Оказалось, что Ночь музеев, прошедшая накануне, была почти полностью подчинена теме великих женщин Беларуси. Конечно, не станем перечислять все события, остановимся на самом интересном и знаковом.

В Несвижском замке открылась выставка, посвящённая удивительной женщине – Марии Дороте Радзивилл де Кастелан де Талейран. Во второй половине XIX века первая красавица Европы жила в Беларуси, и именно с её легкой руки Несвиж превратился в маленький Париж. Но почему мы так мало знаем о ней?

Слуцкая брама старше Триумфальной арки на Елисейских. Фарный костёл под стать Нотр-Дам. А замок – будет Лувр! Всё хорошо, решила прекрасная маркиза, приехав сюда впервые в мае 1865 года. И это она ровно 150 лет назад нарекла Несвиж «маленьким Парижем» – на века.

Княгиня Анна Радзивилл: «У неё были светлые глаза, а у меня тёмные. Я скорее в свою бабушку Изабеллу, правнучку Марии Дороты. Я думаю, даже не королева Барбара, а она первая среди женщин семьи. Она вернула её на Родину, отстроив резиденцию».

Дебют на выставке к 175-летию мадам, любившей жемчуга. Обычно Анна – за мужем. Он, кстати, тоже Радзивилл. Только Матей – из другой линии рода, где сильный пол не привык находиться «в тени». На титуле мемуаров «Princess Antoine Radziwill» – по мужу, 14-му ординату несвижскому. Этикет и не более, как сейчас ясно.

Ольга Попко, кандидат исторических наук: «Я думаю, что скорее, по расчёту, поначалу. Потому что брак этот организовали родители князя Радзивилла и бабушка будущей княгини Радзивилл, Марии Дороты».

В девичестве де Кастелян, внучка легендарного маршала Франции. На портрете знаменитой серии «в лавровом венке» (оригинал ныне в Варшаве), среди «прочего» фамилия Talleyrand. Да, великий дипломат дней романа «Война и мир» – тоже родственник Марии Дороты. От него, возможно, привычка маркизы с юности знать, что при дворах и в кабинетах.

Ирина Соломатина, руководитель лаборатории гендерных исследований: «Безусловно, были “корсеты”, но с другой стороны, всё-таки нужно подчеркнуть, что мы говорим о женщинах-аристократках. Их роль не осмыслена до конца. И в Беларуси есть над чем работать. Что важнее: мужская политика или женская “охранная дипломатия”?»

Обратимся к эпистолярному наследию Марии Дороты. За 75 лет жизни – сотни страниц. Часть недавно купил на Западе музей Несвижа. К примеру, письмо к Вильгельму Второму. Ещё будущий кайзер Германии лично кланялся в фамильном замке Марии Дороте. Она же в строках предупреждала императора об опасности «глобального конфликта». За сорок лет до Первой мировой! Среди адресатов также небезызвестные политики фон Бисмарк и генерал Галифе.

Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Марии Дороте удалось убедить Николая Второго вернуть вещи, принадлежность которых была доказана из Эрмитажа. Это был единственный, наверное, случай в истории».

Повторить ту «реституцию» 1905 года сегодня не реально. Среди заслуг дамы, ордена на груди которой до сих пор не изучены, приобретение архива Неборовской линии рода. А из имения Верки Витгенштейнов (некогда Радзивиллов) были доставлены более 800 сундуков оружия и доспехов. Часть из них потом оказалась за океаном, в Метрополитен-музее Нью-Йорка. С которым сейчас Несвиж ведёт переговоры о выставке.

Надежда Высоцкая, доктор искусствоведения: «В Несвиже впервые шла фотосъёмка. В 70-х годах XIX века! Благодаря ей мы сегодня можем восстановить многие интерьеры. Скорее всего, если публикация в чёрно-белом виде, он не сохранился».

Речь о самом «тиражном» изображении княгини – в овале. Оно перепечатывалось из монографии в монографию. Мол, другого не встречали. Мария Дорота, судя по вновь отрытым портретам, предпочитала тогда молодое искусство «светописи». К сожалению, зародившийся в родной маркизе Франции кинематограф, как-то не запечатлел даму, сохранившую «осиную талию даже после 60-ти.

Наталия Жерко, заместитель директора Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Зародилась идея этого проекта у нас ещё год назад. Смогли посетить замок Рошкот, родовое имение её семьи. Мария Дорота в возрасте 27 лет со своей матерью».

Страницы альбома 1867 года. То есть ещё до полного возращения Радзивиллов в Несвиж. После бегства князя Доминика, вслед за Наполеоном, 60 лет считалось не комильфо бывать хозяевам в главном доме всего клана. Она же, ставшая Радзивилл после венчания, отдаст 29 лет возрождению замка. «Собирать» – девиз уже пятого поколения.

Князь Матей Радзивилл: «Люблю покупать такие предметы, которые я точно знаю, что это было Марии де Кастелян. Или кого-то другого. Потому что это такая “живая история”».

К юбилею княгини Матей преподнёс в дар музею три гравюры XVII века. На одной из них князь Николай «Сиротка». Тот самый, сделавший Несвиж пять столетий назад равным столичному Вильно. Он не только возвёл замок, но и заложил храм со своеобразным «городом мёртвых». По ступеням спускаемся в некрополь тех, чьё прозвище от слова «радзіць» – советовать. Правда, «сильные мира» прислушивались не всегда.

Она умерла в 1915 году. Оказавшись, по сути, меж двух фронтов. Прусаки считали француженкой, русские тоже относились с опаской. Сегодня прах Марии Дороты де Кастелян Талейран Радзивилл находится в фамильной крипте.

Ирина Соломатина, руководитель лаборатории гендерных исследований: «После Марии Дороты замок простоял 100 лет без реконструкции. Представляете! То есть если бы её не было, то сегодня мы бы, может быть, и не имели этого места».

До сих пор во Всемирной сети на запрос «Мария Дорота…» ключевая фраза – «основательница пяти несвижских парков». Да, конечно. Однако по заслугам этим именем назвать бы эпоху рубежа двух веков – XIX и XX, о которой британцы гордо заявляют «Викторианская».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram