Лукашенко – о Польше: В июне они нам пели песни, приятные для слуха, и в то же время через спецслужбы вели двойную игру

Лукашенко – о Польше: В июне они нам пели песни, приятные для слуха, и в то же время через спецслужбы вели двойную игру

Об эффективности работы белорусских дипломатов и конструктивных отношениях с соседями (как бы порой это ни было сложно) говорили сегодня во Дворце Независимости. Президент призывает оптимизировать представительства в других странах. Ведь не везде наличие посольства приносит реальный результат, выраженный в цифрах экспорта, а за формальный статус приходится платить. Так что послы, может, и далеко от Минска, но в МИДе видят работу каждого. 


И всё же куда больше вопросов вызывает поведение отдельных зарубежных дипломатов, а с ними и целых ведомств. Александр Лукашенко прокомментировал накалившиеся отношения Минска и Варшавы. Просто не было никогда, но недавние события стали каплей, переполнившей чашу терпения. Так кому белорусские законы не писаны? А главное – что дальше? 

Главы правительства и Администрации Президента, КГБ и Совета безопасности. Говорить о работе МИДа в таком составе ещё не доводилось. Хотя это извечный вопрос, чего в ней больше: политики или экономики. Это только номинально МИД – внешнеполитическое ведомство. В Беларуси ещё и внешнеэкономическое. Президент сразу обозначает, что бы ни обсуждалось, он не намерен делать из совещания тайны.

Начать решают с генеральной уборки в загранучреждениях. В переносном, разумеется, смысле. Оценить эффективность работы посольств подталкивает пандемия. Спровоцированный ею кризис меняет мировую торговлю. Экспертные прогнозы один хуже другого. Беларусь в этом смысле цепляется за внешнюю торговлю как за спасательный круг. За прошлый коронавирусный год экспорт товаров и услуг снизился на 12%. Неприятно, но не смертельно.  

Вообще, Беларусь поддерживает дипломатические отношения со 183 странами. В 58-ми работает семь десятков загранучреждений. Много это или мало? Судить сложно – вон у геополитического гиганта России их под две сотни. Но дело даже не в этом. Эффективны ли они? Вот в чём вопрос.

Александр Лукашенко ставит вопрос ребром – а оно нам точно надо? Иметь своего посла – статусно, но недёшево. В то же время МИД готов идти туда, где доселе не ступала нога белорусского дипломата. Только вот Президент не намерен выходить за рамки бюджета. А потому говорит просто – перераспределяйте силы, а заодно и средства.

Из контекста ясно – первым делом экономика, ну а всё остальное – потом. К этому вернёмся, а пока МИД уполномочен заявить: да, закрытия будут, но единичные, а где-то дипломатам придётся переехать внутри одной страны.

К слову, контролировать эту работу будет премьер, и сам немало поработавший в должности посла. Ну а теперь к политике, которой в дипломатии, конечно, немало. В какой-то момент на совещание пригласят Генерального прокурора и уполномоченного по делам религий и национальностей и в зале заговорят о Варшаве. Часть совещания, которая предполагалась как закрытая, станет вполне себе публичной. Отношения с Польшей всегда были далеки от идеальных – об этом Президент скажет прямо, но чтоб испортиться вот так!

На новый виток дипломатической напряжённости (хотя в пору говорить уже о дипломатическом скандале) стороны вышли в марте. Череда, мягко говоря, странных мероприятий под видом памятных дат заставила прокуратуру присмотреться поближе. Кто такие эти «проклятые солдаты» и почему брестские школьники вдруг отдают дань памяти человеку, осуждённому на смертную казнь за преступления против мирных белорусов? В событиях в Бресте и Гродно прокуратура усмотрела героизацию военных преступников.

Сколь вместительной ни была бы чаша терпения, если в неё всё время капать, рано или поздно она переполнится. Белорусский МИД предпринял ряд шагов по высылке польских дипломатов. Варшава будто разобиделась и грозит новыми санкциями. Так кто решил смешать экономику с политикой? В истории, конечно, всякое бывало. Но Минск никогда не спекулировал на теме непростых белорусско-польских отношений. И как-то не вспоминал об оккупации в 1920-1930 годы. Если говорить просто: у Минска нет ни территориальных, ни имущественных претензий. А у Варшавы?

И ведь жить белорусские граждане должны по белорусским законам, не правда ли? И Президент, и МИД недоумевают: как люди, сознательно идущие на преступление закона, пытаются обвинять тех, кто их в этом уличил! Александр Лукашенко поручает проверить всех, кто под видом кружков по интересам занимается сомнительной деятельностью.

И вот тут своего рода дипломатическая коллизия: Минск готов ответить на любой выпад, но не хочет входить с Варшавой в острую конфронтацию. Похоже, в дипломатии не бывает простых решений.  

Так называемый польский вопрос МИД готов разложить и перед западными партнёрами. Ведь ничего этнического в нём нет. А вот антигосударственного – хоть отбавляй. Другое дело – услышат ли? Ведь дипломатия, как ни крути, это не только ораторское искусство, но и очень тонкий слух.

Фото: БЕЛТА

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram