Есть у революции начало...

Есть у революции начало...

Как Беларусь признала победу большевиков и что для этого потребовалось?

Уж здесь так точно, как в песне «он не кончался никогда…». Этот «красный» месяц – октябрь – в названии столичной улицы. Вокруг – заводские корпуса, напоминающие всем своим видом о начале века революций: одной 1905 и сразу двух 1917 года.

Октябрина Рощинская, кандидат философских наук: «Я отношусь к тому поколению, которое выросло на той идеологии, которая идеалогизировала эту «Великую» Октябрьскую революцию. А сегодня мы понимаем, как много было печального, грустного и даже преступного в ней».

Однако, наречённая при рождении (к слову, 8 ноября) Октябриной, таковой и осталась. А ведь предлагали сменить имя. Особенно на заре 90-х, когда в очередной раз послышалось «мы наш, мы новый мир построим!».

Кого же расспросить сегодня о делах Октября 17-го в Беларуси? Оказалось, от некогда тысяч умов, остались единицы. Даже в академическом Институте истории нам сказали: «идите в технологический университет». Мол, там есть нужный доктор. Он диссертацию по этой, не модной ныне, теме защитил.

Николай Семенчик, доктор исторических наук, профессор Белорусского технологического университета: «Насельніцтва Беларусі не вельмі актыўна ўдзельнічала ў гэтых сацыяльных зменах. Проста, па-сутнасці, з’яўлялася назіральнікам».

Эпизод словно из той жизни нашего края, разделённого Первой мировой войной по линии Двинск (сейчас Даугавпилс) – Поставы – Барановичи – Пинск. Слева – немцы. Там народу не до революций. Просто, выжить бы. Справа – всяко-разно. Заглянем в Национальный некогда архив Октябрьской революции и социалистического строительства БССР. Тут, кстати, документы Октября шиты белыми нитями.

Анатолий Великий, научный сотрудник Национального архива Беларуси: «Зараз мы можам ужо аб’ектыўна (як кажуць, “плюралістычна”), паглядзець на гэтыя дакументы. Зразумела, паказваць новай уладзе, што, напрыклад, бальшавікі ў Віцебску на выбарах ва Устаноўчы сход не мелі бальшыні – гэта супярэчыла тым суцвярджэнням, што большасць была «за».

Секретный режим хранения снят с сотен папок. Зачёркнут и штамп «Партархив». Листаем – понимаем: действительно, на фронтах политических к октябрю 1917 года большевики в Беларуси отнюдь «не направляющая и руководящая сила». Скорее, это эсеры. Партия социалистов-революционеров, созданная на базе народнических организаций. Их электорат – крестьянство.

«Вооружённое восстание», «переворот» – так говорили сами участники штурма Зимнего. В ночь с 25 на 26 октября (7-8 ноября по новому стилю) в Петрограде свергнуто Временное правительство. До Минска доходят слухи. Затем телеграмма. Исполком местного Совета выпускает Приказ №1. Мол, главные в городе и окрестностях теперь большевики. Вводится военное положение (после 23-х лучше сидеть дома. Спиртное исключено).

На самом деле о том, что есть такой Приказ №1, граждане Минска узнали лишь к вечеру, когда на улицах появились листовки с текстом. Но, кто ж их читал в сумерках?.. День спустя большевики взяли власть над «четвёртой властью». Правда, не всей.К примеру, газета «Вольная Беларусь» напишет о «Великом событии» лишь на четвёртые сутки. И опять же – на четвёртой полосе. Зато оппоненты большевиков не дремали. Бундовцы, правые эсеры и меньшевики мгновенно создали в Минске свой орган – Комитет спасения революции. Он выступал за сохранение Временного правительства, необходимость демократических выборов в Учредительное собрание.

Игорь Авдеев, заведующий музеем истории белорусского кино: «Тут, прежде всего, стоит вспомнить творческое наследие классика белорусского кино Владимира Корш-Саблина, который, пожалуй, наиболее последовательно отдал дань этой теме. Он снял в 32-м году первую нашу звуковую картину, фильм «Первый взвод». И картина эта, помнится тем, что главный герой возглавляет бронепоезд, который направляется на помощь Минскому ревкому».

Из губернской тюрьмы выпускают 725 человек. Они основа 1-го революционного полка. Минский Совет давит контру, как говорится «на корню». В ноябре образован Облисполкомзап – первый высший законодательный орган советской власти на Западном фронте и Западной области. Во главе – большевик Александр Мясников (настоящая фамилия Мясникян). Белорусы там – наверху – практически отсутствуют.

Николай Семенчик, доктор исторических наук, профессор Белорусского технологического университета: «Напрыканцы кастрычніка – у пачатку лістапада, сталі гаварыць аб тым, што ўзнікае патрэба ў скліканні Усебеларускага з’езда. І гэта праца пачалася. Пачалася накіраваннем адпаведных адозваў у земствы, у настаўніцкія арганізацыі, у салдацкія арганізацыі па ўсёй Беларусі. З’езд быў прызначаны, як вядома, на пачатак снежня».

Национальные силы объединяются вокруг «Вялікай Беларускай Рады». Съезд открывается в Минске 15 декабря на сцене Городского (сейчас Купаловского) театра. Правда, таблички об этом событии до сих пор нет. 1872 делегата, представляют практически все слои населения края. На повестке – вопрос о самоопределении Северо-Запада бывшей Империи. Мол, чем мы хуже украинцев. Их право на свою Республику Петроград признал.

«Усе чыталі пастанову Леніна: “Усе народы маюць права да самавызначэння… аж да ўтварэння незалежнай дзяржавы”. Чыталі і былі настолькі наіўнымі, што верылі»

Это фрагмент воспоминаний о работе конгресса народа белорусской поэтессы, общественного деятеля Зоськи Верас. Сразу большевистские депутаты принимали участие в съезде, однако после принятия им первых контрреволюционных резолюций об управлении страной, распускавших фактически городскую власть, контролируемую коммунистами, ночью 17 декабря здание театра было окружено красногвардейцами, а делегаты отправлены по домам.

До последнего оплотом Временного правительства в Беларуси остаётся Могилёв. Здесь – ставка Верховного главнокомандующего. Здесь группируются контрреволюционные силы. Новая власть направляет в губернский центр отряды матросов и солдат из Петрограда, Минска, Орши, Гомеля. К 20 ноября Ставка ликвидирована. Вся власть переходит к Советам!

Николай Семенчик, доктор исторических наук, профессор Белорусского технологического университета: «Можаце сабе ўявіць, што па сутнасці, доўгі час – аж да снежня і да пачатку студзеня 18-га года, дзейнічала паралельна дзве ўлады: гарадскія думы і Гарадскія Саветы рабочых і салдацкіх дэпутатаў».

Термин «анархия» – ключевой в понимании событий тех дней. На Полесье орудуют не согласные с большевиками польские легионы генерала Иосифа Довбор-Мусницкого. Декрет о мире нарушают и деморализованные солдаты. Факты мародерства или «разгула мелкобуржуазной стихии» (формулировка тех дней), фиксируют в районе Койдонова (современного Дзержинска), Логойска. Выходит, Октябрь не так уж уверенно шагал по Планете, как нас учили.

Предложение о переименовании Дня Октябрьской революции в День примирения и согласия либерал-демократы распространили накануне. Не стоит видеть в этом очередной переворот. Мол, «надо уважать нашу историю и до 17-го года. И после», – говорится в заявлении партии. А что же глас народа?

О том, что именно произошло на 1/6 части суши 97 лет назад, в стране и мире спорят до сих пор. Великая революция или государственная измена? Народное восстание или лихая авантюра, закончившаяся викторией? Возможно, нам нужно ещё раз дешифровать «код Октября», дабы через прошлое понять и принять настоящее.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram