«Мне угрожает опасность, поэтому покидаю страну»: как появляются главные фейки белорусской оппозиции? Рубрика «Антифейк»

«Мне угрожает опасность, поэтому покидаю страну»: как появляются главные фейки белорусской оппозиции? Рубрика «Антифейк»

Когда нет картинки и информационных поводов, то даже фейки как-то мельчают. Помните знаменитое: чем больше ложь, тем больше в неё поверят. Откуда и появились 3%.

А сейчас в погоне за сенсацией отдельные телеграм-каналы хватаются за любую соломинку. Очередная попытка выдать желаемое за действительное провалилась уже на старте.

В 6-й горбольнице, как уже рассказывал телеканал ОНТ, Президент общался с пациентами, которые лечатся от коронавируса. Псевдоврачебный телеграм-канал решил, что на фото не обычный пациент, а главврач могилёвского онкодиспансера Сергей Батовский. Фейк быстро подхватили. Кому-то очень хотелось увидеть в визите постановку – предположили, что и артиста для неё везли из Могилёва. Правда быстро выяснилась. На фото и в кадре – другой человек. А могилёвский главврач из города никуда не отлучался. Телеграм-каналы, к слову, к этому времени свои ленты подчистили. Естественно, никаких извинений перед подписчиками.


Давайте сразу к главному. У белорусской оппозиции есть два главных фейка. Первый – «режим Лукашенко вот-вот падёт». Это самое «вот-вот» длится уже полгода, но всё равно находятся граждане, которые и сегодня заявляют, что власть в Беларуси буквально завтра поменяется.

И второй фейк – «мне угрожает опасность, поэтому я покидаю Беларусь». Таких отъехавших уже несколько десятков, и схема у всех одинаковая: человек сначала оказывается за рубежом, а уже оттуда заявляет, что здесь ему было опасно. У обоих этих фейков есть общее. Цель – деньги. И платформа, на которой эти фейки успешно взращиваются. Мне лично нравится определение, не совсем приличное, поэтому заменю на похожее цензурное, а вы догадайтесь сами – «балабольство». То есть ложь.

Начну с отъехавших. Если помните (а я уверен, что уже начали забывать), пионером этого движения стал Валерий Цепкало ещё в июле. Валерий Вильямович не собрал подписи, чтобы стать кандидатом в президенты, потом пропал с радаров, уступив внимание публики своей более политически подкованной супруге. Затем Цепкало не могли найти соратники, потому что он был якобы на самоизоляции из-за коронавируса, а потом внезапно Цепкало, излечившись от ковидa, но не от балабольства, оказался в Москве. И уже оттуда нажаловался на белорусских силовиков, которые якобы ему угрожали.

Я не буду скрывать, что иногда общаюсь с нашими силовиками. На разные темы. Но и без этих разговоров понятно, что если бы претензии к Цепкало реально были, то доставить его из России – нет проблем. Но порассуждаем. Цепкало и все остальные говорят, мол, в Беларуси – режим и давление силовиков. И спокойно пересекают границу. Ну если бы хотели, то никто бы никуда не выехал, это делается в два клика в программе.

У Цепкало среди силовиков ещё летом появилась кличка Неуловимый Джо. Помните анекдот? Салун. За столом сидят два ковбоя, местный и приезжий, пьют виски. Вдруг по улице кто-то проносится на огромной скорости, паля во все стороны из пистолетов. В салуне никто и ухом не ведёт. Приезжий спрашивает у местного: – Что это было, Билл? – Это был Неуловимый Джо. – А почему его зовут Неуловимым Джо? – Потому что его никто ещё не поймал. – А почему его никто ещё не поймал? – Да кому он нужен? 

Вот и Цепкало такой Неуловимый Джо. Громкий, но никому не нужный.

Но самопровозглашение себя великомучеником включает режим повышенного внимания со стороны оппозиционных СМИ всех стран, начинаются интервью, экспертные мнения и прочее балабольство. А для Европы это повод поддержать мученика денежкой. И понеслось. Из Беларуси начали отъезжать не только Тихановская, но и какие-то ещё борцы, блогеры, лидеры стачкомов, юристы, писатели, спортсмены и прочие граждане. Некоторые фамилии впервые слышишь, когда фамилия заявляет, что вынуждена была уехать.

Я надеюсь, все прекрасно понимают. Повторю: если бы у белорусских силовиков реально были бы вопросы к кому-то из отъехавших, то никто не пересёк бы границу. Ни на самолете, ни пешком, ни на автомобиле, ни в машине польского посла. Без вариантов. Павел Латушко уезжал временно на форум в Варшаву, обещал вернуться и не вернулся до сих пор. Немножко трусливое получилось великомученичество. И все балаболят, мол, их заставили покинуть страну. Но вот тот же Латушко. Вся его борьба – это посты в Facebook и участие в онлайн-конференциях. Зачем условному полковнику КГБ вынуждать Латушко уехать в Варшаву, если он там будет без проблем продолжать то, что делал в Минске? Это же какая-то чушь. Но на самом деле это балабольство, основа протеста. Латушко вот говорит о контактах с Кремлём, ведь только Россия может сместить Лукашенко – ответил на неделе Сергей Лавров.

И вот – второй фейк. О том, что режим Лукашенко вот-вот падёт. Полгода говорят о том, что осталось ещё немножечко; что вот ещё одно воскресенье – и всё; что Минск в тисках – а режим, зараза такая, всё не падает. А суть в том, что псевдоощущение близости заявленной цели – это денежка из Европы. Ещё буквально один миллиончик – и всё. А потом ещё один, и ещё. И белорусы, сочувствующие, перечислите на фонды ещё немножечко, по 100 евро, ведь скоро мы для вас победим. А потом ещё немножко, и ещё. А победы всё нет и нет.

В это время проходит форум российской оппозиции под громким названием «Форум свободной России». Иронично, что форум при этом проходит в Вильнюсе. И вот в ноябре в качестве экспертов выступают такие же давно отъехавшие белорусы, граждане Санников и Вечорко, с лекцией «Уроки белорусского сопротивления для российской оппозиции».

А ничего, что Санников и Вечорко лезут в чужой огород? А при чём они к нынешним протестам, если это – Тихановская и Координационный совет? Ну, да ладно. Но вот российская оппозиция, которая тоже готовится к выборам: если вам нужны эксперты для революции, почему бы не пригласить кого-то из Кыргызстана? Там ведь борьба реально была успешной. Почему зовут ребят из Беларуси, где протесты перешли в стадию вялотекущего движения? Потому что когда революция свершилась, то есть цель достигнута, то финансирование достижения цели закончилось. Худшее, что может случиться для этой оппозиции, победа. И они её не хотят больше всех. И да, в отсутствии побед у белорусской оппозиции опыта действительно много. А остальное – балабольство. То есть ложь. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур