Кто сказал «мяу»?

Любителям культурного досуга с субботы на воскресенье не спалось. Всё дело в том, что в мае накануне Дня музеев наступает так называемая Ночь музеев, когда двери этих учреждений под вечер не закрываются. Интеллектуалы целый год ждут этого события и до самого утра бродят по экспозициям. Что называется, от перформанса к инсталляции.

Наш обозреватель Александр Матяс, как обычно, идёт в авангарде культурной жизни. И в этом году он решил сменить не только время просмотра, но и ракурс. Он готов познакомить зрителей «Контуров» с привычным в мире, но практически тайным для Беларуси движением музейных котов. Кто и зачем говорит «мяу» в отечественных музеях?

В нашей стране только по этой экспозиции и днём и ночью коты ходят. Сегодня в самом необычном музее столицы, которому меньше года, усатых-полосатых – 15. Все при должности. Директор – Джимми – сейчас в декретном отпуске (как-никак, 18 детей!). «На хозяйстве» заместитель – Тимошка.

Алла Наровская, куратор музея кота: «Кот – это любимое животное, и музей – это пока незнакомое для ребёнка, которому 3-4 года, слово. Следующий шаг его – это посещение Национального художественного музея, Национального исторического музея».

«Таити, Таити... Не были мы ни на каком Таити. Нас и здесь неплохо кормят...». «Здесь» – это, можно сказать, в 10 километрах от Минска. 40 лет назад в деревне Озерцо стали собирать первый отечественный «скансен». Сейчас на 151 гектаре свыше 40 объектов. Заглянем в сектор «Поднепровье». Те же камышовые крыши над веночными дворами вполне себе «лакомый кусочек» для грызунов. Впрочем, мыши сюда даже носа не кажут.

Эдуард Богданович, директор Белгосмузея народной архитектуры и быта: «У нас на гаспадарчай зоне ёсць месца, дзе мы можам пакарміць катоў. Ёсць месцы, дзе яны ў зімку праводзяць свой час. У помніках гэтага рабіць нельга».

В «мохнатой охране» сегодня около 40 котов, как в Эрмитаже. Там они служат уже 250 лет – официально. На довольствии находятся также шесть котов Британского музея в Лондоне – 50 фунтов, или почти Br1,5 миллиона в месяц – на каждого. А в Минске, в Лошицкой усадьбе, это животное не только идеальное биологическое оружие.

Пётр Хотько, заведующий музеем «Лошицкая усадьба»: «Матильда у нас особая кошка: встречает посетителей по расписанию: с 11.00 до 19.00».

Даже сейчас, когда чёрная кошка родила тройню. Зарплату она получает рыбой и котлетами. Матильда, кстати, один из старейших сотрудников музея. Поселилась под парадной лестницей весной прошлого года, в день открытия возрождённой Лошицы. Это, говорят, хорошая примета: к удаче и процветанию.

До сих пор эту «чёрную» пару видели лишь хранители музея в бывшем минском Доме масонов. Они гуляют сами по себе, чаще в так называемых мемориальных комнатах. Например, композитора Евгения Глебова. У Народного артиста СССР был кот Малыш. Да, и ещё Бегемот – четвероногий персонаж глебовской оперы «Мастер и Маргарита».

Зинаида Кучер, заведующая музеем истории театральной и музыкальной культуры Беларуси: «Калі вы пройдзеце па нашай экспазіцыі, усюды выявы катоў. Але гэта каты, якія прымалі ўдзел у пастаноўках, у лялечных спектаклях».

На самом деле для котов двери музейных залов, как правило, закрыты. Особенно ночью, когда артефакты ставят на сигнализацию. Мол, объясняй потом Департаменту охраны и МЧС, кто сказал «мяу»?

В мире не более 20 учреждений культуры, где коты в штатном расписании. Допустим, римский форум Торре Арджентина. Обитатели этого музея под открытым небом очень популярны среди туристов: «усыновляют» даже за границу.

Алла Наровская, куратор музея кота: «Не только пристраиваем бездомных котов, но и котов, которые попали в питомник “Фауна” на Гурского. У нас в каталоге телефоны, имена волонтёров и каждый, кто приходит, может выбрать».

Все, кто и днём и ночью ходит по этому пространству, абсолютно безопасны. Дважды в месяц их осматривает ветеринар. Однако не стоит дёргать усатых-полосатых за хвост. Лучше просто любоваться, допустим, Лилу. «Если трёхцветная кошка сидит на окошке – значит, в доме будет счастье», – цитируют классика Владимира Короткевича кураторы музея (пока единственного такого в Беларуси).

Эдуард Богданович, директор Белгосмузея народной архитектуры и быта: «Будавалі новы дом, што рабілі? Перш, чым зайсці самому, запускалі ката. Кот у хаце – гэта заўсёды мір у хаце, спакой у хаце».

В Музее народной архитектуры и быта признались: есть идея сделать кота талисманом своего заведения. А вообще неплохо было бы, кроме музейных Дня и Ночи, учредить отдельный праздник музейного кота, как 26 марта в Эрмитаже. Ведь эти животные уже тысячелетиями служат музам.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Матяс