«Мужики, я вас очень прошу: поймите серьёзность момента»: Лукашенко потребовал от АПК Витебской области выплатить все долги

«Мужики, я вас очень прошу: поймите серьёзность момента»: Лукашенко потребовал от АПК Витебской области выплатить все долги

Серьёзный разговор о перспективах агропромышленного комплекса Витебской области. С одной стороны, на севере страны непростые условия для выращивания большинства сельхозкультур, с другой – у многих предприятий здесь накопились финансовые проблемы. Президент назвал Витебщину зоной не просто рискованного, а критического земледелия. Но это повод, например, для усиленного разведения крупного рогатого скота, а не бессильно разводить руками. То же самое касается и долгов, которые растут не первый год. Кредитовать неприбыльные предприятия дальше бессмысленно. Круг замыкается. А долг платежом красен, максимум можно обсуждать отсрочку. Что же еще делать? Нынешнее совещание с участием Президента стало вторым за два месяца. Правительство и Витебский облисполком сегодня представили свой план действий, но вопросов к единой стратегии оказалось много не только у Главы государства. 


Этот разговор и не мог быть лёгким. Чтобы не тонуть в цифрах – практически по всем показателям сельского хозяйства Витебская область в аутсайдерах. Красноречивее других об этом говорит всего одна цифра: за семь лет производство сельхозпродукции уменьшилось почти на 1,5%. Как вывести Витебский агропром на устойчивую работу, говорили в ноябре. Президент тогда провёл генеральную линию. Пришло время проверить домашнюю работу – и губернатора, и правительства. 

Александр Лукашенко уверен: простым вливанием денег проблемы отрасли не решить. И путь, когда сельхозорганизации работают не в пустоту, а на конкретного переработчика, кажется, нащупали. И хоть сельское хозяйство на севере страны – та ещё головоломка, это не значит, что её нельзя разгадать. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Главное, что сделано правильно в Витебской области, – мы пошли от потребностей, переработчиков. Включили в холдинги колхозы и совхозы. Пожалуйста, дайте нам молоко и мясо. Если они не понимают, сколько, доведите до них, как в советские времена, задания, планы, прогнозы, что угодно, но доведите до них те объемы, которые они должны выдать перерабатывающим предприятиям, и пусть выполняют. Планы должны быть напряженными настолько, чтобы обеспечить свою хозяйственную деятельность и вернуть долги. Речи о списании долгов быть не может. Долг платежом красен. Верните долги. Речь может идти только о том, что мы вам дадим какую-то отдушину, чтобы вы могли хватануть свежего воздуха».

За два месяца витебские власти совместно с правительством выработали такую схему: объединить все хозяйства, которые едва держатся на плаву (а таких в области 130), вокруг предприятий-переработчиков – мясо- и молокозаводов. По сути, создать семь сырьевых зон. И вот как это работает. Возьмём для примера одно из сельхозпредприятий области. Сейчас здесь один рабочий следит за 8 роботами, имея зарплату в 1000 рублей. Но так было не всегда. Полумеры уже не работали, и предприятие отдали под крыло Витебского молокозавода. Прошло немного времени, и там, где раньше получали четыре тонны молока в день, стали производить 16. Оно стекается на завод инвестора. Тот отвечает деньгами – в самый сложный период, то есть зимой и весной в начале посевной.

На перерабатывающем предприятии только и мечтают, что о молочных реках. Средняя загрузка завода – 55%. Зимой, когда сырья меньше, проблема обостряется, и финансовые сливки так просто не снимешь. Потому пару лет назад вокруг завода и стали создавать сырьевую зону. Сегодня пятая часть сырья идёт со своего сельхозпредприятия. Пока оно одно, но будет еще восемь. Чтобы очереди из молоковозов здесь были каждый день.

Вообще, сама по себе идея сырьевых зон не нова. Но витебский вариант предполагает, что головное предприятие-переработчик будет нести ответственность за всех, кто на него работает, то есть за всю сырьевую зону. 

Николай Шерстнёв, председатель Витебского облисполкома: «Руководитель перерабатывающего предприятия, прежде всего, должен понимать, что он должен создать условия сельскохозяйственной организации, чтобы увеличить количество поставляемого сырья, чтобы тем самым загрузить собственную переработку и получить максимальный экономический эффект».

Эту концепцию Президент поддерживает. Но невозможно ведь просто начать жизнь с чистого листа. Встаёт вопрос, как быть с долгами, которые отдельные организации копили едва ли не десятилетиями. Разработчики витебского сценария предлагают забрать у тонущих долги, но обязать сельхозорганизации отчислять 1%, а переработчиков – 3% выручки на их погашение. 

Владимир Гусаков, председатель президиума Национальной академии наук Беларуси: «Надо расчистить расчётные счета. Это не списание, а отсрочка и рассрочка».

Анатолий Лысюк, председатель правления «Белагропромбанка»: «Они становятся более привлекательными заёмщиками, чем сейчас. Это техническая расчистка балансов». 

Но если так, то кто возьмёт на себя чужие долги? Кто станет контролировать исполнение обязательств? И вот тут есть варианты: можно сконцентрировать долги у переработчиков (но тогда они автоматом станут непривлекательны для банков), у облисполкома (но и он в раз станет должником на долгие-долгие годы), создать отдельную структуру (но Президент априори против дополнительных звеньев в цепи). Вопрос дискуссионный ещё и потому, что Александр Лукашенко опасается, как бы не оказалось так, что должны все вместе и никто в отдельности. 

Президент убеждён: долги должны не на дно тянуть, а мотивировать работать больше, чтобы рассчитаться, и кто бы ни взял на себя проблемные финансы предприятий, они сами в ответе за них. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Обязательно хоть по центу, хоть по рублю должны платить. Никакого списания, кроме пеней, штрафов. Ответственны перед бюджетом и другими предприятиями». 

Губернатор заверяет: бизнес-план расписан – в области видят, как увеличить надои, загрузить заводы. Но Президент настаивает: не пытайтесь ловить журавля, никогда не держав в руках и синицы…  Мол, дело не в цифрах и планах, а в людях. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Чтобы не хватали звёзды с неба, они не падают. В этом году, может, даже в будущем году подвиги будем совершать с людьми, которые есть, и на той базе, которая создана в области. Именем революции, приведите в порядок машинные дворы, зернотока, фермы, заставьте людей вовремя на работу приходить и выполнять обязанности. И если пал телёнок, за это должны ответить».

Спрос с работников будет усилен, но, если шестерёнки сельского хозяйства завертятся, то вырастут и зарплаты. Разговор плавно перетекает в русло – а как сделать отрасль привлекательной для молодых и перспективных? Президент готов взяться за строительство в агрогородках и даже не против рассмотреть вариант замены срочной военной службы на службу в резерве. Всё это предложения правительства, есть и другие. Только вот что считать лучшей мотивацией: финансы, жильё или саму идею? Может, всё в совокупности? 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Мужики, я вас очень прошу: поймите серьёзность момента. Идёт борьба не на жизнь, а на смерть. Мы должны это выдержать. Всё зависит от вас. Если Витебская выплывет, Могилёвская и Гомельская точно не помрут. Остальные более-менее работают». 

Что же до самого указа, который и должен стать итогом мозгового штурма в несколько заходов, то на его доработку Президент отвёл пару недель. Ведь впереди новая весна, а значит, новый сезон битвы не за урожай, а за само сельское хозяйство.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram