«Ложь беглых»: кого финансировал Андрей Стрижак – себя или белорусские протесты? Рубрика «Будет дополнено»

«Ложь беглых»: кого финансировал Андрей Стрижак – себя или белорусские протесты? Рубрика «Будет дополнено»

Если бы белорусы, которые по надуманным причинам покинули страну и уехали в Вильнюс, Варшаву и Киев, знали, что происходит в лагере беглых оппозиционеров и их сторонников, то желание уезжать тут же пропало бы. Всю неделю ежедневно в вечерних эфирах ОНТ в рубрике «Будет дополнено» мы рассказываем о том, как и почему смыслом всей псевдореволюции в Беларуси стали деньги – и не для всех, а лишь для избранных. 

Я возьму на себя смелость утверждать, что люди, у которых есть интернет, найдут полчаса времени, чтобы можно было загуглить «Андрей Стрижак». Если они переведут хоть один рубль в какой-либо Фонд солидарности, то они идиоты.  

Вчера в эфире мы рассказали о том, что экс-штаб Тихановской жалуется, что Светлана их, говоря простым языком, кинула, а новое окружение символа протестов ворует всё, что плохо лежит. Если не видели – пересмотрите на YouTube. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему роли Андрея Стрижака в финансировании белорусских протестов. Хотя там в основном финансирование самого себя. 

Сразу к делу, и напоминанию, что в Telegram есть канал под названием «Штаб Оношко», который разоблачает основные схемы воровства денег из Фондов солидарности. По-прежнему не знаем, кто его ведёт, но человек явно не глупый. 

Основная суть претензии из скриншотов переписок: людям массово отказывают в финансовой помощи – то по надуманным причинам, то из-за бюрократии. В какой-то момент выплаты вообще предлагается остановить, потому что может не хватить денег на офисы и проживание – а живут сердобольные товарищи Стрижак и компания в роскошных отелях и, по нашей информации, в номерах люкс. Плюс команда BySol очень озадачена «Штабом Оношко» и вопросом: кто сливает на сторону их переписки. А выбрав подозреваемого (это некто Илья Бегун), сливает его личные данные, которые получили в заявке на помощь в релокации.  

То есть любые личные данные, которые вы отправляете в фонды солидарности, их основатели могут использовать по своему усмотрению. Собственно, основателем большинства фондов как раз и является Андрей Стрижак, который перманентно собирает деньги с сердобольных белорусов уже много лет: то на борьбу с режимом, то якобы в помощь медикам – повод найти несложно.  

Шороху в интернете наделал стрим с участием Стрижака на канале Татьяны Мартыновой: тоже релокантки, тоже борющейся с режимом и, кстати, бывшей сотрудницы ОНТ. С очень многими вашими словами я не согласен, но конкретно Стрижака вы разделали под орех.  

- Вы обещали выплатить 100 тысяч долларов на стачком, на самом деле вы выплатили только 7 тысяч. 

Стрижак: Я понимаю драматизм ситуации – сумки и нечего есть. Но всегда есть возможность искать какие-то варианты для себя дальнейшие. Давайте мы не будем плодить иждивенческий подход, в первую очередь. 

Мартынова: Сколько у вас на данный момент денег на счету?

Стрижак: Точную суму не скажу, но на данный момент где-то полмиллиона евро из тех, которыми мы прямо сейчас можем оперировать.  

Причём ранее в интернете от Стрижака звучали цифры в 6 миллионов – осталось только половинка… Господин Стрижак ещё не успел оправиться от удара Мартыновой, как прилетел новый – и снова в Telegram-канале «Штаб Оношко». Рассказать правду решилась его бывшая личная помощница. 

«Меня зовут Светлана, до вчерашнего дня я работала личным ассистентом руководителя Фонда солидарности BySol Андрея Стрижака. В последнее время в личные сообщения Фонда в Instagram и Facebook приходило очень много недовольств от людей, которые не получили помощи. Хотя имели на неё полное право. Я больше не хочу иметь никаких дел с Фондом солидарности BySol, я не хочу быть причастна к вранью, обману и мошенничеству».  

Андрей Стрижак поспешил откреститься от Светланы, мол, всё выдумывает и вообще завербована КГБ. Но за пару недель до выхода из этой тусовки у Светы состоялся занимательный разговор. В нём девушка не самая милая, но зато честная.

Светлана Галузо, экс-личная помощница Андрея Стрижака в Фондах солидарности: «Короче, BySol объявил поддержку дворовых инициатив. Разгребать почту с заявками, куда приходят эти инициативы, "повесили" на меня. Инициативы начали туда приходить 18 ноября. Сегодня на календаре – 3 декабря. Всё это время я терпеливо собирала заявки от дворовых инициатив в табличку. Всё это время я узнавала, что делать дальше. Куда дальше эту табличку, кому? В итоге сначала мне сказали, что её будет утверждать типа Стрижак, Подгорный и… Этот, как его зовут… Ну, короче, третий их партнёр. Потом туда добавили Сандру, которая посредник по коммуникациям. И, значит, всё на этом. Мне пишут люди, спрашивают: "Что с нашей заявкой и стоит ли на что-то рассчитывать?" Я говорю: "Да-да, всё будет, всё хорошо". Долбала, вчера долбала, сегодня додолбалась. Сандра соизволила мне позвонить и говорит: "Значит одобряй эти заявки сама". Типа если ты видишь, что заявка выходит на 100 евро и меньше, то тогда утверждай, мы поможем. А если больше, то и… Пускай нафиг идут. И я такая типа: "Ммм, класс"».

Участники дворовых маршей, вы хорошо поняли, куда идти, если вам нужна финансовая поддержка от Фондов солидарности? Далее. В Telegram «Штаб Оношко» был ещё один скрин – о том, что Стрижаком интересуется Департамент государственной безопасности Литвы. В чате он – на белорусский манер КГБ. Преступление ведь, то есть воровство из фондов, завершается на территории сопредельного государства. 

Мартынова: За что вас вызывали в Комитет госбезопасности Литвы вчера?

Стрижак: За что меня вызывали в Комитет госбезопасности позавчера? Комитет госбезопасности не мог меня вызвать.

Мартынова: Вика Бегун спрашивает. Я так понимаю, Комитет госбезопасности Литвы.

Стрижак: Я не… Я не знаю, как комментировать этот вопрос. Мне он непонятен.

Мартынова: То есть вас не вызывали? 

Стрижак: Нет.

И, кстати, про сам Telegram-канал «Штаб Оношко». В какой-то момент его неустановленные авторы запустили обратную связь – и раз наши интересы с их совпадают, то мы немножко посотрудничали. Скажем так, некоторые скриншоты предоставлены телеканалом ОНТ. А ещё была опубликована вот эта диктофонная запись, сделанная в офисе Фондов солидарности.

Разговор из Штаба: «Волнует ли нас ещё одна проблема, которая Светлана Оношко? Потому что она очень много писала и в стриме, и вне стрима, и довольно чувствительные моменты сливала тоже. И откуда-то у неё очень много информации. Вплоть до личных каких-то наших вещей».  

То есть Стрижак и его команда признают, что как минимум многое в Telegram-канале «Штаб Оношко» – правда. Если не всё. Но у нас есть и ещё аудиозаписи из переговорной комнаты Фондов солидарности в Литве. 

Андрей Стрижак: «Наши коллеги провели дополнительное расследование и пришли к выводу, что наиболее вероятным автором канала является муж Ольги Карач». 

Бог с ними, с Ольгой Карач и её мужем, но что за «коллеги» в Литве, которые проводят для Стрижака расследование?.. Предлагаем зрителю домыслить самостоятельно. Или вот – ещё один телефонный разговор.  

Андрей Стрижак: Там вопрос в смысле проектов, которые мы подаём. Потому что нет ограничения такого, что от одного фонда может быть одна заявка. В исключительных случаях – бывает, но тогда мы можем рассмотреть вариант подачи от одной из наших инициатив.

- Это большая, на тысяч сто. 

- Большая, на тысяч сто. Её надо приберечь пока, у нас есть на неё план, мы хотели бы поговорить с ребятами, когда Ярослав вернётся. Надо будет определиться с этим моментом. У нас есть большой крупный проект, который на следующий год может быть важным, и мы хотели бы попробовать туда подать большую заявку,  

Фонды солидарности, которые должны экстренно помогать «жертвам режима» (а на самом деле уже остановили выплаты и предлагают уволившимся «помощь в трудоустройстве»). Так вот, фонды что-то планируют аж на следующий год. Думаю, речь о протестах на весну. А также подают какие-то заявки на суммы в 100 тысяч евро – я уверен, что речь идёт о европейских грантах на «поддержку демократии». Гранты, конечно, тоже будут разворованы.  

И я думаю, здравомыслящие люди понимают, что белорусский КГБ не может прослушивать разговоры в Вильнюсе. Но таких записей существует много. Потому что Стрижак уже под колпаком спецслужб Литвы. Змагарство – это стильно, а вот воровство, финансовые махинации с отелями и неуплата налогов – это прозаично. Вот из мелочей – потусоваться на озере в воскресенье Стрижаку с друзьями стоит 370 евро из денег, собранных белорусами. Это, конечно, мелочь, но я напомню, куда нужно идти участникам дворовых протестов, если их просьба о помощи превышает 100 евро. 

Светлана Галузо, экс-личная помощница Андрея Стрижака в Фондах солидарности: «А если больше, то и… Пускай нафиг идут».

И ещё о моральном облике человека, который распоряжается финансами фондов солидарности. Хотя номинально эти фонды оформлены вообще на других людей, то на некоего Андрея Кузьменкова, то на Ярослава Лихачевского.  

Придётся про личную жизнь – Андрей, вы уж извините. Я о слухах про, как вы говорите, «неуставные отношения» с одной из девушек вашей команды, которая недавно была в другой команде, не буду. Но то, что вы своей бывшей супруге жалеете, с её слов в одной из переписок, 50 евро в месяц на содержание вашего сына – тоже ведь о чём-то да говорит. Согласен с вами, нет такого закона, запрещающего уходить из семьи…

Но вернёмся к схеме, которую начали в прошлом выпуске. Итак, вчера говорили о Тихановской как о переходящем знамени революции, сегодня – фонды Стрижака. Но пока между ними нет прямой связи и нельзя утверждать, что Светлана хоть как-то причастна к расхищению собранных белорусами средств. Но связь эта есть. 

О ней и поговорим завтра в эфире «Наших новостей» на ОНТ. Там будут блогеры, эксперты в экономике и политике и самый настоящий кукловод. Посмеяться, конечно, будет можно. 

Но сам кукловод сейчас прекрасно понимает, о каком фото в закрытом чате идёт речь и о каких комментариях к нему. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Беларусь