Клубничный Дворец

690

Лунинецкий район Брестской области. Чем по праву гордятся не только местные жители, но и вся республика? Деревня с гордым названием Дворец. Главное богатство Дворца – клубника, которую поместили даже на деревенский герб.

Люди понимающие утверждают, что именно здесь находится клубничная столица Беларуси, и именно здесь уже много лет формируется цена на сезонную ягоду.

Поговаривают, что трудолюбивые крестьянские семьи зарабатывают от полутора до 10 тысяч долларов за пару недель. Но и работать для этого приходится немало.

От других населённых пунктов на трассе М10 Брест – Брянск, деревню Дворец много лет выделяет лишь бойкая придорожная торговля на здешнем перекрёсте. Его можно было бы проскочить, если не знать, что чуть поодаль от дороги разворачиваются главные баталии года, от которых зависит финансовое благополучие едва ли не всего района.

Большое количество людей на велосипедах съезжаются сюда в начале июня каждое утро. О том, что мы на рынке, можно только догадаться: ни указателей, ни рекламы. Из маркетинговых «заманух» – только люди с вёдрами. А ведь это – белорусская клубничная биржа.

Тем не менее, в двадцати метрах от шоссе – царит настоящий «уолл-стрит», где борьба идёт за каждую тысячу рублей.

Сюда за ягодой белорусских крестьян и фермеров съезжаются оптовики и заготовители. Отечественные и зарубежные – в основном из России. И тут, как нигде, видно как открытость и простодушие белорусских селян оборачиваются против них самих.

Александр, продавец клубники: «Цена резко упала. Утром было по Br20,22, 23 тысячи. Сейчас Br17-18 тысяч. Там гости с Кавказа – торгаши старые, не шибко спешат брать».

Клубника – товар скоропортящийся, и покупатель из «Газели» на брянских номерах знает об этом. Его цена Br13 тысяч за кило. В полдень «Газель» всё ещё пуста, но лицо «купца» выражает спокойствие. На улице солнцепек – отдадут.

Рядом с брянской «Газелью» – грузовик Костюковичского РАЙПО и очередь к нему. Народ охотно сдает клубнику по Br18тысяч за килограмм.

Потом, к примеру, в Минске такую ягоду продадут по Br35-40 тысяч. И получается, заработают посредники. Беда фермеров в том, что здесь цену диктует покупатель, а не продавец. И как переломить эту тенденцию – неискушённым в маркетинговых стратегиях селянам невдомёк.

Валентина Григорьевна, продавец: «Государственные машины, когда приезжают, хоть цены держат немножко. И скупщики дают нам цену, мы за сезон немного зарабатываем, а так нет машин государственных, и скупщики сбивают цену до Br10 тысяч. Это за Br10 тысяч на велосипеде привезти старым людям – это же смех».

Тех, кто готов побороться за достойное вознаграждение за свой труд, не так и много. Для Натальи Степановны 1,5-3 тысячи долларов в год, что принесут 50 соток – это даже не бизнес, а, скорее, вопрос благополучия семьи. Поэтому она готова выжидать того, кто заплатит лишнюю тысячу рублей за килограмм клубники, выращенной и собранной своими руками.

Наталья Степановна, фермер: «Если бы были все такие торгаши, как мы! Сказали Br20 тысяч цена – значит, Br20 тысяч, а то люди ходят уже за 17, за 15 отдают. Просто такая цена есть, и их это устраивает. Но мы считаем, то, как мы работаем, то, как мы сидим на этой клубнике, это прополка, сейчас поливаем её, то мы считаем, что мало Br15 тысяч. Мы хотим дороже».

Ольга Ивановна, пенсионерка: «В прошлом году 7 миллионов собрала, а в этом первая и последняя – сгорело всё! Ничего нет».

Пенсионерка Ольга Ивановна тоже вздохнёт, что клубнику вырастить нелегко, но у покупателя своя правда и свои риски. Поэтому он тоже будет ждать того, кто отдаст дешевле.

Пенсионер Павел Степанович Коцуба отдаст свой товар по Br18 тысяч. Торговаться, как и многим селянам, особо некогда: на улице жара, засуха, дождей нет. А к вечеру поспеет очередная дворецкая ягода, стало быть, надо ехать собирать. Если переспеет – труды всего года пропали.

Павел Коцуба, пенсионер: «Осенью убирают картошку, перепахивают поле и садят клубнику. В лесах, где поляночки были, чтобы не пустовало, трудятся люди. А если весной бывает вот такая клубника уже и большая, и тут раз холод – мороз ударит, труд пропадает людей много».

Не смотря на перенесенный микроинсульт, бывший начальник почты, депутат и староста села, в свои 68 лет сидеть сложа руки не собирается. Они с супругой из того поколения, которое считает, что детям надо помогать, даже тогда, когда у тех уже свои дети.

Мария Коцуба, пенсионерка: «Работать не хотят, а посади клубники, поработай сезончик и всё – можно жить».

Павел Коцуба, пенсионер: «Кто-то покупает, продает, тоже бизнес делает свой, а мы честно свою несчастную копейку зарабатываем. Не надеяться же на пенсию ту. Есть дети, есть внуки надо им помогать».

Деревня Озерница, где живёт семья бывших почтальонов, на 1100 хозяйств. Здесь живут и «гультаи», и зажиточные фермеры. Говорят, что в здешних местах некоторые большие семьи засаживают клубникой полтора гектара и зарабатывают до 10 тысяч долларов за сезон. Павлу Степановичу тоже есть, чем гордиться: дом обшит сайдингом, в хозяйстве – трое поросят, куры и лошадь. Недавно только вот корову продали. Семья живёт земледелием и подсобным хозяйством, не надеясь исключительно на государство.

Даже внук — третьеклассник Колька – в прошлом году на клубнике заработал Br300 тысяч себе на школьную форму. Как и все члены семьи, он встаёт в пять утра и идёт помогать обрабатывать 30 соток. В этом году его мечта – насобирать на футбольные бутсы.

Павел Коцуба, пенсионер: «Весна холодная, лето жаркое, дождей нет, вот видите – клубника сохнет, стебли ложатся. А вот навоз. Собираем, он перегнивает, Никаких нитратов не даю. Чистый натуральный навоз».

С клубничных плантаций пенсионеры порой возвращаются уже затемно. Сколько сил уходит на то, чтобы вырастить клубнику, в денежном эквиваленте они, впрочем, как и многие селяне, никогда не подсчитывали. Как говорят: «Землю не обманешь».

Организованный рынок во Дворце появился только в этом году, но местные жители уже недовольны: шла бы торговля прямо на трассе – клиентов было бы больше, тогда и цену можно было бы держать повыше. В шесть вечера «Газели» на брянских номерах уже не было. Это значит, что цена в Br13 тысяч всё же нашла того, кто продал.