Круги общения

361

3 февраля Александр Лукашенко встретился с представителями общественности, белорусскими и зарубежными журналистами. Итоги более чем семичасового общения на высшем уровне подводит Александр Злобин.

«Большой разговор», свободная дискуссия, открытый обмен мнениями на самые актуальные темы – очевидно, каждый из участников встречи нашёл для себя свою, наиболее точную и ёмкую формулировку для этого события, определил его главную идею. 

Олег Руммо, руководитель Республиканского центра трансплантации органов и тканей: «Мы должны строить и создавать свою страну это было лейтмотивом всего разговора. Это было отражено и в вопросах внешней политики, и в том, как мы внутри будем строить нашу жизнь».

Ярослав Романчук, экономист: «Главное – это диалог, понимание того, что без диалога создать единую страну невозможно. Призыв к культуре формирования диалога – самое главное в этой встрече».

Страна, которая не ставит перед собой глобальных геополитических задач, но дорожит своей независимостью и готова отстаивать право на суверенитет. А ещё это родной дом для 9,5 миллионов граждан. Такой видит Беларусь Александр Лукашенко – и это важно знать для понимания мотивов при принятии государственных решений.

Если страна – это дом, то чтобы каждому в нём было уютно и комфортно, необходимо слышать мнение его жильцов. «Большой разговор с Президентом» неслучайно начался с того, что называют гласом народа. Доминирующая тема – уровень зарплат. Александр Лукашенко расставил точки над «i»: обещаний не будет, рост заработков возможен лишь с повышением производительности труда. Однако планка в 500 долларов вполне достижима.

В блоке социальных тем – а большой разговор начался именно с него – выделялось образование. Президент не против создания Национального университета, где преподавание всех дисциплин велось бы на белорусском языке, но сначала необходимо просчитать – будет ли востребован такой шаг. Ещё один вопрос, который волнует родителей, – шестой школьный день. Что делать ребёнку в субботу? Оставлять его дома? А если отправлять в школу, то для чего: на уроки, факультатив, спортивные соревнования?

Отношениям с Россией в «Большом разговоре» посвятили больше часа. Не секрет, что в последнее время между Минском и Москвой росло напряжение. Затянувшийся нефтегазовый спор, муссируемые в российских масс-медиа слухи о «дрейфе» Беларуси на Запад с ультимативным «вы или с нами, или против нас» и, наконец, приказ Федеральной Службы Безопасности установить 30-километровую приграничную зону – всё это, очевидно, не способствует нормализации отношений. Так что же происходит? – ответ на этот вопрос ожидали и журналисты, и политологи.

Там, куда спустя десятилетия возвращаются пограничники, вскоре могут появиться разделительные полосы и шлагбаумы. И если сначала это подаётся как мера, направленная на контроль над перемещением граждан третьих стран, то не ровен час – и всё это может обернуться препятствиями на пути россиян и белорусов. В связи с этим Александр Лукашенко предостерегает: новые барьеры между союзниками не на пользу отношениям.

Спросили Президента и о том, что или кто стоит за перманентными запретами «Россельхознадзора». Александр Лукашенко считает, что под ширмой государственных забот скрываются личные интересы российских чиновников.

Кстати, в России выступление Александра Лукашенко не осталось незамеченным. Официальный ответ Кремля был сдержан и содержал призыв решать спорные вопросы путём деловых переговоров. Но не обошлось и без упрека: Минск записали в должники, подсчитав сумму субсидий и помощи в 22 миллиарда долларов. В то же время Сергей Данкверт – чиновник и, по некоторым данным, долларовый миллионер – спустя несколько часов объявил о решении закрыть российский рынок для мясоперерабатывающих предприятий Минской области. Формальный повод – якобы одна из компаний поставила произведённую в Украине говядину как белорусскую.

Есть проблема с ценами на газ – пусть Беларусь присоединится к России. Такой способ разрешения конфликта предложил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Это высказывание, если оставить за скобками его абсолютную некорректность, подтверждает тезис Александра Лукашенко о том, что в России действительно есть силы, и довольно влиятельные, которые совершенно не заинтересованы в развитии как Союзного государства, так и других интеграционных объединений.

Юрий Крупнов, политолог (Москва): «Тот тип экономической модели – неолиберальный, который наш экономический блок продвигает, он показал полный свой провал, мы пришли к ситуации экономической катастрофы. Поэтому если мы думаем, что на закрытии продуктового пересечения границы мы сэкономим даже миллиард долларов и это спасёт нашу большую Российскую Федерацию – это не просто иллюзии, это вещи, которые наводят тень на плетень и уводят нас от реальной экономической катастрофы, которая в настоящее время в РФ».

Если говорить ещё проще, то российские субсидии идут прежде всего на производство продукции, которая поставляется в Российскую Федерацию, является качественной и доступной по цене. Более того – существенная часть этой продукции – компоненты российской техники, производство которой обеспечивает занятость значительного числа россиян. И речь здесь идёт не о сотнях тысяч, а о миллионах человек! Таковы реалии интегрированных экономик. Но вот парадокс: эти экономики находятся в разных базовых условиях. Стоимость топливно-энергетических ресурсов для производства в России – одна, а в Беларуси – другая, гораздо дороже. При этом конечный продукт – совместный. Это значит, что зарплата белорусского рабочего изначально меньше. Хотя, создавая ЕАЭС, политики анонсировали скорый переход к единой промышленной и аграрной политике. Пока, к сожалению, такого единства нет. Впрочем, и в самой Беларуси нет единого мнения, как, например, реформировать сельхозпредприятия.

Витебск

Свой бизнес Александр Агеенко построил на бумаге – в месяц с конвейера сходит до полумиллиона коробок, заказы принимают со всей страны. Что такое бумажный вал отчётности, здесь также хорошо знают – четверть времени менеджмент занимается не обеспечением поставок, а оформлением всевозможных документов.

На эффективность производства влияют и многочисленные проверки: только проводили инспекторов охраны труда, готовятся к встрече экологов и пожарных. И хотя и помещение со дня открытия никак не изменилось, и оборудование всё то же – замеры по уровню шума и пыли проверяющие производят регулярно и за счёт производителя.

Александр Агеенко, директор частного предприятия: «В производстве 1000 человек, 10 000 человек, 5 или 50 – все сталкиваются с одинаковыми требованиями законодательства. Конечно, хотелось бы, чтобы были приняты изменения, чтобы требования стали минимально необходимыми, и предприятия стали развиваться. На данный момент это серьёзный сдерживающий фактор».

За «Большим разговором» в Минске директор витебского предприятия следил дистанционно, не отрываясь от производства. И главные слова, говорит, услышал уже через полчаса после начала встречи.

Новый формат диалога с Президентом позволил не только узнать точку зрения власти на экономические проблемы (да, большая часть производственного потенциала остаётся в руках государства, реальный сектор за годы независимости не распродали, а сохранили и придали ему динамику), но и услышать альтернативные мнения и критику: способен ли госаппарат быть эффективным управленцем в современных условиях?

Если попытаться выделить какой-то лейтмотив встречи, то, наверное, это «единение и консолидация». Не через подчинение, а путём диалога и поиска оптимального решения стоящих перед страной и обществом проблем. Власть в лице Александра Лукашенко продемонстрировала готовность слушать и обсуждать. И теперь важно, чтобы у различных общественно-политических сил было достаточно дельных предложений и инициатив.

География:
Минск