Лукашенко в Гатово: Никакой приватизации этого предприятия быть не может. Да, я диктатор, авторитарный руководитель, но тут интересы государства и людей

Лукашенко в Гатово: Никакой приватизации этого предприятия быть не может. Да, я диктатор, авторитарный руководитель, но тут интересы государства и людей

Кожевенное производство как стратегическая отрасль. Что деревообработка, что сельское хозяйство или производство кожи – все эти сферы объединяет то, что в стране достаточно собственных ресурсов для их развития. И на это стоит делать ставку, уверен Президент.

Александр Лукашенко сегодня посетил крупнейший из четырёх кожевенных заводов под Минском. Не впервые Главе государства доводится самому глубоко вникать в проблемную тему. А как иначе, когда предприятие предлагают приватизировать, причём на невыгодных условиях. Да и перспектива недобросовестной конкуренции баллов не прибавляет.

Президент такой план не утвердил. Запланированный маршрут сегодня тоже провалился. Зато решения приняты.

Его адрес – не дом и не улица. Но найти кожевенный завод в окрестностях Минска несложно – по запаху. Сырьё сюда привозят с мясокомбинатов всей страны. Этот завод построили в 1988-м по проекту итальянской фирмы. Старожилы помнят, как ребятня сбегалась посмотреть на необычную по тем временам стройку. Сегодня здесь, кажется, из кожи вон лезут, чтобы идти в ногу со временем, но получается как-то не очень.   

С лёгкой руки Президента завод модернизировали – всего несколько лет назад. Тогда собственные наработки технологам показались весьма удачными, и о Минском кожевенном объединении – а это, к слову, лидер отрасли – как будто забыли. Удивительное дело, но Александра Лукашенко на завод позвали, когда поняли, что сами разобраться со всем уже не могут.  

Выходит, модернизация была зря? И одним только неумелым управлением можно пустить деньги на ветер? 

И вот тут интересный вопрос: то ли производители обувь не шьют, то ли мы мало носим? Окажется, что на том же «Белвесте» закупают всего 12% белорусской кожи.

Только вдумайтесь: дешевле привезти в Витебск кожу из Турции, чем из Гатово. Директор обувной фабрики пеняет и на качество: так эта кожа точно стоит выделки?

Новый директор – а в должности экс-депутат только год с небольшим – попросит не судить о всей махине по фрагменту. Они пойдут по цехам, с остановками по требованию, а не по плану. И в какой-то момент журналистов настигнет дежавю. Ведь всё это уже было. Шесть лет назад. Александр Лукашенко примерно так же ходил по цехам и его примерно так же заверяли, что будущие изделия сядут будто вторая кожа.

Если вам показалось, что это замкнутый круг, подождите. То ли ещё будет! На выставке готовой продукции у поставщика кожи и производителя начнётся бой не на жизнь, а на смерть. Она станет уверять, что кожа отличная: «Галантея» шьёт сумки и довольна. А он: это, конечно, прекрасно, но к обуви не имеет никакого отношения!

Самое интересное, что, видя тупиковость ситуации, чиновники решают сделать ставку как раз на директора «Белвеста». Мол, раз он в теме, так давайте отдадим ему весь завод. Чем не оригинальное решение? Президент решит устроить совещание. Ведь это не флагман отрасли – это кожа да кости.

Важный момент: по закону первым приватизацию должен одобрить сам коллектив. Так вот отходить в руки частнику люди отказались.

В секундной паузе послышится, как под чиновниками закачались стулья. Может, просто показалось. Сама директор тоже против приватизаций. Ей всего-то надо 3,5 миллиона долларов, чтобы рассчитаться с поставщиками шкур, ещё полтора – на строительство очистных сооружений. Ведь дальше так дышать нельзя.


По словам директора предприятия, это позволит увеличить загрузку. Но в чём смысл, если качество оставить прежним? 

Губернатору же поручено в кратчайшие сроки решить кадровый вопрос, в том числе за счёт строительства арендного жилья. Словом, приватизации не будет. 

Александр Лукашенко недоумевает, почему из всей вертикали власти никто не смог (или не захотел) помочь заводу раньше. Теперь уже Администрация Президента пропишет ответственность каждого сидящего за этим столом.

К тому времени работники завода начнут заметно нервничать. Время идёт – и о чём они там совещаются? Президент решит объяснить всё сам. Тем более что в этой цепочке единственное звено, к которому нет претензий, как раз коллектив.

Из зала тут же раздастся вопрос: а у нас точно есть перспективы? Дескать, экологи и мода не на стороне натуральных материалов.

Пользуясь случаем, у Президента решат уточнить, не увеличится ли пенсионный возраст. Кажется, это самый лёгкий из обсуждаемых сегодня вопросов.

Так атмосфера на заводе станет чуть менее наэлектризованной. Они поговорят о коронавирусе и вакцинах, даже вспомнят траурную церемонию в Хатыни… Слово за слово, и проблемы завода уже не покажутся такими уж кричащими.

Концовка разговора выйдет даже какой-то душевной, и мороз уже не будет бегать по коже. Но обольщаться тем, кто думает «пронесло», точно не стоит. Ведь это не конец истории. Президент на завод ещё вернётся. И вот тогда-то станет понятно, кто на самом деле из кожи лезет, а кто – только делает вид.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram