Казино: стоп-лист

2642

Сегодня в Беларуси десятки тысяч наших граждан ходят в казино и игровые клубы, делают ставки на спорт. Для некоторых такое увлечение превращается в зависимость. В РНПЦ психического здоровья уже признали, что проблема существует. Бороться с игроманией сложнее, чем с алкоголизмом или даже наркоманией, уверяют психиатры. Для белорусов, страдающих игровой зависимостью, ещё в начале 2013 года придумали новый «сервис». Прямо в казино или зале игровых автоматов любой желающий может написать заявление с требованием не пускать себя в игорные заведения страны. Для этого необходим лишь паспорт. Тех, кто внёс себя в стоп-лист, сейчас около 20 тысяч. Наталья Казей решилась на эксперимент и добровольно попросила внести себя в список игроманов.

Алекситимия – это когда не можешь выразить словами то, что чувствуешь. Лицо просит не показывать. В психиатрическое отделение его со скандалами привезла мать. Игорь – игроман. Проиграл всё, что было. Ещё и должен всем, кого знает. Пока он не найдёт смысл жизни и занятие по душе, от зависимости не избавится. Владимир Иванов в психиатрии работает больше 40 лет! Вспоминает, в старые времена даже понятия «игровая зависимость» не существовало. 

Владимир Иванов, заведующий отделением Республиканского научно-практического центра психического здоровья: «Главная проблема – это проблема провинции, когда игровые автоматы существуют в каждом районном центре. К сожалению, туда несут свои деньги пенсионеры и студенты. Как и любая зависимость, патологическое пристрастие к азартным играм является в каком-то смысле неизлечимым состоянием».

Врач-психиатр настаивает: игорные заведения – зло. А вот Алексей Марченко, руководитель белорусской Ассоциации развития игорного бизнеса, уверен: игровые клубы не виноваты, ведь силой сюда никого не тянут. Но то, что казино в конечном счёте всегда в выигрыше, конечно, факт.

Игровой клуб в одном из спальных районов Минска. Разгар рабочего дня. Посетители есть. Снимать их, конечно, нельзя. Аппарат принимает от 5 до 100 рублей. Делаем минимальную ставку. Итог: 5 рублей мы проиграли.

Чтобы не проиграть сумму куда большую, квартиру или почку, например, решаемся на эксперимент. Здесь же, в игровом клубе, пишу заявление с просьбой внести меня в чёрный список. Для этого нужен лишь паспорт.

Процедура бесплатная, занимает несколько минут. Таких белорусов, которые сами на себя написали заявление с просьбой запретить вход в игорные заведения, в стране сейчас 17,5 тысячи. Механизм самозапрета действует с 2013 года. За это время в стоп-лист внесли себя почти 60 тысяч человек! Срок самозапрета – от 6 месяцев до 3 лет. Каждый день несколько белорусов просят внести себя в списки тех, кому вход в казино запрещён. Сейчас проведём небольшой эксперимент и посмотрим, пустят ли в казино.

Всего в Беларуси 386 игорных заведений: 26 казино, 179 залов игровых автоматов и 181 букмекерская контора. Все мы, конечно, не обойдём, но с десяток – вполне под силу. Санкции за нарушение, кроме штрафа до 20 базовых, – вплоть до закрытия казино. Ни в одно из десяти казино не пропустили. Везде требовали паспорт, смотрели внимательно и изучали по базе.

Недобросовестные игроки на рынке есть. Подтверждают это в Ассоциации развития игорного бизнеса. Однако правила обходят стороной до поры до времени. Проверки никто не отменял.

Алексей Марченко, руководитель белорусской Ассоциации развития игорного бизнеса: «Налогов мы платим больше, чем нам остаётся в карман. Там очень простая схема, она отслеживается министерством. Каждая копеечка, каждое нажатие на клавишу фиксируется на серверах».  

В прошлом году от налога на игорный бизнес в бюджет поступило больше 47 миллионов рублей. Кстати, если человек выиграл в казино, то тоже должен заплатить налог – 4% от выигрыша. Кстати, работникам управления игорного бизнеса Министерства по налогам и сборам ходить в казино нельзя. Не стоит запрещать всем и закрывать игорные заведения, ведь тогда бизнес уйдёт в подполье.

Марина Невинская, начальник управления игорного бизнеса Министерства по налогам и сборам Беларуси: «В настоящее время в нашей стране игорный бизнес развивается в условиях, определённых государством, и мы имеем механизмы воздействия, в том числе на организаторов азартных игр, контроль над игорными заведениями».

Но как выработать механизм для тех, кто из-за своей зависимости от казино теряет семью, работу, друзей, а иногда и жизнь? С августа 2017 года игромана могут внести в стоп-лист по просьбе родственников. Правда, пока – лишь через суд. Видимо, из-за этой волокиты таких случаев всего шесть за всё время.

Он проиграл все деньги, что родные дарили на свадьбу. Через несколько лет жена не выдержала – и они развелись. Баскетболист в прошлом делает ставки на спорт. Даже сейчас. Две недели назад Сергей лёг в психиатрическое отделение. Добровольно. Очень хочет выздороветь, ведь у него растёт дочь. 

В Ассоциации развития игорного бизнеса выступают за то, чтобы повысить возрастной ценз и пускать в игорные заведения не с 18 лет, а с 21 года.