Как отметила 9 мая страна, народ которой по замыслу Гитлера подлежал истреблению

1020

В Израиле окончательно осознали – важно сохранить память о Великой Победе, передать всю правду о борьбе с нацизмом молодым поколениям. Ведь без той, победы не было бы нации, не было бы и Израиля. 

Борис Гинзбург предложил нам встретиться по дороге из Синагоги. В свои 95 лет он ходит туда пешком каждую субботу – в шабат и по всем праздникам. На этой неделе, говорит, был его любимый день – 9 мая. В 1945 он встретил его в Германии, когда шёл на Берлин.

Борис Гинзбург, ветеран Великой Отечественной войны: «Радости не было конца! Кто плакал, кто танцевал, но а я благодарил Бога, я знал, что меня кто-то сберёг, пройдя такой ад с самого начала и остаться жить! После этого я ещё воевал на трудовом фронте Беларуси 50 лет».

Воспоминания о гетто, в которое захватчики превратили его родные места на Полесье, партизанском отряде и тяжёлом ранении хотелось навсегда оставить в прошлом, но он до сих пор помнит каждый день того кошмара. Когда началась война, ему было 16. В 1942 году его, как сильного и трудоспособного отправили в Ганцевическое гетто. Звучит страшно и абсолютно не укладывается в голове, но именно гетто оказалось для него спасением.

Борис Гинзбург, ветеран Великой Отечественной войны: «14 августа 1942 года мы узнали днём, как говорится, бабской почтой, что утром выгнали все две тысячи, выстроили на яму за местечком, раздели всех, расстреливали и валяли в яму трёхметровую, Если бы я не был в концлагере, я был бы тоже в этой яме. Это получается Бог берёг меня. Семья была 12 человек – все погибли». 

– Остались только вы? 

Да

Дальше по истории его судьбы можно было бы снимать фильм. Из гетто бежал к партизанам. Говорит, тогда была твёрдая уверенность – будут бороться не за свою жизнь, а за свою страну.

Борис Гинзбург, ветеран Великой Отечественной войны: «8 дней мы искали партизан. Встретились – не принимают! Мы ободранные, голодные. Стали проситься – мы без оружия не принимаем. Я говорю – наша цель в жизни мстить! Мы найдём оружие, нам не надо ваше! Мы возьмём оружие врага. Так и было».

Боролись с врагами, каждый день рисковали жизнью, но шли на Берлин, чтобы покончить со всем этим кошмаром. После 50 мирных лет в Беларуси, а когда исполнилось 80 – решил вернуться, как говорит, на Родину историческую. Сейчас живёт в городе Ашдот недалеко от Тель-Авива. И здесь так чувствуется, что всему Израильскому народу в день памяти и скорби, который обычно проходит здесь 7 мая в канун Дня независимости страны, особенно больно.

Когда по всей стране звучит сирена, жизнь останавливается. Где бы не находились, люди встают и склоняют головы. Это две минуты немого крика за каждого из шести миллионов погибших евреев. После выступления президента страны в Иерусалиме у стены плача проходит скорбная церемония, звучит поминальная молитва.

На этой неделе Борис Иосифович рассказывал свою историю по несколько раз в день. Его приглашают на митинги, встречи, концерты… И, сам говорит, что будет это делать, сколько может – ветеранов на доске почёта в его доме с каждым годом всё меньше. И хочется вслушиваться в каждое его слово и бесконечно благодарить за небо, под которым жизнь...

Корреспонденты:
Анна Волковец
География:
Израиль