Как пообещал Президент, к льготным китайским кредитам будет иметь доступ и частный белорусский бизнес. Мол, берите деньги, развивайтесь, получайте прибыль, создавайте новые рабочие места.

Этот посыл адресован всей экономически активной части населения. Тем более на фоне не утихающих дискуссий вокруг Декрета о предупреждении социального иждивенчества и введения известного налога. И в создавшейся ситуации, разумеется, всегда интересно – а как у них? Например, у шведов, которые, как выясняется, с удовольствием платят самые высокие в мире налоги. В 1976 году писательница Астрид Линдгрен (придумавшая Карлсона и Пеппи Длинныйчулок) публично жаловалась, что налоги, которые ей надо заплатить, превышают её доходы. Тем не менее, она отдала государству всё до кроны...

Мёлле – регион Сконе самого юга Швеции. Здесь собрались охотники за волнами, которые не замерзают на ледяном ветру Балтики. Сёрферы сознательно ищут по метеорологической карте самую ветреную точку побережья, чтобы испытать себя. Похоже, что природные явления – это вообще единственный стрессовый и незапланированный фактор в стране викингов. И к тому же редкое удовольствие, за которое не приходится платить никаких налогов.

В семье медиков Ульфа и Сюзанны – трое детей-студентов, которые живут в разных точках Швеции. Так же, как и в большинстве скандинавских семей, о зарплате и количестве налогов здесь говорят часто, открыто и, что для нас удивительно, с удовольствием. Сьюзанна и Ульф сравнивают и зарплаты в семье.

Ульф Хьёлин, главный врач госпиталя г. Кристианстад: «Я работаю психотерапевтом в госпитале. Это очень престижная и высокооплачиваемая должность. То есть моя зарплата приравнивается к самому высокому порогу – более 5 тысяч евро. И следовательно, более половины моей зарплаты уходит на выплату подоходного налога».

Сьюзанна Хьёлин, психолог: «Я работаю психологом, а муж в очень близкой сфере – психотерапевт. Но иногда кажется, что это не очень честно, что его зарплата почти в два раза больше моей. Возможно, потому что он работает при медицинском учреждении. Но вместе с тем я плачу 30% налогов, а муж – половину заработка. Так что в целом всё уравнивается».

Такова местная система налогообложения: чем больше зарабатываешь, тем больше платишь. Если среднестатистический швед зарабатывает около 4000 евро в месяц, он и выплачивает 30% налога. Если сумма от 4000 евро до 5700 – половину зарплаты. Более 5700 – отчисления достигают почти 60%. Хрестоматийным стал пример из жизни сказочницы Астрид Линдгрен. Налог, который она должна была заплатить в 1976 году, оказался действительно сказочным – выше доходов за год. Но она всё заплатила. В том же году едва не арестовали великого режиссёра Ингмара Бергмана за попытку скрыть часть доходов, чтобы не платить налоги. Шведы возмутились, посчитав, что таких нетипичных и странных замашек Бергман набрался в Голливуде. Ведь налоги наравне со всеми гражданами исправно платит даже королевская семья, что нонсенс для многих государств Европы. Более того, король Карл 16-й Густав долгие годы исправно возвращал казне пособия на всех своих троих детей, считая, что вполне может содержать их без дополнительной государственной поддержки.

Ульф Хьёлин: «Много разных мнений о том, хорошо ли это – отдавать половину зарплаты на налоги. Это справедливо, для нас уже как культурный феномен. Не то, что я должен платить много налогов. Просто обществу действительно нужны эти деньги, чтобы быть хорошим обществом. Разница между богатыми и бедными в Швеции по-прежнему велика».

Но в Швеции точно знают, куда идут налоги. Только один пример: сын – студент университета Линнея – получает стипендию, которой вполне достаточно для самостоятельной жизни. Просить денег у родителей после 18 лет здесь вообще не принято.

Торбьерн Хьёлин: «Не во всех странах, конечно, могут похвастаться такой стипендией, которую получает шведский студент. Но каждый знает, что деньги придётся возвращать, как только мы закончим университет и выйдем на работу».

Сейчас мы находимся в редакции региональной газеты «Барометерн» города Кальмар, которая выходит шесть раз в неделю тиражом 43 тысячи экземпляров. Теме налогов здесь уделяется не так много места и времени. И самыми дискуссионными являются не проблемы, платить налоги или нет, но то, каким образом будут потрачены деньги налогоплательщиков. Если швед платит налоги – значит, у него есть социальные гарантии. Каждый знает, что он получает как гражданин своей страны бесплатную медицину, бесплатные среднее и высшее образование, гарантированное пособие по безработице, пособие по уходу за ребёнком.

Мэтс Андерсон, обозреватель газеты Barometern: «Да, последние десятилетия у нас самые высокие налоги в западном мире. В 2014 году прошли выборы в правительство – большинство составили социал-демократы, которые как раз в своей программе обозначили политику повышения налогов. Люди проголосовали за них, значит, и за высокие налоги. Конечно, много обсуждается, какие должны быть налоги на газ, на дороги – то есть мелкие вопросы. Но сама система критике не подвергается. Ведь мы точно знаем, за что платим».

Деньги налогоплательщиков поступают в национальный бюджет, районные советы и муниципалитеты. Ежегодно это примерно триллион шведских крон или миллиард евро. Заместитель председателя центристской партии Кристер Йонсон 10 лет распоряжается средствами налогоплательщиков, руководит районным советом города Кальмар.

Кристер Джонсон, зампредседателя районного совета г. Кальмар: «В политической дискуссии у нас постоянно возникает вопрос: делаем ли мы правильный выбор в том, как тратятся деньги налогоплательщиков. Поскольку я представляю оппозиционную партию, мы ищем критические стороны, где люди не удовлетворены, и стараемся предложить свои способы решения».

Много в обществе спорят и о том, на что тратить поступающие в казну налоги. Но расходы на спортивные объекты поддерживает, кажется, вся девятимиллионная Швеция. Каждый швед в своём плотном графике находит как минимум два часа в день для вклада в собственное здоровье.

Ким Нельсон, программист: «У меня есть любимая работа, высокий доход, я могу обеспечить себе хорошую жизнь. Но ведь никогда не знаешь, что может произойти. Болезнь, травма, можно лишиться работы. И у тебя всегда есть гарантии».

С помощью налогов не только лечат – охраняют здоровье. Речь о спиртных напитках и акцизах в 40%. Ценник на литровой бутылке водки – почти 40 евро – заоблачный даже с учётом уровня шведских зарплат. В супермаркетах не купить ничего крепче 3,5 градусов. Считается, что швед с бутылкой в руках – это стыдно. Поэтому о том, как относятся к таким строгим нормам, мы решили узнать у производителей самой известной шведской водки.

Мария Берез, менеджер по корпоративным коммуникациям компании-производителя алкоголя: «Алкоголь не продаётся в воскресенье и после двух часов дня в субботу. Налоги огромны и условия для нас нелёгкие. Но шведское общество принимает такие правила уже более 100 лет с начала алкогольной монополии и редко высказывается с требованием изменить систему – во имя сохранения здоровья».

Если во многих странах слово «налог» можно отнести к семантическому ряду негативно воспринимаемой лексики, шведский перевод удивляет. Дословно «skatt» переводится как «богатство» или «сокровище». При этом 83% населения очень уважает работников Налоговой службы. В рейтинге доверия из 26 госорганов эта организация уступает лишь Агентству потребителей Швеции. Доверие объясняется просто.

Мэтс Андерсон, обозреватель газеты Barometern: «Каждый, конечно, хочет платить меньше налогов. Но нынешняя система хороша. Я не знаю другой, мои родители не знают, и дедушки. Мы не знаем, каково это – жить и платить по-другому».

Швеция стала второй страной после Норвегии по Индексу социального прогресса. Эксперты говорят: значит, система перераспределения доходов за счёт налогов работает. А информацию о том, что в Беларуси единый для всех 13-процентный налог, шведы, особенно богатые, воспринимают с некоторой долей недоверия. Мол, а где же тогда ваше государство берёт деньги на социальные программы?

Ким Нельсон, программист: «Не то, чтобы я хочу показаться слишком правильным парнем. Но я считаю, что не всем так повезло с работой и зарплатой, как мне. И мои большие налоги – это способ отдать людям что-то взамен, поделиться с теми, кто беднее, кому нужна поддержка».

Недавно учёные презентовали рейтинг, по которому признали шведов самыми счастливыми жителями Европы. Пока над загадкой «налоговой сказки» бьются зарубежные социологи и экономисты, шведы за обедом подшучивают над тем, как кто-то пытался измерить их счастье. Потому что уверены: счастье можно только построить. Каждый в отдельности, но для всех вместе.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александра Радкевич
География:
Швеция