Коронавирус в ЕС. Как европейский бизнес переживает локдаун?

Коронавирус в ЕС. Как европейский бизнес переживает локдаун?

Эмоциональное выступление экс-министра внутренних дел Австрии Герберта Кикля в национальном парламенте несколько раз прерывалось аплодисментами и стало настоящим холодным душем для австрийского правительства.


Герберт Кикль, экс-министр МВД Австрии: «Результат вашей политики – это  900 тысяч человек с сокращенным рабочим временем и неизвестностью, что будет потом. Это сотни тысяч безработных, которым не понятно, смогут ли они вернуться на работу и на каких условиях. Это тысячи мелких и крупных предпринимателей, которые потеряли основу своего существования за одну ночь благодаря Вам. Вы превратили их в попрошаек и отняли у них право на полную компенсацию».

Канцлер и его заместители удивлены. Австрийские власти одними из первых в ЕС ввели карантин, страна быстрее остальных стала выходить из режима изоляции. Но измученные запретами граждане и растущие проблемы бизнеса дали возможность политическим оппонентам всё громче задавать вопросы – а верная ли была стратегия? Ведь были и другие пути.

Герберт Кикль, экс-министр МВД Австрии: «Давайте посмотрим на Швецию. Согласно вашей теории, там должно было быть не менее 100 тысяч мертвых, там должно было быть взрывоопасное развитие инфекции, вы же говорили, что вся система здравоохранения и интенсивной терапии рухнет, если не последовать вашему пути, что будет массовое вымирание. Но почему это не так в Швеции? Почему там  хоккейные площадки не переделали в морги?»

Сегодня такие вопросы звучат по всей Европе. Наступает время осознания импульсивных решений и перекрытых границ.

Всё началось в начале марта. Глядя на рост заболеваний в Италии и решение Рима ограничить въезд в страну, внутри ЕС началась настоящая гонка – кто  быстрее захлопнет свои двери.

Самый заметный  удар по Шенгенскому соглашению наносит Польша. Варшава объявляет в стране карантин и наглухо заколачивает границы, несмотря на просьбы прибалтийских соседей и Германии. Отрезанными друг от друга оказываются даже родственники, которым остаётся лишь протестовать у заборов.

Второй удар пограничная блокада  наносит по единому европейскому рынку и транзиту. Очереди из грузовиков растягиваются на 70 километров. Транспортные компании срывают сроки, заказчики несут колоссальные убытки.

Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований: «Это намёк на развал шенгенской зоны, это очень сильно ударит по экономике, особенно по предприятиям, которым нужны мелкие ежедневные и даже ежечасные поставки. А когда фуры с такой продукцией проходят транспортный контроль, то понятно, что уже иногда теряется смысл всего этого. Не говорят об удорожании такого рода продукции. Это прямой шаг к инфляции. Дальше говорить о благополучии достаточно трудно». 

Еврокомиссию будут ещё долго критиковать за растерянность и неспособность скоординировать действия внутри ЕС в первые недели пандемии. Впрочем, и спустя почти два месяца, несмотря на принятые решения, полностью восстановить нарушенные связи не получится. Интенсивность перевозок упала, обочины европейских дорог по-прежнему заполнены автофургонами, которые даже сегодня неделями ждут загрузки товара.

После удара кризиса поставок Европу накрыл всеобщий карантин. Правительства стран ЕС стали массово объявлять о введении режимов локдауна – так называемой блокады общественной жизни. Запрет на беспричинный выход из дома, отмена учёбы и культурных событий, остановка предприятий, закрытие непродовольственных магазинов и ступор сферы услуг.

Париж. Столица европейской моды и стиля в забвении. Жизнь парижан окончательно замерла, когда закрылись магазины одежды, салоны красоты и парикмахерские. 

У одних нет возможности привести в порядок свою внешность, у других – свои финансы. Даже после того, как запрет на работу снимут, Бруно, владелец салона, сможет вернуться к стрижкам, лишь выполняя новые санитарные правила, главное из которых – расстояние в полтора метра между клиентами. Это значит, что он должен удалить из зала половину кресел. То есть в два раза сократить число своих сотрудников и, конечно, клиентов. 

Идти дальше и не закрыться окончательно этому ресторану в курортном бельгийском городе Остенде пока позволяет доставка. Пиццу, пасту и другие блюда итальянской кухни они готовы развозить по всему побережью даже несмотря на серьёзное падение заказов. Сами Блум с женой Маргаритой в этом бизнесе 16 лет, но с таким кризисом сталкиваются впервые. Они готовы дать бой любым трудностям, но ничего не могут поделать с запретом на приём посетителей. Террасу и внутренний зал – почти на сто посадочных мест – в самом начале туристического сезона, по требованию властей, они вынуждены были закрыть. Город опустел. Касса тоже. 

«Капитализм – это вирус» – в этой надписи на стене ответ на вопрос о причинах нынешних проблем, шутит немецкий доктор Иднан Сеид. Он приглашает нас в свою стоматологическую клинику. До конца рабочего дня еще три часа, но он отпустил даже администратора. Клиентов нет и сегодня больше не будет. 

Доктор Сеид эту клинику в немецком Мюнстере открыл несколько месяцев назад. Чтобы найти помещение, купить оборудование и нанять специалистов, он взял кредит в полмиллиона евро. 15 тысяч в месяц – это минимальные расходы для работы. Но карантин ставит большой крест на его бизнес-планах.

Иднан Сеид, владелец стоматологической клиники (Германия): «Очень тяжёлые времена. Я теряю примерно 70-80% своего дохода. Если такая ситуация продлится еще месяц, я просто не смогу дальше существовать, содержать специалистов, обслуживать кредиты. Я уверен, что эти карантинные меры – это ошибка».

Анастасию Кеннер-Кожушко, поклонники классической музыки знают как виртуозную пианистку и педагога.  Но почитатели её таланта вряд ли  догадываются о её бизнес-способностях. Основательница музыкальной школы, владелица строительной компании, кафе и ресторана в самом центре бельгийского Гента. Режим локдауна не оставил шансов ни одному из её бизнес-направлений.

Неопределённость – главная проблема для бизнеса. Они не могут думать о будущем, если даже не знают, что принесёт сегодняшний день.

На лучшее надеются европейские авиакомпании, которые на 90% сократили полёты, оставили авиапарк на земле и несут миллиардные убытки. Турфирмы и отели, которые уже не надеются на туристов в этом году, цветоводы, которые из-за отсутствия спроса утилизировали миллионы букетов, фермеры, которые не смогли нормально провести посевную кампанию и не знают, купит ли индустрия их урожаи. Представители ООН прогнозируют катастрофическую нехватку продовольствия в мире.

Еще не голодные бунты, но по миру прокатилась волна протестов. На улицах и площадях несмотря на запреты – простые люди, которые теряют работу, или бизнесмены, которые теряют терпение и последние деньги. 

Ярон Гинди, бизнесмен: «Мы хотим сказать нашему правительству, что сейчас самое время, что правительство должно поддержать бизнес. Потому что каждый бизнес – это двигатель для государства, и мы больше не можем терять двигатели».

Протесты, которые прогремели по Европе, докатились до США. «Мы хотим работать» – пишут на своих плакатах протестующие.  Всё больше американцев, несмотря на цифры заражений, поддерживают позицию американского президента. «Если мы не запустим экономику, от безработицы умрёт больше людей, чем от вируса», – заявляет Дональд Трамп. На европейском континенте так открыто в поддержку экономики, а не запретов высказывается лишь Президент Беларуси. Политики Евросоюза спасительный план видят в латании экономических дыр ЕС большими деньгами. 

МВФ предсказывает падение европейской экономики на 7%, США – на 6%, Японии – на 5%. Худшие показатели со времен Второй мировой войны. На этом фоне оптимизм выражает лишь Китай с ростом ВВП на один и два процента. Политики, глядя друг на друга, продолжают искать пути выхода из кризиса своих собственных решений. Горожане, пользуясь неизбежным затишьем, приводят в порядок достопримечательности и всё-таки не теряют оптимизма.


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Руслан Поддубский
Операторы:
Дмитрий Лац