Книга и жизнь

Хочется думать, что иностранных участников 23-й Минской книжной выставки-ярмарки таможенники если и досматривали, то скорее из любопытства – уж очень много интересной литературы привезли в столицу Беларуси издательства из 29 стран.

Печатных дат, о которых вспоминали участники, на сей раз было великое множество – особенно в Беларуси. Ведь нынешний Год культуры богат на юбилеи: Максим Богданович и Иван Шемякин, Кондрат Крапива и Владимир Мулявин. Кстати, именно книга о Мулявине получила «Золотой фолиант» и право называться лучшей в национальном конкурсе. Я с большим удовольствием её приобрел, и не только я, кстати.

То же самое сделал и мой коллега Александр Матяс, который сумел не только просмотреть новинки ярмарки, но и оценить, в чём же совпадают взгляды современных читателей и писателей.

Сказал «А», говори и «Б» – смысл этой поговорки Чарказян толкует по-своему. С 1973 года у писателя две Родины. Если читать карту – между Минском и Ереваном около двух тысяч километров. На уже 23-й выставке-ярмарке стенды её хозяйки – Беларуси – и почётного гостя – Армении – впервые были рядом, как буквы в наших алфавитах.

То, что в мире печатное слово сегодня весомое слово, подтверждали 29 флагов у павильона «Экспо-2016». Однако на открытии звучала цифра 30. Заметим, это не оговорка министра информации. Стенда Пакистана на 10 тысячах квадратов действительно не было, зато литераторы оттуда заявили о себе на симпозиуме. Семинар молодых писателей – новинка этого форума.

Особенность нынешнего салона ещё и в том, что проходил он в год, когда весь мир читает белорусское. Светлана Алексиевич сейчас на лечении в Израиле. Мол, ничего серьёзного – успокоили издатели нашего первого Нобелевского лауреата по литературе. Пятитомник писательницы уже к пятнице исчез с прилавков. 150 экземпляров на русском – не рассчитали.

Хольгер Рапио, руководитель национального стенда Германии: «До вручения этой престижной награды книги Алексиевич издавались у нас в очень дорогой твёрдой обложке. И, соответственно, стоили до 40 евро. Старые запасы раскупили, вышел “мягкий” вариант. Цена упала фактически втрое. Оборот книжной индустрии Германии – это свыше 9 миллиардов евро в год».

В ФРГ из-под станка, изобретённого впервые немцем Гуттенбергом в XV веке, выходит около 90 тысяч наименований книг в год. В Беларуси – более 10 тысяч. При этом общий тираж в 2015 году упал на 30% (21 миллион 50 тысяч экземпляров).

Лилиана Анцух, директор издательства «Четыре четверти»: «Если ушёл тираж и мы видим потребность в повторении, нет никаких проблем».

Подпортило статистику и то, что одно из крупнейших издательств России перестало печатать в Беларуси свою продукцию. Между тем международные эксперты отмечают возврат читателей к бумажным носителям.

В Беларуси многие читали Гюго, чуть меньше зачитывались серией романов Дрюона. Для французов книга всегда была ещё и способом распространения знаний о стране. Сейчас в Минске открывали литературу приморской провинции Бретань. Во Франции целое управление Минкульта занимается конкретно экспортом того, что, скажем так, попало «в переплёт».

Владимир Макей, министр иностранных дел Беларуси: «На столе у меня лежит книга Бжезинского “Стратегическое видение” на английском языке. И очень интересная книга “Немецкая карта” бывшего руководителя разведслужбы Бундесвера. Сейчас с удовольствием перечитываю Короткевича “Каласы пад сярпом тваім”. Мне очень нравится».

Таки люди сами словно бестселлеры. Их появление на выставке-ярмарке вызывает интерес. Правда, о мемуарах – признался нам глава внешнеполитического ведомства – пока не думал. Да и нет желания. Эх, не видел Владимир Макей, какая очередь стояла к авторам белорусской «Финансовой диеты» за рецептом «Как можно хорошо жить в кризис?»

Что будет стоять на книжных полках, сегодня предложение зависит от предложения. Не исключение и литература для детей. Она, кстати, занимает порядка 10% мирового рынка. Впрочем, даже экономический кризис не способен отменить госзаказ на такую прозу.

На 23-м салоне ноутбуки и 3D-принтер вместо книг. Это при том, что сегодня Соединённые Штаты – мировой лидер по количеству отданного «в печать» и изданного. Кстати, 2015-й стал годом роста тиражей книг на белорусском – 17% процентов вверх.

Одна из семи книг «Хроники Нарнии» – «Племянник Чародея» – впервые заговорит по-белорусски. Это проект группы энтузиастов. В его основе принцип «талаки». То есть как раньше подписывались на полное собрание сочинений. И были самой читающей нацией в мире.

По данным международного рейтинга World Culture Score Indeх, чаще книгу сегодня держат в руках жители Азии. Например, индусы уделяют тексту 11 часов в сутки. Китайцы – 8. 10-я позиция в топе досталась Венгрии – 6 часов 48 минут.

2016-й – Год культуры в Беларуси, в России – литературы, а в Литве – библиотек. Знакомство с девушками в читальных залах, задушевные беседы в курилках библиотек… Уйдёт в прошлое (лет через пять) – уверяют пессимисты. Мнение оптимистов: «Прощай, переплёт!» – из области фантастики.

«Владимир Мулявин. Сэрцам і думамі…» – лучшая книга страны по версии 55-го Национального конкурса. Не сдаются писатели и издатели, обещая в XXI веке если не выиграть битву с гаджетами, то отвоевать свои позиции.

Cледующий салон пройдёт на фоне 500-летия книгопечатания – белорусского и восточнославянского. Кстати, вход на 23-ю выставку-ярмарку, несмотря не лёгкие времена для отрасли, был бесплатным.


Подробности – в видеоcюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram