Итоги основного дня «Минского диалога»: к экспертам присоединился Александр Лукашенко

79

Сделать Восточную Европу регионом сотрудничества, а не конфронтации. Такова сверхзадача форума «Минский диалог.

Уравнение с множеством неизвестных. Всё чаще это синоним слова «безопасность». Восточная Европа сегодня – смесь «горячих» и «замороженных» конфликтов. По карте как по минному полю – и порой в прямом смысле. Мирные жители вспыхнувших стран, соседи, не желающие содрогаться от звуков бомбёжек – все ждут решений, но их нет.

Что делать, когда старые договорённости больше не действуют, а для новых не хватает политической воли? Разговаривать. Не могут (или не хотят) ответственные за принятия решений, значит, это делают эксперты. В этом и есть миссия экспертной инициативы «Минского диалога» – предоставлять площадку – открытую и нейтральную с точки зрения геополитики. И главное не подменять дискуссию взаимными упрёками или политическим шантажом. Этим грешат уже существующие региональные форумы. Вообще, то, что происходит сегодня в Минске можно считать настоящим прорывом. Ведь «Минскому диалогу» всего три года.

Тогда-то о Минске всерьёз заговорили как о площадке мирных переговоров. Повод печальный – конфликт на востоке Украины. Но Беларусь не танцевала на костях. Она по-настоящему ощутила, что такое оказаться между интересами Востока и Запада.

Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог»: «Мы пытаемся быть в стороне от конфликтов и предлагать “добрые услуги”. Это в наших жизненных интересах. С тем, чтобы отстаивать наше право на такую позицию – быть над конфликтом».

Именно при таком трезвом взгляде можно предлагать пути решения, – уверены эксперты. Минск как площадка урегулирования отношений между Востоком и Западом. Эта идея впервые прозвучала полтора года назад – в пору нарастания антагонизма между Россией и Евросоюзом. Александр Лукашенко тогда предложил подумать об обновлении Хельсинкского процесса, который 40 лет назад разрядил отношения между двумя частями света. О необходимости «Хельсинки-2» в Минке говорили и прошлым летом на сессии парламентской ассамблеи ОБСЕ. Президент подчёркивал неоднократно – делает это и сегодня – неважно название, неважен инициатор, важно только, чтобы диалог начался.

Так неужели в поисках безопасности для всех политики заблудились? Неужели урокам мировых войн предпочли соперничество, а сотрудничеству – военную силу? Эксперты говорят: сейчас даже хуже, чем во времена холодной войны. Тогда стороны играли в войну, но в той игре хотя бы были правила.

Примеры не так далеко, как может показаться. Ближний Восток, Сирия, Украина. Непростая обстановка вокруг Северной Кореи. Из противоречий соткано соглашение по иранской ядерной программе. Словом, есть ли в Восточной Европе место, где можно спрятаться от всех угроз – большой вопрос.

Стороны сходятся во мнении: нужно как можно скорее выйти из украинского кризиса. И как Минску спокойно воспринимать то, что менее чем в полутора тысячах километров продолжают гибнуть люди?

Эксперты считают: потенциал существующих систем безопасности не использован в полной мере, и если бы стороны просто выполняли то, до чего когда-то уже договорились, продвинулись бы значительно дальше. Так не упущено ли время?

Владимир Хандогий, руководитель Украинской ассоциации внешней политики: «По своей сути Минские договоренности правильные. Там записаны констатации, которые все участники должны выполнять, чтобы разрешить конфликт. Другое дело формат, в котором ведутся переговоры. Он, на мой взгляд, должен быть расширен. Зонтик нормандского формата слишком узок, чтобы рассчитывать на прорывные решения по имплементации Минских договорённостей. Нам необходимо расширять этот формат. Фактически он расширен за счёт США».

Позиция Минска по Украине, да и любому вопросу, касающемуся безопасности, это не дружба против кого-то, – подчёркивает Президент.

Беларусь на стыке Европейского и Евразийского союзов, на границе НАТО и ОДКБ. Не вызывает сомнений: страна заинтересована во взаимном сближении. И это, похоже, устраивает партнёров по обе стороны.

Майра Мора, генеральный директор Совета государств Балтийского моря: «Дело очень нужное. Я приветствую эту инициативу и тот формат, в который развился «Минский диалог». Чем больше будет встреч экспертов, политиков, которые будут обсуждать актуальные вопросы, тем лучше. Лучше говорить, чем молчать. Лучше анализировать ситуацию и те проблемы, с которыми регион сейчас соприкасается. Очень радует тот масштаб и то качество, в который этот форум развился».

Одной из действенных площадок для диалога Минск считает Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе. Александр Лукашенко убеждён: с ОБСЕ разговор уже в духе «Хельсинки». И, похоже, так считает не только белорусский Президент.

Томас Гремингер, генеральный секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе: «Безусловно, нам нужна платформа для эффективного диалога. Благодарен Беларуси за движение вперёд. Я считаю, что хельсинские принципы – обязательны для общей безопасности. Это процесс, если он пойдёт – будет фантастическим. Мы должны рекомендовать политикам развивать общее понимание этих принципов. Думаю, у этого процесса – большой потенциал».

При этом эксперты отмечают: диалог в ОБСЕ может и должен расширяться. Ведь тот же Китай, предложивший глобальную идею «Один пояс, один путь», уже становится фактором европейской политики.

Цингун Ли, руководитель Центра исследований национальной безопасности Евразийской ассоциации системных исследований (Китай): «Основным глобальным вызовом, я считаю, является безопасность малых стран. Если крупные государства, большие региональные игроки могут защитить себя, то более слабые зачастую не могут этого сделать. Формирование общей системы защиты, чтобы каждая страна могла чувствовать себя в безопасности – самая актуальная задача на сегодня».

Сказать сегодня и не пожалеть об этом завтра. Как опытный политик Александр Лукашенко предостерегает: никто не знает, каким эхом слово отзовётся. А чужая безалаберность порой стоит дорого.

Всё это в целом говорит о кризисе доверия. И словно в подтверждение – выступления спикеров от ОДКБ и НАТО. Нет, не обмен упрёками, но риторика, по которой понятно: отказаться от прошлых обид будет непросто. Но каждый подтверждает: это возможно.

Николай Бордюжа, генеральный секретарь Организации договора о коллективной безопасности в 2003-2017 гг. (Россия): «Мы не распространяем своё влияние за переделы границ государств, входящих в ОДКБ. Мы занимаемся сугубо вопросами безопасности наших стран. Мы не претендуем на глобальную роль и не пытаемся наводить порядок в Ливии, Сирии или ещё где-то. Сегодня говорить о том, что мы где-то противодействуем, нет смысла. Мы наоборот, я считаю, занимаемся одним делом – мы обеспечиваем безопасность государств, входящих в НАТО и ОДКБ. Другое дело, что мы не взаимодействуем и это очень плохо. Нужно успокоиться, и нужно заниматься, прежде всего, безопасностью наших народов, а не решением политических задач».
Джеймс Аппатурай, заместитель помощника генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности: «Страны НАТО очень внимательно следят за ситуацией в Восточной Европе. На данный момент у НАТО хорошие отношения со всеми государствами региона. Мы надеемся, что они останутся в таком ключе. Диалог очень важен для нас. В Минске мы обсудили многие вещи, например, с представителями России. Стало больше доверия и прозрачности, в частности, в военной сфере».

Споры о том, кто прав, кто виноват, конечно, интересны, но бесперспективны. Александр Лукашенко уверен: все по-своему правы. Но нужна воля идти дальше.

Обиды как тяжкий багаж, как чемодан без ручки – жалко бросить, но так тяжело нести. В сегодняшних реалиях это отнюдь не патетика.

Григорий Иоффе, профессор Рэдфордского университета (США): «Впечатления очень хорошие. Это выступление Президента, его неформальные слова. Вчера всё начиналось с общих слов, убаюкивающих. Но когда темы фокусируются, и зал заседаний становится меньше, то там оживлённый предметный разговор. И ты начинаешь понимать, что не зря сюда приехал».

Самуэль Чарап, старший научный сотрудник корпорации РЭНД (США): «Политическая обстановка такова, что многие игроки не готовы разговаривать об этом. Но надо вспомнить про «Хельсинки -1» – был разгар «холодной войны». И всё-таки нашли политическую волю. Главная проблема сейчас то, что отсутствует политическая воля для начала разговора во многих столицах Евроатлантического региона».

И пусть идея в духе «давайте жить дружно» не слишком популярна в мире, кто-то ведь должен остудить «горячие» головы. И хорошо, если это сделают словом – экспертов, политиков, а не оружием.

Комментарии 0

ico
Нет комментариев