«Когда разбогатели, особенно Россия, начались непонятные канитель и возня»: Лукашенко и Мясникович обсудили проблемы и перспективы ЕАЭС

«Когда разбогатели, особенно Россия, начались непонятные канитель и возня»: Лукашенко и Мясникович обсудили проблемы и перспективы ЕАЭС

Сегодня во Дворце Независимости состоялся разговор, который приковал к себе внимание не только экспертов, занятых интеграционной тематикой, но оказался интересен широкой общественности. Ведь вопросы вроде «А что же у нас с Россией?» или «Есть ли будущее у Евразийского союза?» звучат всё чаще.


Когда живёшь в стране, где промышленность уже на том уровне, который удовлетворяет не только внутренний рынок, но и ориентирована на экспорт, тема экономических союзов обретает практическое звучание. Здесь важна не интеграция ради интеграции, а реальное содержание, чтобы каждый житель страны чувствовал, а что ему дают, например, Союзное государство или ЕАЭС. 

Как раз о реалиях, о том, что тормозит развитие настоящего интеграционного потенциала, и говорили сегодня наш Президент Александр Лукашенко и председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович. 

Пока отдельные участники ЕАЭС продолжают определяться с собственными целями и ролью в союзе, Беларусь чётко фиксирует и предлагает свою позицию, которая не меняется на протяжении всех этих лет, с того момента, как был выбран восточный вектор.

Беларусь готова к реальной интеграции, но без принуждения. Стратегические направления развития – без оговорок. Единые принципы, единые подходы, по-настоящему единый рынок. И, разумеется, никаких барьеров, ограничений, запретов и двойных стандартов. 

Что еще Беларусь видит в качестве фундамента наших главных интеграций и без чего ни один союз невозможен? 

Во Дворце Независимости Михаил Мясникович всегда был одним из частых гостей. Но сегодня его доклад Президенту с приставкой «первый» относится и к календарю (первый в этом году), и к должности – экс-председатель Совета Республики и экс-премьер-министр страны теперь возглавляет Евразийскую экономическую комиссию. Ту самую структуру, которая регулирует всё взаимодействие внутри самого союза

Это можно считать символическим совпадением, но как раз сегодня исполнилось две тысячи и ровно 100 дней, как в мае 2014-го в Казахстане (тогда ещё в Астане) был подписан Договор о создании Евразийского экономического союза. Уже пять лет пять стран связаны интеграционными узами. Правда, за это время интеграцию в государствах понимают по-разному. И именно вокруг того самого понятия «А какой же должна быть настоящая интеграция?» сломлено больше всего копий. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси«Мы остаемся привержены реальной интеграции без понуждения к интеграции (новый термин появился в союзе - "понуждение к интеграции"). И странно, что началось это с понуждения к интеграции Беларуси. Понимаете, о чем идет речь».

У председателя коллегии ЕЭК было время детально изучить вопрос союза. И, в первую очередь, узнать, как в странах-участницах смотрят на интеграцию. С момента своего назначения (почти месяц) Михаил Мясникович побывал во всех столицах союза. Начало было положено в Бишкеке, затем прошли переговоры в Ереване. В России, где находится штаб-квартира комиссии, тоже были важные встречи. Наконец, визит в Казахстан – там интеграционные темы обсудили с руководством страны. Итак, собран круг мнений. И, на первый взгляд, все соседи выступают за интеграцию. Правда, каждый в своей стране видит её по-своему. И эти взгляды противоречат и духу союза, и его целям. А ведь если вспомнить, с чего начиналась интеграция на постсоветском пространстве, то первыми дорогу проложили президенты Беларуси и России, ещё в 90-х.  

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Еще вместе с первым президентом России Борисом Ельциным белорусская сторона всегда инициировала реальную интеграцию: наших государств - России и Беларуси, экономик, жизни людей и так далее. Сохраняя суверенитет и независимость. Мы тогда вообще не говорили о том, что кто-то должен потерять суверенитет и независимость. При всех сложностях в те времена мы находили развязки по сложным вопросам. Когда разбогатели, особенно Россия, начались непонятные толкотня и возня. И, как я уже сказал, понуждение к интеграции. Беларусь однозначно выступает за реальную интеграцию на классических принципах, которые знает весь мир».

Классический пример, который буквально рядом, – союз Европейский. Он тоже создавался на классических принципах – отсутствие барьеров, общий рынок и те самые равные условия. Участники Евразийского союза иногда и не скрывают – от западного интеграционного объединения брали лучшее. И наличие суверенитета и независимости у стран, входящих в европейскую семью, вовсе не мешает развиваться как в национальном формате, так и в интеграционном. 

Два союза неминуемо сравнивают – и, в первую очередь, экономически. Тот же показатель «внутренний валовой продукт» на душу населения в Европе в три раза выше, чем в Евразии. Но производство любого продукта зависит от затрат – где в современном мире значительную долю составляют энергоносители. А вот здесь участникам ЕАЭС мешают те самые разные взгляды. Хотя изначально и пять и десять лет назад договаривались о действительно равных условиях. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Тех свобод, которые мы когда-то декларировали, сегодня практически нет. Или они есть, можно сказать, мягко, не в полном объеме. Допустим, свободное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Это фундамент строительства нашего союза. Мы до сих пор этого не имеем. И знаете, почему – пофигизм, основывающийся на каком-то безразличии отдельных государств. Другие видят себя в другом союзе, просто"телепаются" в ЕАЭС и ждут какого-то удобного момента, чтобы выскочить из него. Или же просто так: пусть, и дальше будем "телепаться". Поэтому должны быть реализованы хотя бы эти классические единые принципы. Этого пока нет. Я только что говорил по поводу изъятия ограничения барьеров. Таких у нас 66. В ЕАЭС сейчас есть 14 изъятий, 37 ограничений и 15 барьеров. Их же давно надо было снять. В противном случае, какой интерес в этом союзе? Что нас держит в союзе, если кругом препятствия, барьеры и изъятия?»

Выдвигая Михаила Мясниковича на пост руководителя Коллегии Евразийской комиссии в декабре прошлого года, Президент на встрече с коллегами отмечал – более опытной кандидатуры вряд ли найти. И именно Михаил Мясникович с опытом работы ещё в союзном Госплане и республиканском правительстве – тот самый человек, который сможет убедительно донести грамотные и выгодные доводы для всех, если уж речь идёт о реальной интеграции. И уже после первого месяца работы ему есть что предложить партнёрам по союзу. 

Михаил Мясникович, председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии: «Приблизительно половина ограничений, даже около двух третьих – это те, которые вместе создали все пять государств. Например, торговля подакцизными товарами (алкоголь, табак), вопросы, связанные с транзитом, вопросы, связанные с совместными инфраструктурными платформами (трубопроводный, воздушный, автомобильный транспорт). Возникают различного рода "регуляторы", которые преследуют не столько государственные, сколько корпоративные цели, и тем самым создают определённые проблемы. Президент поддержал мое предложение, чтобы одномоментно принять решение: все страны отменяют барьеры и ограничения и дают установки правительствам не порождать новые. Но это может быть решение только глав государств. Мы проанализировали, что эти барьеры не являются определяющими в торговле, но создают массу ненужных препятствий для бизнеса и для людей. И, таким образом, формируется негативное социальное мнение, что союз ничего не дает, потому что сталкиваемся с барьерами».  

Негативное социальное мнение ещё и активно подогревают ангажированные масс-медиа. Причём вектор инсинуаций идёт как раз с Востока. Зачем? Что называется, ищи, кому выгодно. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «То, что происходит с Беларусью,  это более очевидно, это в СМИ, это очень болезненно может быть для отдельных в России. Хотя я сомневаюсь, что там болезненно. Идет болтовня и различного рода накаты и пропаганда. Вы, наверное, читаете все эти СМИ. Я уже напоминал, что взяли за две недели и Президенту России передали все, что пишут о Беларуси, белорусском Президенте и так далее».

И вот получается парадокс: политики между собой встречаются, спорят, но всё-таки договариваются. А решения, которые должны превращаться из политических в экономические, не исполняются в полной мере. И здесь важнее разобраться не на каком этапе нарушается связь, а для чего это делается. 

Георгий Гриц, ректор Института повышения квалификации и переподготовки руководителей и специалистов промышленности «Кадры индустрии»: «Вопрос, я бы так сказал, в национальном эгоизме. Есть элиты, которые ставят свои интересы, прикрываясь государственными интересами, за счет и идут эти конфликты. Мне кажется, что сегодня лояльность, в хорошем смысле патриотизм необходимо формировать на уровне членов правительства, на уровне национальных компаний, которые сегодня являются драйверами тех или иных государств. Это не дело, что главы государств занимаются поставками той же нефти или танкерами. Поэтому, я думаю, что вопрос элиты, вопрос формирования руководителей штабов, он сегодня очень важный».

И ведь важный ещё и потому, что сегодня мир перенасыщен товарами, услугами. Борьба жесткая и рыночная – за покупателей. И если участники союза сегодня не смогут договориться, то где гарантия, что завтра товары с евразийской маркировкой вообще не будут вытеснены? Трактовка и правила должны быть едиными для тех, кто этот союз создавал. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Не успели с Путиным договориться о том, что они нам за счет премий или там чего-то (это их дело) компенсируют снижение этой пошлины (если, например, мы $1 млрд от пошлины получали в прошлом году, а сегодня $700 млн, то $300 млн Россия компенсирует), вечером уже министры по-своему трактуют наши договоренности – двух президентов. Беру запись разговора: четко, черным по белому была договоренность, что разницу нам компенсируют. То есть финансово мы останемся на уровне прошлого года. Этого нет. Ну, что это за союз такой?»

И основное недопонимание – именно в энергетике. Тезис «равные условия» просто разбивается о цены на энергоносители. Стоимость нефти и её объёмы – уже третий месяц бьют рекорды по упоминанию в масс-медиа. Цены на газ – здесь же. И арифметика, которую представляют партнёры по Евразийскому экономическому союзу, просто не выдерживает никакой критики. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Нам говорят: $127 (за 1 тыс. куб. м) – это благо. Вы знаете, по сколько Польша сегодня получает американский газ, который надо превратить в жидкое состояние, привезти сюда, регазифицировать и по трубе поставить? $90! Мы россиянам говорим (как они предложили): давайте, как в прошлом году. В прошлом году с учетом перетаможки нефти было $110-111. Нет, давайте $127. На бирже сегодня уже ниже $100 торгуется газ. Это что, нормально? Это что, понуждение к интеграции?»

И вслед за экономическими расчётами в дело вступают медийные высказывания, в которых союз трактуют как угодно, но только не как объединение пяти равных участников. Стран, которые сами согласились на равные условия и реальную интеграцию. 

Разные подходы и взгляды у исполнителей политических решений – самое частое, с чем приходится сталкиваться производителям. Например, та же маркировка товара. С одной стороны – это противодействие контрафакту, с другой – каждый решает маркировать товар по-своему. В Евразийской комиссии грустно шутят – так скоро места на самой упаковке не хватит.

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований«Нельзя создавать интеграцию, когда сегодня мы договариваемся об одном, а вместе с тем существуют какие-то преграды. Корпоративные преграды, интересы тех или иных компаний, которые нивелируют усилия политиков по созданию равных условий и продвижения интеграционных начал». 

Или вот ещё пример   обувь. У белорусского «Белвеста» около 350 магазинов в России. Часть из них создана российскими юрлицами, а часть принадлежат самому заводу в Витебске. И вот российские пункты продажи маркировкой обеспечены, а белорусские остались ни с чем. Какая тут равная торговля, когда товар на складе лежит!  

Михаил Мясникович, председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии: «В результате теряем все. Но видимость создаётся. Она никому не нужна. Организация, в которой я сейчас работаю, много очень сделала. Приняты декларации, заявления, меморандумы. Лимит на принятие подобных решений исчерпан давным-давно. Нужны практические действия, нормы прямого действия».

И есть большая вероятность, что уже весной этого года многие вопросы будут разрешены на высшем Евразийском экономическом Совете в Минске. Предварительно он пройдёт 19 мая, и одновременно с ним откроют первый Евразийский экономический форум. Решение провести два события вместе достаточно дальновидное. Тут и политика и экономика. И те же бизнес-круги смогут не только получить прямые ответы, как им работать и конкурировать. А Беларусь имеет достаточный и успешный опыт проведения площадок, где решаются (и что важно – исполняются) принятые решения, от которых выигрывают все. Совпадение ли, но горная вершина под названием «Пик Победы» находится именно на территории Евразийского экономического союза.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram