Министр экономики Беларуси Александр Червяков – о санкциях и их последствиях, а также об экономических итогах первых пяти месяцев 2021 года

Министр экономики Беларуси Александр Червяков – о санкциях и их последствиях, а также об экономических итогах первых пяти месяцев 2021 года

На этой неделе Национальный статистический комитет опубликовал экономические показатели за первые пять месяцев этого года, и они по-хорошему удивляют и вселяют уверенность. Итак, внутренний валовой продукт с начала года вырос на 3,1%. И в Министерстве экономики отмечают: это не просто рост, а рост с ускорением. А теперь давайте посмотрим, какой прогноз давали эксперты по белорусской экономике на этот год. В Европейском банке реконструкции и развития полагали, что белорусская экономика прибавит всего 1%, Международный валютный фонд был более оптимистичен – 2,2%. Всемирный банк и вовсе предсказывал отрицательные цифры – -2,7%. Евразийская экономическая комиссия тоже не испытывала оптимизм – -2,1%. Что интересно, в Министерстве экономики думали иначе и предсказали рост в 1,6%, но верили ли в то, что показатель окажется почти в два раза больше? 

Об этом в эфире программы «Контуры» на ОНТ мы спросили министра экономики Беларуси Александра Червякова. 

В последнее время, когда в мире говорят об экономических отношениях между государствами, все чаще через запятую пишут слово «санкции». И так же через запятую все чаще стоит название нашей страны. Если санкции все же будут введены, сможет ли наше государство диверсифицировать свои экспортные рынки, есть ли у нас план ответа? 

Александр Червяков, министр экономики Беларуси: «С одной стороны это вызов, а с другой стороны, это возможность для нашей экономики посмотреть под совсем другим углом на новые рынки, на новых партнеров. И мы достаточно активно работаем в этом направлении. Как раз наш план, о котором сейчас много говорят, он направлен на то, чтобы развивать новые рынки. Это поворот к Азии. Основные каналы, по которым будут нивелированы потери и источники этих потерь, это те издержки, которые связаны с временными затратами, периодом, когда нужно перенаправить товарные потоки. Эти издержки могут составить одномоментно до 3% ВВП. По тем товарным позициям и группам, по которым введены санкции. Чем заместить? Это импортозамещение и вопросы, связанные с новыми рынками. Это основное. Третье направление – это внутренние наши вопросы, связанные со снижением издержек производства». 

Вся мировая экономика очень пострадала и продолжает страдать от пандемии коронавируса. Как выглядит Беларусь на фоне других стран в этом отношении? Сколько мы не досчитались из-за того, что многие государства мира уходили в локдауны и фактически торговля с ними была остановлена?

Александр Червяков, министр экономики Беларуси: «Эти все данные есть. И итоги работы 2020 года, они известны. Мы просели буквально на 0,9%, в то время как наши торговые партнеры проседали на 3%, на 6%. В чем уникальность этой ситуации? Основная причина в том, что мы не закрылись и дали возможность нашим предприятиям не потерять темп. Хотя были проблемы с вопросами транспортировки грузов, была проблематика со сбытом по определенным направлениям. Но самое главное, что мы работали, люди работали и не теряли компетенцию в этот период. Наверное, одна из причин, почему ввели санкции именно сейчас, на наш взгляд, под предлогом каких-то политических вопросов, наверное, скрывается экономика… Если проанализировать мировой опыт применения санкций, то ни одни санкции не достигали своей политической цели. Но под этими санкциями скрывалось другое. Вопросы, связанные с разделением рынков, выталкиванием конкурентов. И эти же процессы мы видим сегодня в отношении Беларуси. Обратите внимание, ведь еще до принятия санкций вопросы, которые возникали вокруг БелАЭС, они были направлены на то, чтобы не покупать атомную электроэнергию у нас, запретить продавать её на экспорт. Но весь процесс начал активизироваться после уже локдауна, когда мы достаточно быстро смогли мобилизоваться в отношении поставок нефтепродуктов, когда Минск стал явным воздушным хабом и стал на себя перетягивать пассажиропоток… И когда анализируешь все эти процессы и случаи, возникает вопрос: а для чего это нужно? Почему выталкивают из рынка и что мы должны в данном случае делать как суверенное государство? Защищать, естественно, свой экономический интерес. Для этого и был разработан план. Но мы все же надеемся на прагматизм наших партнеров, что они все же нажмут на стоп-кран и приостановят эти действия все в отношении нашей страны». 

Мы знаем, что есть предварительные итоги работы экономики за первые пять месяцев.

Александр Червяков, министр экономики Беларуси: «За эти пять месяцев мы приросли на 3,1% и, по сути дела, перекрыли то падение, которое было в 2020 году. И к 2019 году, достаточно успешному, вышли с приростом в 1,2%. То есть экономика сработала с плюсом, перекрыв те потери, которые мы имели в 2020 году во время пандемии. Это говорит о том, что у нас есть потенциал. То, что мы не остановились в 2020 году, дало нам определенный импульс. И этот импульс дал возможность нам сохранить темп и быстрее войти в рынки, на которых, естественно, наши конкуренты немножко отстали.

Что касается других важных моментов первых пяти месяцев – это положительное сальдо… Плюс государство выполняет свои социальные обязательства, рост заработной платы, доходов населения, пенсий. Поэтому стабильность в экономике, конечно, предопределилась теми решениями, которые были приняты Главой государства в 2020 году».


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Беларусь