Офшоры и отмывание денег. О деле Белгазпромбанка в рубрике «Будет дополнено»

Офшоры, отмывка, аффилированный. Сложные финансовые термины с криминальным оттенком в последние несколько дней сыплются на головы белорусов крупным градом. И если опытные банкиры и следователи прекрасно знают, о чем идёт речь, то обыватель, который и грабёж от разбоя с трудом отличит, может утонуть в этом с головой. Поэтому сегодня мы дополним эту тему.

Иван Тертель, председатель КГК Беларуси: «Нами установлены отмывочные схемы, по которым осуществлялся вывод в иностранные банки больших сумм валюты в подконтрольные структуры». 

Отмывание денег – это перевод средств, добытых преступным путём из теневой экономики в официальную, чтобы иметь возможность открыто ими пользоваться. Конкретную роль и вину подозреваемых, связанных с Белгазпромбанком, установит суд, поэтому мы не будем утверждать, что конкретно делал в этой схеме тот или иной человек, но объяснить, как это вообще работает, обязаны.

Допустим, в Беларуси есть банк, которому нужно легализовать деньги, добытые преступным путём. Он отправляет их в виде займа, инвестиций или под любым другим прикрытием в компанию за границей. Та их может прокрутить, инвестировать в другое дело и перевести в другой иностранный банк, как в нашем случае. Оттуда деньги могут уйти в офшор – страну с низкими или вообще нулевыми налогами. Так вот самое главное для следователей – установить связь между этими посредниками. Белорусский ДФР накануне сообщил, что нашёл человека, который сначала работал в Белгазпромбанке, затем руководил иностранной компанией, открывал фирмы в офшорах и имел счета в иностранном банке.

Роль этого самого иностранного банка, по словам Госконтроля, играл латвийский ABLV. К нему уже стоит огромная очередь следователей из многих стран. История не менее запутанная, поэтому начнём по порядку. Сначала совладелец «Норвик Банка» гражданин Великобритании Григорий Гусельников обвинил главу Центробанка Латвии Илмара Римшевича в вымогательстве взяток и вмешательстве в переводы денег. Он обратился в британские спецслужбы и Европейский центробанк. Параллельно Минфин США обвинил уже знакомый нам банк ABLV в отмывании денег для ряда постсоветских республик. Замглавы этого ведомства Сигл Манделькер в феврале 2018 года назвал этот банк объектом первоочередной озабоченности.

Деятельность банка была фактически заблокирована, он обратился за помощью к главе Центробанка, тот отказался помогать. ABLV заявил о коррупции в верхах и в итоге был задержан даже сам Римшевич.  

Вся эта соседская банковско-криминальная кухня вряд ли была бы нам интересна, если бы белорусский Комитет госконтроля накануне не заявил, что Белгазпромбанк за несколько лет вывел на счета ABLV банка более $430 миллионов. Вопрос – что это были за деньги? И на него должны ответить не только белорусские силовики. В латвийской Генпрокуратуре сообщили, что средства, перечислявшиеся через ABLV дальше в Европу, в основном российского и белорусского происхождения. Получены эти суммы были путем мошенничества и неуплаты налогов, и в этой схеме участвовали люди из нескольких стран. 

Дайнис Штейнбергс, прокурор Генеральной прокуратуры Латвии: «На этом втором этапе подключались отдельные сотрудники ABLV, которые советовали клиентам, как лучше совершить транзакции, чтобы те не выглядели подозрительными».

Для полноты картины – несколько дней назад в ABLV банке три сотни полицейских провели самые масштабные в истории Латвии обыски. Сразу в 46 зданиях. Ранее сообщалось, что в производстве госполиции Латвии находится 50 уголовных процессов, которые связаны с использованием счетов этого банка для отмывания денег. 

Картину со схемой такой отмывки в международном масштабе мы хотя бы отчасти прояснили. Отчасти. А значит, эта тема точно будет дополнена.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Дмитрий Семченко
География:
Новости Минска