Контуры. Не дышите на шедевры

621

Не дышите на шедевры! Сколько раз каждый из нас улыбался, услышав от хранителей музеев эту фразу. И думал о том, что свою вахту достопочтенные дамы несут зорко и слаженно. 

Но в Третьяковке произошло похищение недели! Средь бела дня на глазах у посетителей – украли картину Архипа Куинджи «Крым. Ай-Петри». Просто   взяли и вынесли, причём сам похититель рассказал следователям, что таким образом хотел привлечь к себе внимание и встретиться  с Владимиром Путиным.  

Воришку быстро нашли. Полотно вернулось в Третьяковку. А правила безопасности в музеях и галереях России намерены пересмотреть. Забегая вперёд скажем, что в Беларуси, чтоб не сглазить, ничего не пропадает. 

В чём феномен искусства «на вынос»? 

Это там им, заграничным гангстерам, чтобы пойти на серьёзное дело, например, ограбить музей, нужна сила. Палят из всех возможных стволов и выносят, как говорит статистика, ценностей на миллиард долларов. Это ежегодные мировые арт-потери. В России же, как доказал последний случай в Третьяковской галерее, когда была украдена картина с ретроспективы Архипа Куинджи, можно всё делать по старинке: без шума и пыли.

Вот так, «по стариковски-разбойничьи», из Третьяковки выносят «Крым. Ай-Петри». Похититель не прячет лица, снимает картину и уносит её в неизвестном направлении. Галерею окружают полицейские. Но, как выясняется, они приехали из-за кражи шубы из гардероба у одного из посетителей. Ну, под шумок узнали и о похищении картины с выставки. В общем, реальность даже превзошла рязановский вымысел. 

Владислав Кононов, директор Департамента музеев Министерства культуры России: «Это крайне неприятная ситуация для любого руководителя музейного учреждения. Безусловно из этой ситуации будут сделаны все соответствующие выводы с тем, чтобы такое не могло повториться вновь, в принципе».

Тут, впору бы сказать: никогда такого не было и вот опять. В России в розыске сейчас около 60 тысяч произведений искусства – это данные МВД. Грабителей интересуют картины, иконы и редкие книги. Их проще всего взять в запасниках. 

Сергей Постаницкий, коллекционер, искусствовед (Россия): «Похищения произведений искусства чаще всего бывают спонтанными. Воровать произведения искусства крайне невыгодно. Профессиональные преступники этим почти никогда не занимаются».

Рекорд по выносу у Эрмитажа. В июле 2006 года в ходе инвентаризации выявили «недостачу» в 221 экспонат. Отличилась сотрудница музея. Если одна хранительница смогла незаметно украсть сотни экспонатов, сколько же их вообще похищено и как их охраняют? Директор Третьяковки, пожалуй, впервые сейчас признала: охранять могли бы лучше.

Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи: «Когда мы попадаем в крупные зарубежные музеи и видим, что охрану в залах несут крепкие мужчины, иногда с пистолетом за поясом, мы поннимаем, что это иное качество реакции, чем люди в основном пенсионного возраста».

Но и крепкие парни – это тоже не панацея. Украсть удавалось даже самую охраняемую Джоконду Леонардо да Винчи. Правда, продать не получилось. Сейчас больше половины всех музейных краж мира происходит в галереях Великобритании и США. Топ художников «на вынос»: Энди Уорхал, Сальвадор Дали и даже наш Марк Шагал. Но лидер в этом списке самых похищаемых – Пабло Пикассо. Воры украли более 1000 его работ. А вот самая популярная картина у грабителей – это «Портрет Якоба де Гейна III» кисти Рембрандта. Его похищали четыре раза, повод для включения в книгу рекордов Гиннеса. 

В идеале любая картина должна быть защищена по максимуму. Вот, к примеру, холст. Есть, так называемые, физические способы защиты. Это те же бабушки-смотрительницы. Хорошо закреплённая работа художника должна быть у них на виду. В Третьяковке «Ай- Петри» Куинджи была в слепой зоне, поэтому нужно добавлять средства защиты технические. Это видеонаблюдение, полный прострел. Шаговые ограничители. И датчики: от приближения, касания, сдвига, съёма и даже вибрации, чтобы предотвратить вырезание холста. Иначе без всего этого снова может быть вот так (см. видеоинформацию).

Кстати, повод побеспокоиться в связи с инцидентом в Третьяковке был и у Национального художественного музея Беларуси. На ретроспективу в Москву из Минска были впервые вывезены четыре картины Куинджи из собственной коллекции. Среди них – «Берёзовая роща». В музее признаются – отдавать не хотели. Уговорила лично директор Третьяковки. Добро дали только после того, как были подписаны страховые документы на суммы с шестью нулями в долларовом эквиваленте. Такая практика.

Василий Черник, старший советник Посольства Беларуси в России, заместитель министра культуры Беларуси (2013–2017 гг.): «Мы требовали полную страховку на весь период проведения выставки и на всё, что только связано с этой картиной, с этим музейным предметом. И транспортировка от начала до конца, и во время экспозиции, чтобы ничего не случилось, чтобы потом, после окончания выставки реставраторы не делали какие-то работы дополнительные. Для Беларуси очень важно, чтобы на весь период была страховка на всё».

Вообще, в любом белорусском музее существуют строгие схемы, по которым, иногда даже директор не может прикасаться к картинам.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «Больш таго, гэта ня можа зрабіць нават просты супрацоўнік без дазволу адпаведнага. Прычым, гэта пісьмовы павінен быць загад».

О том, как работали музеи, когда еще витрины были другими, лучше Нины Колымаго – экскурсовода Государственного музея БССР, а теперь заместителя  директора Национального исторического – никто не расскажет. Она одна из немногих в нашей стране, кто курирует самые «дорогие» выставки. Под гарантии Колымаго привозили более сотни древних артефактов, украшенных золотом из московского исторического музея, ей доверяли драгоценности Украины, раритеты Латвии. Ни один экспонат за время выставок в Беларуси не пострадал. Несколько степеней защиты, бронированные стекла, тревожные кнопки у смотрителей. Если бы так хотя бы наполовину были оснащены наши музеи в конце 60-х, не появился бы даже слух о пропаже с одной из выставок старинного мушкетона. 

Нина Колымаго, заместитель директора Национального исторического музея Беларуси:  «Это была старая экспозиция. Там были витрины вдоль стен, они не были закрыты так, как сегодня мы представляем витрину. И, очевидно, это могло произойти. Я не могу утверждать. Я этого конкретно не знаю, это было давно. Трудно сказать даже, чем закончилось».

А вот финал истории с «Ай-Петри. Крым»  хорошо известен. Найденная картина пока в Третьяковке, позже она вернётся в Русский музей. Похититель задержан и заключён под стражу на два месяца. Потом будет суд, и вероятнее всего, срок. Со времен «Стариков-разбойников» он не изменился.