Контуры. Пути неисповедимы?

Самым ярким (в информационном плане) днём уходящей недели стал четверг. В Санкт-Петербурге главы Евразийского экономического союза провели саммит, на котором подвели итоги четырёхлетия интеграционного объединения. Обсуждение получилось весьма бурным. А самым ярким спикером стал Александр Лукашенко. Обрисовавший самые острые вопросы работы объединения и предложивший найти как можно скорее решение по каждому из них.     

После эмоционального выступления Президента Беларуси журналисты усиленно разбирали его на цитаты, незаслуженно обделив вниманием пусть не такие яркие, но очень символичные фразы остальных глав государств. Никол Пашинян с сильным акцентом отметил, что экспорт Армении в ЕАЭС вырос и он приветствует интеграцию, но ясно обозначил прицел Еревана на Запад.

Другие главы государств не спешили переводить железнодорожные стрелки, но и критиковать положение в нынешнем Союзе не стеснялись.

Как в старой пословице – «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Президенты недвусмысленно дали понять Москве, что требуют выполнения договорённостей.

В чём только не пытались обвинять Александра Лукашенко за годы президентства, но даже отошедшие от дел западные политики в своих мемуарах признают: он железно держит слово.   Беларусь всегда выполняет взятые на себя обязательства и логично требует того же от других. Не больше, но и не меньше. Так что же обещали белорусам в ЕАЭС?

Договор о Евразийском экономическом союзе. Статья 25, пункт 1: «Функционирует внутренний рынок товаров». Пункт 5: «Осуществляется свободное перемещение товаров между территориями государств-членов без применения таможенного декларирования и государственного контроля (транспортного, санитарного, ветеринарно-санитарного, карантинного фитосанитарного)». 

О том, как трясут белорусские фуры на российской границе (которой как бы нет), всем известно. А действия российских чиновников против наших продуктов питания давно напоминают игру на дудочке. Открывая рынок одному заводу, они лёгким движением руки перекрывают кислород другим предприятиям. Только сколько можно плясать под эту музыку?

Чтобы с чиновников можно было спросить за повторные нарушения договора, наш Президент предложил дать Евразийской экономической комиссии такие полномочия. То есть, следуя железнодорожной тематике – нужен «кондуктор», для которого все пассажиры равны.

Договор о Евразийском экономическом союзе. Статья 26: «Уплаченные ввозные таможенные пошлины подлежат зачислению и распределению между бюджетами государств-членов».

То есть пять участников делят между собой общий «пирог» таможенных пошлин, с какой бы стороны не завозили товары третьих стран. Вот только после вступления в союз Кыргызстана с повышающим нормативом почти в 2% у Беларуси образовалось отрицательное сальдо. То есть наши партнёры пополняют свои бюджеты, а мы ежегодно теряем около $100 миллионов. К тому же, из-за введённых Россией санкций против западных товаров весь ЕАЭС недополучил ещё около $1 миллиарда. Евразийская экономическая комиссия предложила увеличить долю Беларуси на 1%. Справедливые расчёты в скобках. Однако наши партнёры не захотели делиться излишками и отвергли это предложение.

Договор о Евразийском экономическом союзе. Статья 83: «Государства-члены осуществляют поэтапное формирование общего рынка газа».

Москва обещала   Беларуси очень простую формулу стоимости «голубого топлива». Цена производства в Ямало-Ненецком округе + транспортировка, ничего лишнего. На деле же в формуле оказалось множество неизвестных.

Выходит, что в цене газа для Беларуси 70% занимает его транспортировка. Нет это не математика, и даже не экономика.

Александр Кондрашонок, заместитель директора Агентства стратегического и экономического развития: «Это решение политическое. Если оно было бы экономическим – посчитали бы экономику. Есть Брянск, есть Беларусь, есть расходы на транспортировку газа. Понятно, что территория Брянской области и территория Беларуси находятся не так далеко. А цены на энергоносители различаются значительно. То есть это уже не экономика. Потому что экономика базируется на таких параметрах, как цена и себестоимость».

Но всё же партнёры пытались считать и даже сравнивать. Возможно, Владимир Путин невнимательно слушал докладчиков на белорусско-российском бизнес-форуме в Могилёве, где рассказывали, что в кооперации с Беларусью участвуют миллионы россиян и сотни заводов. И что в белорусском тракторе или грузовике больше половины российских комплектующих. А значит, дорогой газ для белорусской промышленности повышает цену для наших совместных продуктов.

Германию, которую упомянул Владимир Путин, лучше использовать в качестве другого примера. Мощнейшая экономика стала ядром Евросоюза, или скорее «солнцем», которое создаёт необходимый климат для других «планет» европейской системы. Таким же источником должна была стать Россия для участников Евразийского союза. Но только не «чёрной дырой», которая в неравных условиях постепенно поглощает рынки соседей, их трудовые ресурсы и бизнес.

Владислав Щепов, председатель Постоянной комиссии по экономической политике Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Существует недобросовестная конкуренция и неравные условия хозяйствования. Наши энергоёмкие предприятия не могут конкурировать на равных, например, с российскими предприятиями. Это вызывает неравномерность развития, невозможность конкурировать нашей продукции, например, на рынке России. Это не совсем та идея, которая была заложена в идею союза».

А идея в том, чтобы сделать союз равных возможностей. Не давить на партнёров, имея преимущества, не манипулировать, не обвинять в каких-то дотациях, а объединить усилия и работать как единая экономика, как это уже успешно делают подобные союзы по всему миру.  

Игорь Петришенко, заместитель премьер-министра Беларуси: «Нам не надо низкие цены. Мы всегда последовательно выступали за создание равных условий субъектам хозяйствования. То есть мы должны находиться в единой конкурентной среде — будь то субъект хозяйствования РФ, Республики Беларусь, Казахстана, Армении или Кыргызстана».

И газ далеко не единственный болезненный вопрос.  

Договор о Евразийском экономическом союзе. Статья 84: «Государства-члены осуществляют поэтапное формирование общих рынков нефти и нефтепродуктов».

Окончательно это должно свершиться к 2025 году, но из-за налогового манёвра России к этому времени экспортные пошлины сведут к нулю, и Беларусь может потерять почти $11 миллиардов. А это уже вопрос ребром. Для чего тогда создавался союз?

Игорь Ляшенко, заместитель премьер-министра Беларуси: «При подписании евразийского соглашения суммы были конкретно оговорены, как и причины компенсации этих сумм. Мы передали российской стороне обоснования по этим расчётам. Посыл, который мы слышали от глав государств в Санкт-Петербурге говорит, что компенсация налогового манёвра будет».

Улыбка не склонного к эмоциональности белорусского вице-премьера действительно обнадёживает. И, как бы не называли журналисты горячее обсуждение в холодном Питере, итоговую характеристику им дали пресс-секретари Президентов. «Шквал эмоций был такой, что друг перед другом извинялись все лидеры», – пояснили в Минске.  «Рабочий разговор», – сказали в Москве. Ведь главное – решить вопросы. Никому не выгодно сделать их риторическими.

Через неделю на очередной встрече у Президентов Беларуси и России будет возможность оставить старые вопросы в старом году. Тем более, что на этой неделе Всероссийский центр изучения общественного мнения объявил о рекордном рейтинге Александра Лукашенко. Ему доверяют почти 70% россиян, а мнение народа – тот же закон.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram