Лукашенко посетил завод «Белгипс»: какие перспективы у белорусских строителей и почему карантин на предприятиях сейчас может вызвать дефолт?

Лукашенко посетил завод «Белгипс»: какие перспективы у белорусских строителей и почему карантин на предприятиях сейчас может вызвать дефолт?

В пятницу Президент посетил завод «Белгипс», которому 75 лет. Богатейшая история предприятия, которое, многие помнят, находилось в центре столицы. Теперь «Белгипс» - это обновлённый завод в пригороде Минска, и для выпуска своей продукции там используют иностранные инвестиции, новейшие технологии и современное оборудование. Но говорили в пятницу не только о заводе, речь шла и о развитии отрасли в целом. Обсуждали самые разные темы, в том числе и злободневные. Например, вот такой тезис – здоровая экономика – здоровая нация. Политический обозреватель ОНТ побывал на предприятии, оценил, какие перспективы у белорусских строителей, проверил качество материалов и заверил – строить можно! Особенно, если есть настроение и вера в лучшее.


В этом заводе в посёлке Гатово под Минском удивительным образом пересекаются сразу несколько генеральных линий нашего государства по работе с бизнесом. Если без раскачки – те, кто в последний раз «Белгипс» видел ещё времён их локализации на улице Козлова, в центре столицы, сегодня очень удивились бы. Но 2014-м в отрасли разбушевался фантомас кризиса, тогда-то долю государства в «Белгипсе» выкупила российская «Волма». 

«Волма» - лидер российского рынка в производстве стройматериалов из гипса. Но продать им «Белгипс» - решение лично Александра Лукашенко, а значит, первая гослиния – Минск выступал с позиции силы и поставил дополнительные условия: опять же, сохранение и наращивание рабочих мест, а ещё – инвестиции. Акции «Волма» купила на сумму примерно в €47 млн, но при этом была обязана завершить проект по строительству завода в Гатово – это им обошлось в ещё €20 млн. И, пожалуй, вторая наша гослиния – у «Волмы» в России есть пять собственных карьеров гипсового камня. Значит, не будет закупки у посредников и переплаты, которую из своих кошельков будут компенсировать белорусы. Инвестор инвестору – рознь. 

Но кризис 14-го года резко заканчиваться не собирался, и в 15-м «Волма» привлекла партнёра – немецкую компанию Knauf. Те, кто в стройке, знают: этот бренд – знак качества. Knauf сначала выкупила 50% акций головного предприятия «Волма» в России, и только потом их пустили в Минск. Опять же, был Указ Президента – ограничить права Knauf на распоряжение акциями «Белгипса» до выполнения инвестиционных обязательств. Немецкий инвестор должен был вложить около  €47 млн. Собственно, все эти деньги сейчас и работают под Минском во всех смыслах. 

С немцами, кстати, интересна третья гослиния - Knauf вошёл на наш рынок с четвёртой попытки. В 90-е немецкий капитал скупал похожие предприятия в Восточной Европе – Минск отказался отдавать актив за копейки. За пару рублей чуть позже – немцы тоже получили отказ. В 2014-м именно Knauf претендовал на «Белгипс» вместе с «Волмой», но в той гонке выиграли россияне. Но уже через год конкуренты стали партнёрами – кризис объединяет. 

Сейчас доли двух компаний в этом заводе примерно равны 50%. И если бы Минск продал «Белгипс» в 90-е той же Knauf, мы бы получили раньше этот завод и пару миллионов, но это копейки, ещё и обременённые отсутствием права диктовать свои условия. Сейчас же сильный европейский бизнес и российский лидер сотрудничает с сильной позицией государства. Но! Цель бизнеса – получать прибыль. Кризис 2014-го скорректировал планы «Белгипса» - окупить новый завод собирались за восемь лет, в 15-м говорили о уже 10 годах, позже – о 14, на неделе появилась новая цифра. 

По-хорошему – бизнес ничего не должен просить в сложные времена. На то он и бизнес, чтобы уметь выкручиваться. Особенно, если Президент лично уже визировал несколько выгодных для бизнеса решений. И в пятницу представители «Белгипса», показывая Александру Лукашенко свои достижения, терпели до последнего. Позже аккуратно забросили удочку – мол, сателлитное производство, переработка вторичной бумаги, которое и денежку немного приносит, и государству помогает, размещается на арендной земле. А хотелось бы, чтобы на своей. 

Губернатор Минской области, который активно, скажем по-простому, впрягается за «Белгипс», много лет в правительстве курировал как раз бизнес. И если Александр Турчин ручается – значит, инвестор и правда ответственный. И ответственный инвестор чуть смелеет. Территория на улице Козлова, где был старый завод, освобождается. Оттуда пешком до Площади Победы – 10 минут, лакомый кусок. Можно на нём построить жильё? Для инвесторов это, конечно, способ решить проблемы с тем, что чистую прибыль от завода они начнут получать ближе к 2040 году. Но! Строить хотят все, особенно, когда для этого ничего нет: собрал деньги с дольщиков, нанял генподрядчика, привлёк субподряд, все в этой схеме получили процент, который заложили в стоимость квадратного метра для белорусов. Для социального государства – не совсем то. И Президент об этом уже говорил. И хоть инвестор порядочный, но бизнес бизнесом, а люди всё же в приоритете. Если Александр Лукашенко и разрешит, то ограничит прибыль застройщика. Опять же, это тот плюс, когда государство выступает с позиции разумной силы. 

Искать разумные варианты, когда есть сложности – этим должен заниматься и бизнес, и государство. И вот сейчас подробнее о разумности. Завтра в соседней России начинаются бизнес-каникулы – звучит радостно, но радости у самих бизнесменов не очень много. Коронавирус и хаотичные меры борьбы с ним гробят экономику – можно ввести карантин на белорусских предприятиях хоть на месяцы, это вопрос одного указа. Но как заводы получат прибыль? И как заплатят людям зарплату? 

Уже в общении с коллективом «Белгипса» Президент развил тему. Мол, конкретно вы – если считаете, что вам нужен карантин, скажите, сделаем. Желающих не работать не нашлось. 

Ещё неделю назад в таком репортаже защищать этот тезис Президента было бы сложнее, но сначала США, которые ввели карантин на предприятиях, всё же посчитали, что простой будет стоить миллиарды, и пытаются откатить решение, потом президент Бразилии назвал губернаторов, перегнувших палку с карантином, преступниками. Сторонники карантина чаще всего свою логику строят на Италии, но Италия, которая от вируса пострадала больше всех, уже кричит - стране угрожает экономический коллапс, после того как она, первой из европейских стран, аж 12 марта заморозила практически весь свой бизнес. Для спасения бизнеса нужно много денег. Настолько много, что спасать, возможно, нужно будет целые страны. Как – в Евросоюзе на неделе на шестичасовой видеоконференции договориться не удалось. И ещё один день карантина в борьбе с коронавирусом – это ещё один решительный шаг в сторону дефолта.  

Джузеппе Конте, премьер-министр Италии: «Если Европа не справится с этой беспрецедентной задачей, вся европейская структура утратит для людей смысл существования. Между мной и Ангелой Меркель 26 марта были не просто разногласия, а жёсткая и откровенная конфронтация относительно дальнейшего курса ЕС». 

И вот, когда на этом фоне Александр Лукашенко говорил, что от коронавируса спасёт трактор, интернет-зануды начали шутить. Хотя сами поняли образность Президента: трактор – это работа, будем работать – выйдем из ситуации с наименьшими потерями. Вообще, в той же интернет-среде среди обычных людей позиция Александра Лукашенко очень часто вызывает восторг: он ведь понимает, что для части электората ввести карантин было бы в плюс. Но на откровенно популистские меры Президент не идёт – мол, простите, а что мы будет делать через полгода, когда все начнут требовать от государства исправить катастрофические последствия борьбы с коронавирусом? 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Рано или поздно, но проблема коронавируса закончится, психоз пройдет, и главной проблемой во всем мире станет экономика и работа предприятий, вопросы занятости. Нам хватает не только завезенного коронавируса, но и экономических проблем. Нам их подкинут извне. Так зачем нам усугублять внутри страны? Надо это пережить достойно. И мы не такие богатые, как Германия».

Богатая Германия, напомним, на неделе отказалась согласовать меры финансовой поддержки бизнеса в Евросоюзе. Нет поддержки – будут закрытия предприятий, увольнения, рост безработицы, увеличение доли людей, живущих за чертой бедности. И Италия, решая проблемы ближайших недель, осталась одна с этими катастрофическими проблемами ближайших месяцев. Стратегия Александр Лукашенко другая. Вернёмся к «Белгипсу»: его можно было продать раньше, и советовали так сделать, и критиковали за поддержку убыточных предприятий, но Президент выбрал другой путь. В итоге – €100 млн инвестиций и суперсовременный завод вод Минском. Вот и с коронавирусом, экономикой и советчиками-критиками, видимо, будет то же самое. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram