Контактная группа подписала соглашение об отводе тяжёлых вооружений на Донбассе. Когда танки и артиллерия покинут свои позиции?

Контактная группа подписала соглашение об отводе тяжёлых вооружений на Донбассе. Когда танки и артиллерия покинут свои позиции?

Беларусь подтвердила свою важную роль донора региональной и международной безопасности. После напряжённых переговоров трёхсторонняя контактная группа согласовала условия отвода тяжёлого вооружения на Донбассе. Это ключевой документ. Его окончательный текст согласован, а это открывает прямой путь к реальному миру на юго-востоке Украины.

В такой исход минских переговоров верили. Самые существенные документы по перемирию были приняты именно в Беларуси. И это добавляло оптимизма. Скептики приводили свои аргументы: мол, контактная группа уже твердо ассоциируется с понятием «долго и беспросветно». Однако результат есть. Соглашение об отводе вооружений (на это уйдёт 6 недель) достигнуто накануне в «Президент-Отеле». Все условия приняли представители ОБСЕ, России и Украины.

Мартин Сайдик, специальный представитель ОБСЕ по Украине: «Отвод будет осуществляться на 15 км от линии соприкосновения. Будут отводиться танки, орудия калибром до 100 мм и миномёты калибром до 120 мм. Отвод пройдёт в два этапа. Первый начнётся через два дня после полного прекращения огня и охватит большую зону безопасности Луганской области. Отвод будет происходить по типу вооружений. Сначала танки, потом артиллерийские орудия, миномёты».

Соглашение, говоря дипломатическим языком, парафировано, по сути, завизировано предварительно. То есть обратного (а значит, военного) пути назад нет. Дорожная карта к миру подписана. И статус Минска вместо «места переговоров» сейчас меняется на «столицу мира». Хотя марш-бросок к прекращению огня был долгим.

Идея провести трёхстороннюю встречу ОБСЕ, России и Украины в Минске появилась в июле 2014 года. На Донбассе шла настоящая война. И уже 5 сентября подписан протокол, в котором объединены мирный план Порошенко и инициативы Путина. В нём 12 пунктов – от прекращения огня и обмена пленными до наделения Донецкой и Луганской областей особым статусом. Но гладко было на бумаге. Стрельба не прекратилась. Две недели спустя стороны принимают уже минский меморандум. В девяти пунктах нового документа – отвод артиллерии, бронетехники, запрет на использование авиации. Но снова тщетно.

Осенью 2014 года в Минске идут переговоры, а на юго-востоке Украины – бои. Результата нет, и так продолжается до нового года. Становится понятно: нужен новый уровень переговоров. И в феврале во Дворце Независимости собирается «нормандская четвёрка»: 16 часов долгих и нервных переговоров – и новый документ «Минск II». Казалось, вот оно – решение проблем. Однако стороны согласились отвести вооружение, но оставлять завоёванные позиции – едва ли.

Лето 2015 года. Снова Минск. Снова контактная группа. Снова переговоры, и наконец-то появляется конкретика. С 1 сентября пушки замолчали.

Финальным аккордом договорённостей должна стать очередная встреча «нормандской четвёрки». Её ждут уже 2 октября и называют цементированием мирных позиций. Прекращение огня открывает возможности по продвижению других политических, экономических и гуманитарных вопросов. В Киеве переговоры контактной группы приветствовали и фактически заявили, что минская площадка сегодня единственное место, где можно результативно договориться о мире на Донбассе.

Андрей Лысенко, представитель Администрации президента Украины по вопросам антитеррористической операции: «Это важный шаг. Мы считаем, что это одна из дипломатических побед и одна из побед наших представителей, которые учуствуют в работе этой трёхсторонней контактной группы. Мы надеемся, что та сторона будет выполнять эти обязательства, линия соприкосновения должна оставаться без тяжёлого вооружения. И мы считаем, что это очередной шаг к установлению миру в зоне конфликта».

Подписи под соглашением поставили главы самопровозглашённых республик Захарченко и Плотницкий. И такой исход переговоров устраивает все стороны. Официальный Брюссель устал мирить противников. Уж если такой «железный дипломат», как спецпредставитель ОБСЕ Хайди Тальявини, не выдержала и в июне ушла в отставку, значит, переговоры и в самом деле были напряжёнными. Ещё больше устало мирное население Луганска и Донецка. Война пробила в украинском бюджете серьёзную брешь. Но это несравнимо с человеческими потерями. А для Кремля, который активно включился в «сирийский конфликт», «украинский вопрос» сейчас выгодно как можно быстрее превратить в мирный ответ.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий (Украина): «Мы, конечно же, видим смягчение риторики. А за смягчением риторики в большой политике, в геополитике всегда идёт более гибкие, более компромиссные поиски того или иного решения. Всё-таки пока на Донбассе дело движется к более или менее устойчивому перемирию, а затем и к политическому, электоральному, политическому решению кризиса на востоке Украины».

Ситуация на Донбассе и в Сирии активно обсуждались в Нью-Йорке на заседании Генассамблеи ООН. Каждая из сторон, будь то Порошенко, Путин или Обама, высказали свою точку зрения на эти конфликты. Позиция же официального Минска на Генеральной Ассамблее на этом фоне оказалась исчерпывающей. Беларусь сделала всё возможное для мира и, если нужно, сделает ещё. И теперь самое время сказать «Прощай, оружие!».


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram