Количество и качество

Жаль, что Президент не может подключиться к решению каждого требующего решения вопроса. С его участием процессы идут быстрее. Но иногда бывает достаточно и устного замечания. На минувшей неделе именно так и произошло. Очередное совещание у Главы государства было посвящено производству и обороту алкогольной продукции. Проще говоря, решали, как уберечь людей от спиртосодержащей отравы.

Жидкость для снятия лака, муравьиный спирт, настойка каштана – и это только то, что 40-летний Андрей помнит. Три недели запоя – и таких постоянных клиентов в токсикологическом отделении столичной больницы скорой помощи в среднем по четыре в день.

На соседней койке – ещё один типичный пациент медиков. Его откачивали неделю и, очнувшись от дурмана, Сергей помнит лишь одно: что-то пили. Вроде, водку.

Медики говорят: какое качество?! Такой контингент уже давно ищет только градус. Когда организм требует ещё и ещё, в ход идут всевозможные жидкости, лишь бы в составе было написано «спирт». И вот вроде продажа спиртного ограничена и меры ответственности ужесточены, но на главный вопрос всё тот же ответ.

Андрей Богдан, заведующий токсикологическим отделением городской клинической больницы скорой медицинской помощи г. Минска: «У нас люди, скажем, за последние два года стали меньше пить? Честно сказать, нет. С 2012 года тенденция – плюс/минус 2%. Не скажу, что они стали меньше пить. Наоборот...»

Многие говорят, что после визита к таким вот пациентам выступить за запрет любого спиртного. Но сухой закон не выход. Эта практику уже пробовали применить в разных странах, но в итоге – не прижилось. Ограничительные меры? Доказано: они снижают потребление алкоголя, но эксперты говорят: сейчас проблема не в количестве, а в качестве. И вопрос нелегального спиртного уже носит угрожающий характер, поэтому не удивительно, что эту тему на специальном совещании поднял Президент.

Нелегальный алкоголь в 95% случаях везут из России. Благо, границы открыты. На долю Витебской, Могилёвской и Гомельской областей приходится 84% задержаний автомобилей, в народе именуемых «спиртовозами». Причём за прошлый год количество спирта (а чаще спиртосодержащей жидкости) возросло в 2,5 раза, а контрафактных ликёро-водочных изделий – в 4,5 раза. Дальше – больше. За шесть месяцев 2015 года нелегальных канистр и бутылок ввезли больше ещё на 25%. Свежий пример: 28-летний гомельчанин вёз в машине с российскими номерами 700 бутылок контрафактной водки «Царская охота». Зачем? На продажу.

Вячеслав Гулевич, заместитель начальника УБЭП УВД Гомельского облисполкома: «Везут и спирт в канистрах пятилитровых, который уже везут давно, лет 10. Везут и готовую продукцию – под разными брендами, под разными марками».

И если в Беларуси всё, что произведено незаконно, называется ёмко – контрафакт, то в России всё проще. Подделки известных марок или попросту суррогаты там называют безобидным словом «дубликаты алкоголя». В Интернете – тысячи магазинов. Цена ввергает в шок: где ещё вы купите бутылку виски за полтора доллара или водку за Br20 тысяч? И такая стоимость застилает глаза. Качество? Вот ответ на сайте одной из компании: «Качество нашего товара не хуже оригинала. Мы не работаем с вредными и ядовитыми веществами». Или вот ещё: «Качество товара самое лучшее, которое есть в России, для данного вида товара». И никаких сертификатов, лицензий, документов. А если нужно – «по желанию предоставляем наклейки “Duty Free”».

У этой проблемы есть и другая сторона. Из-за такого контрафакта страдают добросовестные производители алкоголя. Витебский завод «Придвинье» в модернизацию вложил Br100 миллиардов, а мощности загружены лишь наполовину. Казалось бы, нет возможности увеличить продажи внутри страны – продавай на экспорт. В портфеле заказов – 10 стран, но в списке нет компаний из Казахстана и соседних областей России. Запретов вроде нет, но заградительные барьеры существуют.

Михаил Василевский, генеральный директор «Витебского ликёро-водочного завода «Придвинье»: «Условия такие создало государство, что им не выгодно работать. Они должны вкладывать большие суммы залога, вынимать деньги из “оборотки”, и они отказываются работать с нами».

Вот такой парадокс. Можно, но нельзя. И на совещании Президент ставит задачу: пора наводить жёсткий порядок. Никто не запрещает алкоголь, но пить надо в меру и только качественную продукцию.

Порядок должен быть и в магазинах. Сегодня торговые сети должны предприятиям за поставленную продукцию больше Br350 миллиардов. Отныне подход к «сетевикам» будет жёсткий, а контролировать взаиморасчеты поручено Комитету госбезопасности: оказывается, крупные торговые сети наладили собственную систему «бонусов» и «откатов», вытесняя с рынка производителей, несогласных с их политикой.

Сентябрь станет определяющим месяцем для алкогольного рынка. Итоги совещания вполне конкретны. Первое: до 15 сентября все складские запасы предприятий должны переехать на полки магазинов. Второе: в течение месяца Комитет госконтроля пересмотрит ассортиментный перечень продукции в торговле, а силовые структуры – правила ввоза и вывоза алкогольной продукции. И наконец третье: перевозчиков нелегального алкоголя, скорее всего, будет ждать конфискация транспорта.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Беларуси: «Мы готовим внесение в наш Закон от 2008 года “Об обороте алкогольной продукции” дополнения, что в обязательном порядке вся ликёро-водочная продукция, независимо от того, откуда она будет заходить к нам, наша или другая, должна проходить нашу обязательную сертификацию».

Но самое главное – в сфере оборота алкоголя наступает эра диктата не торговли, а производителя.

Для обсуждения темы торговли алкогольной продукцией в студию «Контуров» приглашён заместитель министра торговли Беларуси Вячеслав Драгун.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram