«Минский диалог»: как за форумом следят из Москвы?

80

Реакция на международных спикеров, актуальность заявленных тем и что думает Россия о влиятельности «площадки» на расстановку геополитических сил?

За Минским форумом в Москве сейчас следят внимательно, но сдержанно. Еще пару лет назад реакция на любые контакты Беларуси с Западом здесь была скорее нервной. Но, сегодня уровень напряжённости в регионе достиг такого пика, что и в Кремле понимают, нужно искать пути деэскалации конфликта. Ведь, если говорить о некой линии «геополитического разлома», которая появилась в Восточной Европе в последние годы, то Россия как раз и находится по одну из её сторон. Но здесь не хотят, что бы это была «невозвратная черта». Не смотря на жёсткую политику санкций и ответных контрсанкций, страна всё-таки ищет возможности для снятия напряжения. Причём, на самом высоком уровне. Руководство России в течение недели сумело провести две знаковые встречи – с канцлером Германии и президентом Франции. Реакция на это западного сообщества, представители которого сейчас работают в Минске, для России важна и имеет особую ценность.

Ведь, участники минского форума, и это понимают в России, не «ангажированные политики», которые часто бросаются словами, что называется, для сохранения лица. В Беларуси сегодня работают те, кто в большинстве своём, формирует общественное мнение. А, значит, могут влиять на действия своих правительств. Россия крайне заинтересована в восстановлении диалога с Западом. На Минск, которому уже удавалось быть переговорной площадкой, казалось бы, для неразрешимых проблем, здесь большие надежды. Политика ситуативного нейтралитета, которую Беларусь ведёт уже не один год, даёт основания для уверенности. Предложения, выработанные на «Минском диалоге» будут объективны и перспективны.

Станислав Бышок, политический аналитик международной организации CIS-EMO, эксперт фонда «Народная дипломатия»: «Если мы предположим на секундочку, что в тех противоречиях, которые были с Европой, США, Украиной – Минск на 100% полностью стоял на стороне Москвы, то тогда он перестал бы кем-либо восприниматься, как отдельный, нейтральный игрок, где можно собраться и обсудить в дружественной, нейтральной обстановке проблемы, которые у нас есть. В данном случае, конечно же, Беларусь, как независимое государство, может проводить любую политику, как внешнюю, так и внутреннюю».

Действительно, Россия когда-то не сразу признала за Беларусью, как и за другими странами бывшего Союза, право на отличную позицию по отдельным вопросам международной политики. Интеграция воспринималась элитами как подчинение. Ошибочность такого подхода стала понятна после событий в Грузии и Украине. Именно тогда Минск не поддержал некоторые действия Москвы, опираясь на собственные национальные интересы. Сегодня от Беларуси уже не требуют автоматического одобрения любых действий союзника. Позиции на международной арене с Россией обсуждаются и сверяются. И во многом они, надо сказать, остаются схожими. Как, например, в случае с недавним ударом США и европейской коалиции по Сирии. Партнёров по ОДКБ беспокоит и продвижение НАТО на восток и, в общем, концентрация вооружения вокруг Беларуси. Санкции, которые вредят, в том числе, и отечественным компаниям. Т.е. тем, о которых нам, в том числе вместе и с восточной соседкой стоит говорить с Западом.

Россия видит в Минске не только союзника. Сначала – возможность площадки переговоров, а в будущем – и договоров с Европой. Нейтральная территория устраивает все конфликтующие стороны – она просто не позволит кому-то одному диктовать свои условия. В каком-то смысле вот оно – восстановление статус-кво. И тогда отпадает сам собой российский политический вопрос «Так, а с кем же Беларусь, с Западом или с Востоком?» Диалог, организованный на берегах Свислочи, даёт понять тем, кто на берегах Москвы-реки: Минск по-прежнему является мостом, удобным для движения навстречу друг другу.

Корреспонденты:
Светлана Карульская
География:
Москва

Комментарии 0

ico
Нет комментариев