франции: «Этот документ направлен на защиту наших демократий от внешних вторжений, от дезинформации и манипуляций. Нам необходимо развернуть как политическую, так и административную организацию для защиты от этих угроз. Мы должны обеспечить более полную защиту не только повседневной жизни наших граждан, но и нашего избирательного процесса».

Действительно, одно из главных положений декларации направлено на корректировку общеевропейских законов для окончательного запрета финансирования политических партий из-за рубежа.

«Несмотря на запрет для политических партий ЕС получать финансирование из третьих стран, в наших нормативных актах всё ещё есть пробелы, в частности, это касается непрямого финансирования. Мы призываем к пересмотру регламента 1141/2014, касающегося статуса и финансирования европейских политических партий и европейских политических фондов, чтобы запретить не только прямое финансирование европейских партий иностранными источниками, но и их косвенное финансирование из-за границы (через национальные партии или частные пожертвования».

Такая острая необходимость внести изменения в, казалось бы, устоявшиеся политические системы объединённого Запада возникла после очередных выборов в Европейский парламент. Специалисты по безопасности утверждали, что были зафиксированы попытки повлиять на результаты общеевропейского голосования.

Европолитики, по традиции, не предъявив доказательств, обвинили во вмешательстве третьи страны, включая Россию, и под дипломатический шум стали ужесточать не только нормы по борьбе с дезинформацией, но и пересматривать правила, позволяющие финансировать политические кампании. Хорошим примером здесь стали Соединённые Штаты, которые совсем недавно вернулись к усилению своего закона об иностранных агентах. Он появился ещё в 1938 году, в ответ на попытки нацистской Германии влиять на американскую идеологию.

Дайан Файнстайн, сенатор США: «Этот закон требует, чтобы любое лицо, работающее от имени иностранного правительства или в иностранных интересах, регистрировалось в Министерстве юстиции. Он не запрещает лоббирование или политическую деятельность, но требует раскрытия информации, когда эти действия направлены на продвижение зарубежных интересов».

Субъект, признанный иностранным агентом, находится под полным контролем США, он обязан каждые полгода отчитываться не только о финансах, но и характере своей работы. За нарушение – до пяти лет тюрьмы. По этому пути пошли и в России, где значительно ужесточили закон об иноагентах, в роли которых часто выступают неправительственные организации и на работу которых, по данным Совбеза России, только официально в период с 2015-го по 2019-й годы было выделено больше 4 млрд рублей. В России им также запретили финансировать политические партии. Все эти действия показывают, что и страны с устоявшейся двухпартийной системой, такие как США или Великобритания, и государства, где партийная система ещё развивается, не могут быть полностью защищены от внешнего влияния и продолжают выстраивать защитные барьеры. В странах, где существует многопартийность, к опасности интервенций добавляются и возможные внутренние проблемы перманентного политического кризиса. Чем больше идеологий, тем у политиков меньше шансов договориться, создать коалицию или позволить правительству быстро решать насущные вопросы. 

Поэтому, когда речь заходит о перспективах партийного строительства в Беларуси, политологи, которые смотрят на этот процесс со стороны, советуют как минимум не спешить и не создавать искусственные образования сверху, вроде партий власти, и с другой стороны не идти на поводу у политических спекулянтов, давая возможность плодить десятки и сотни фиктивных структур.

Сергей Марков, директор Института политических исследований (Россия): «Есть, насколько я понимаю, идеологии в нынешней Беларуси, их вот три основные. Первая – мы должны поддерживать Александра Лукашенко и курс на суверенитет и балансирование Беларуси, вторая идеология – давайте мы ляжем под Запад и будем ориентироваться на Польшу условно, третья идеология – Россия наша Родина, распад Союза – это временное разделение, давайте будем вместе. Вот три идеологии, вот в соответствии с ними и сформируется политическое пространство. Партии нужны для чего? Чтобы упорядочить и организовать процесс допуска к выборам. Когда 35 партий, избиратель не в состоянии разобраться. Ему, чтобы разобраться, нужно до 10 партий. Он тогда как-то их способен отличить друг от друга. И в этом случае происходит какой-то выбор, если пропорциональная система, то партий пять окажутся в парламенте».

Государство при этом должно определить чёткие и главное современные правила игры. Общих не существует. Каждая страна, каждый регион вырабатывал их для себя. Где-то для создания партии хватает лишь двух человек, где-то участвовать в выборах могут партии численностью не меньше 10 тыс. В одних странах пропорциональная система даёт возможность делать ставку на партийные списки, на известных персон и рискует получить в парламенте случайных, некомпетентных людей, в других странах мажоритарный принцип выборов даёт возможность голосовать за личность, выбирая, к примеру, не партию, а профессиональные качества кандидата. Всё это, конечно, отражается на качестве государственной политики. Нюансов десятки и сотни. На пути становления появляются ошибки и требуются неизбежные изменения, и именно поэтому и эксперты, и политики советуют взвешенно подходить к партийному строительству.

Что касается Нидерландов, то после спокойных выборов теперь началась пора партийных споров по созданию правительственной коалиции. В прошлый раз на формирование кабинета министров ушло 225 дней. Столько времени страна фактически оставалась без исполнительной власти. Но рекорд принадлежит соседям. Бельгия жила без правительства 653 дня. Мировой рекорд. Всё это время лидеры победивших партий просто не могли договориться друг с другом. Такие вот издержки многопартийной системы. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Руслан Поддубский
География:
ЕС