Упор на целлюлозно-бумажную промышленность. Итоги совещания у Президента по развитию деревообработки

Упор на целлюлозно-бумажную промышленность. Итоги совещания у Президента по развитию деревообработки

Президент уверен: в модернизацию вложились не зря. Экспорт товаров из древесины бьёт рекорды. И это несмотря на пандемию. Но настало время посмотреть дальше. Для этого государство занялось переоснащением сразу трёх заводов в Светлогорске, Добруше и Шклове. Не всё идёт гладко. Каждое предприятие на личном контроле Александра Лукашенко. Что стране даст новый этап модернизации? 


Национальное богатство, которое ещё и возобновляемо. Это белорусский «газ» или даже «нефть». Речь о лесе. Беларусь входит в десятку самых лесных государств Европы. На каждого жителя приходится целый гектар. Для экономики – просто золотая жила. Но всегда существуют опасность за деревьями не видеть леса. У Президента отрасль на контроле, и Александр Лукашенко скажет просто: она такая у нас одна. 

Модернизация основных деревообрабатывающих предприятий позволила нарастить обороты – в прошлом году в стране переработали 20 миллионов кубометров древесины. Самое интересное, что и пандемия не помешала. В этом году объём производства не то что не упал – увеличился.

Лес рубят – щепки летят. Так вот в оборот вовлекли и их. В том смысле, что низкосортная древесина тоже пошла в дело. А главное – выполнена задача продавать за рубеж не сырьё, а готовую, а значит, более дорогую продукцию. К слову, на экспорт уходит три четверти.

Кстати, развитие отрасли здорово подстегнуло производителей мебели, в том числе небольшие частные компании. За последние пять лет мебельщиков стало в два раза больше. Но что дальше? На новый уровень, как заверяют Президента, может выйти целлюлозно-бумажная промышленность. Правда, три её флагманских проекта как-то незаметно из разряда перспективных перешли в проблемные. 

Светлогорск, Шклов и Добруш – на слуху даже у неспециалистов. В каждом случае – свои причины запоздалого ввода новых производств. В Шклов (там будут выпускать бумагу для облицовочных материалов) сейчас поставляют оборудование. Модернизированное производство обещают запустить до конца года, а дальше – поэтапно наращивать мощности. Ну а в Добруше (там должны выпускать картон) – вообще бег с препятствиями. Из-за пандемии австрийские специалисты три месяца не могли попасть в страну, чтобы запустить основную технологическую линию. Но белорусы не сидели сложа руки.

Ромас Радевич, директор Добрушской бумажной фабрики «Герой труда»: «Был организован самолёт с доставкой сюда девяти специалистов компании Andritz. Но с учетом того, что в Беларуси на тот момент действовал 14-дневный карантин, пришлось решить еще и этот вопрос. У нас прямо на площадке было организовано жилое помещение для размещения этих специалистов, и разведены рабочие графики – таким образом, чтобы наши специалисты не пересекались. Поэтому наши работали днем, а ночью работали специалисты компании Andritz».

Не благодаря, а вопреки. Так бывает. Иностранная команда по-прежнему на объекте – колдует над бумагоделательной машиной – сердцем предприятия. Первый картон здесь рассчитывают получить в марте.

Как говорится, терпение и труд всё перетрут. В конце концов, после выхода на проектную мощность фабрика закроет и внутренние потребности в картоне, и начнёт зарабатывать на экспорте. 

Выпуском упаковочной бумаги займутся на Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате. После модернизации он уже нарастил производство в полтора раза, хоть цена на целлюлозу в последние годы заметно снизилась – всё-таки долго строили новый завод. Но идея с упаковкой Президенту приглянулась. Сейчас верстают бизнес-план. 

Михаил Касько, председатель концерна «Беллесбумпром»: «Это растущий рынок. И негоже нам по сути полуфабрикат в виде целлюлозы отправлять за рубеж (хоть это тоже рентабельно), нам лучше ещё больше добавленную стоимость оставлять у себя в стране. Мы сегодня целлюлозу продаём примерно по 400–420 долларов, а бумагу рассчитываем продавать по 650 долларов. То есть это дополнительная выручка 200 долларов на тонне, которую получит Светлогорский ЦКК для того, чтобы, в том числе, ускорить возврат ранее взятых инвестиционных кредитов». 

Скептики есть сейчас, были они и во времена модернизации деревообработки. Конечно, хотели без сучка, без задоринки, а получалось как получалось. Но всего несколько лет показали – всё было не зря. Так что тут, пожалуй, и в самом деле важно не только лес за деревьями видеть, но и что с этим самым лесом делать – тоже.

ФОТО: БЕЛТА

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram