Искусственные цветы загрязняют Землю: на Радуницу ассортимент опасных «украшений» огромный

543

Сады зацвели, а вместе с ними по всей стране буйным цветом – пластиковые оазисы. Неосознанно ускоряем шаг, проходя мимо такой «красоты». Но вот на кладбище от неё никуда не деться. Экономный вариант без хлопот: точно до следующей Радуницы простоит. И это настоящая катастрофа! Экологическая. 

В отличие от прочих цветов кладбищенские подвержены цветению круглый год. Собственно, это и есть главное конкурентное преимущество перед натуральной флорой. За ней надо ухаживать, а здесь поставил, проявил уважение к покойному, и сияют они яркими пятнами, не взирая на перепады температур, дождь, град и камни с неба. Да и выцветают намного медленнее, чем прежнее поколение эрзац-икебаны, ведь химия, что ни говори, идёт вперёд быстрее ботаники.

Это потом пойдёт клубника, после неё черешня, а пока сезон пластиковых цветов. Копеечка к копеечке – и выходит, что тратят на это белорусы ежегодно уже больше миллиона долларов. Из натуралов здесь – только несколько сиротливых гвоздичек, как дань прежним традициям.

Вообще, если можно так выразится, кладбищенская мода на искусственную флору – это явление сравнительно новое, и связано оно, в первую очередь, со взлётом китайской промышленности в начале 90-х, когда все искусственные цветы, ёлочки стали стоить недорого. Плюс ко всему это наложилось на тягу предпринимателей первой волны ко всему яркому, броскому и, местами, аляповатому. И глядишь ты – прижилось.

Вот так выглядят траурные венки и корзины до входа в вечность (см.видео), а вот так после. Просто, как куча жжёной проволоки. Вряд ли на этом месте в нынешнем году пробьётся хоть какая-нибудь трава.

Если флос-ординарис, то есть «цветок-натуральный» можно разъять разве что на пестик-тычинку, хлорофилл и «любит, не любит» (в общем, биология, 5-й класс), то подобные растения разлагаются на химию уже институтского уровня.

Лепестки – это синтетические ткани, например полиэстер, латекс, органза, обработанные различными химическими составами для придания пластичности и стойкости. Для окрашивания чаще всего используются довольно токсичные анилиновые краски. Стебли, бутоны и иные декоративные элементы в большинстве случаев – из хлорсодержащего пластика, ПВХ. Сердцевина и мелкие детали – из пенопласта, а он при нагревании может выделять канцерогенное вещество стирол, который относится к ядам и плохо пахнет.

Если подобный красочный мусор не сжигается прямо у кладбища, то отправляется на полигон бытовых отходов. Там ему, если честно, тоже не очень рады. Ведь разложить такой цветок на составляющие, которые затем пойдут во вторичную переработку, у нас пока не реально. В такое повторное дело могут идти лишь ПЭТ-бутылки и полиэтилен. Его, к слову, собирают менее охотно, уж очень легковесен.

За мусор нынешней весной взялись даже парламенте. Депутаты решили-таки внести изменения и дополнения в закон по обращению с отходами. Обещают принять ещё в эту сессию, а ещё обещают, что акцент там будет на том, чтобы стимулировать к переработке мусора частников.

Николай Улахович, член Постоянной комиссии по вопросам экологии, природопользования и чернобыльской катастрофы Палаты представителей Национального собрания: «Возможности в законе они и так есть. Каждый производитель должен за упаковку, которую производит отчислять оператору,  который здесь в Беларуси этих ресурсов. Этот оператор сегодня находится в системе Министерства жилищного хозяйства. Вот эти деньги от каждой упаковочки, процент, идут для того, чтобы можно было взять и построить мусороперерабатывающие производства – этот закон будет об этом говорить». 

Легенда гласит, что уже есть оборудование, которое может распознавать и сортировать отходы по типам – пластик к пластику, металл к металлу, пепел к пеплу, прах к праху. Но это пока не у нас. А вообще борьба с мусором по своей хайповой составляющей приближается к глобальному потеплению. В марте уже есть очередной рекорд – в желудке кита выброшенного на берег на Филиппинах нашли 40 кг пластика. Шокировали подобные находки и в прошлом году, но тогда было 17 максимум, а теперь – 40. Прогресс, так сказать, на лицо. В том числе и в связи с этим в Калифорнии «лонг-айленд» уже не потянешь – пластиковые трубочки официально запрещены. Да что там – Европарламент с 2021 года запретит одноразовую посуду и пластиковые пакеты. В сравнении со всей этой глобалистикой наши цветы – едва ли не меньшее из зол.

Евгений Лобанов, директор центра экологических решений: «Без изменения какой-то культурной составляющей, одними запретами сложно решить. С другой стороны кажется должно быть и более серьёзное внимание государства, потому что это опять же эти товары с очень странным составом зачастую бывают не подлежат утилизации, мне кажется их нужно регулировать».

Экологи говорят, самый безболезненный способ снова заменить химозные букеты натуральными – дать кладбищенской моде обратный ход в сторону «ретро». Примеров красивых и торжественных церемоний с использованием флос-ординарис – цветов натуральных предостаточно, а еловые лапки и гвоздики не считались зазорными даже на похоронах генсеков и генералисимусов. По крайней мере, в «неуважении» к покойным за них уж точно никого не упрекали. А следили за этим строго.

Корреспонденты:
Константин Степанец
Операторы:
Владимир Слиж