Инновационные разработки будут активнее внедрять в производство

Учёные представили правительству стратегию развития науки и технологий. Документ перспективный, содержит задания не на годы, а на десятилетия. Он должен стать главным итогом Года науки. К слову, объявленным Президентом именно для того, чтобы больше внимания уделить учёным и их роли в выполнении государственных задач.

Они начинали производство с половины грамма. 300 граммов казались максимумом. Сейчас – спустя четыре года – 100 килограммов субстанций ежегодно отдают на соседнее предприятие. О таких объёмах и не мечтали. К примеру, на всю страну одного препарата для лечения рака крови нужно 50 граммов.

Елена Калиниченко, заместитель директора Института биоорганической химии НАН Беларуси: «Здесь мечта осуществилась, и теперь мы снабжаем полностью республику препаратами, которые здесь созданы. Таких технологий не существует в странах СНГ».

Когда-то она в теории описала то, что стало единственным в стране суперсовременным производством с полным циклом. Здесь готовят и субстанции, и лекарства – противоопухолевые препараты. Для знатоков, это пятый технологический уклад. Несколько препаратов «ХимФармСинтеза» зарегистрированы в Казахстане, второй – проходит процедуру в России.

Рентабельность производства составляет 20%. Прибыль – это коммерческая тайна. Но ежегодно «ХимФармСинтез» экономит государству 30 миллионов долларов. Имея на руках формулу современного препарата, придуманного во Франции, Германии или Великобритании, учёные, с одной стороны, удешевляют производство, с другой стороны, способны повысить качество препарата.

Елена Калиниченко, заместитель директора Института биоорганической химии НАН Беларуси: «И часто даже это снижение стоимости отрицательно сказывается, потому что покупатель говорит: «Если там стоит 300, то что вы налили в свой флакон за 30? Там есть у вас препарат?» И нам приходится доказывать, что там есть препарат, сделанный по современной технологии, что это позволило нам снизить эту стоимость».

Это не просто пример сбывшейся мечты учёного-теоретика, но и образец того, что наука способна приносить деньги.

Валентин Остапчук, заведующий сектором научно-производственного центра «ХимФармСинтез»: «Сначала изучаешь книжки, а потом идёшь и воспроизводишь своими руками. Это всегда интересно. Приносит доход прикладная наука».

Под крышей этого же научного института бьются и над созданием таблетки будущего. Речь идёт о воздействии на белки человека. Во-первых, в лаборатории их научились получать. Во-вторых, на них отрабатывают все мыслимые и немыслимые химические соединения. Прогнозируют, как могло бы подействовать несуществующее пока лекарство. Сама работа с белками человека, а не животного, уникальна.

Ярослав Диченко, старший научный сотрудник лаборатории белковой инженерии Института биоорганической химии НАН Беларуси: «В будущем хотим сделать так: вы приходите к врачу, он проверяет ваш организм, записывает «чёрный ящик» с информацией о всех ваших белках, а потом, когда вы берёте новый лекарственный препарат, он вам выдаёт ответ, что у вас всё отлично будет или, наоборот, возникнут такие и такие побочные эффекты».

Подобные разработки есть и в мире. Но внедрить технологию в фармпроизводство, пожалуй, не удалось ещё никому. Пока стандарт использования лабораторных животных непоколебим. И гонка за создание того самого «чёрного ящика» в разгаре. Смогут ли белорусы опередить конкурентов? Пока из заработков – продажа белков за границу. И это, конечно, показатель (то, что делают в Беларуси, востребовано), но далеко не финиш. Чего в учёном больше? Романтики или расчёта? Веры в лучшее будущее или в то, что деньги решают многое? Ответ на поверхности: всего понемногу. Но не приходится ли учёным стучать в закрытую дверь? Готовы ли предприятия внедрять разработки, которые порой и выглядят рискованными?

Андрей Рыбак, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Мне кажется, что мы в самом начале этого пути. Несмотря на то, что очень много делается».

Ответ откровенный. Тем более, что профильный депутат – экс-заместитель генерального директора «Беларуськалия» – ситуацию знает. Отсюда и желание сделать парламент площадкой для дискуссий. Здесь за одним столом собрались гиганты машиностроения и академики. Признают: сегодня доля инновационной продукции составляет 16%. Задача: к 2040 году довести этот показатель до 25%.

Сергей Чижик, первый заместитель председателя Президиума НАН Беларуси: «Трудно судить о том, много или мало. Инновационная продукция считается таковой три года. Диалог тогда будет, когда будет интерес и кровная потребность со стороны производства. Понимание, если ты сегодня не на передовых позициях в мире, то тебя практически нет».

Депутаты готовы подвести законодательную базу под возможности учёных и потребности производственников. Мировой опыт говорит: наука и производство идут рука об руку. Кто в этом преуспел, видно из глобального инновационного рейтинга. В нём сравнивают около 130 стран. Лидеры: Швейцария, Швеция, Нидерланды. Беларусь в последние годы теряет позиции. Да, конкуренция в Европе высока. Но сколько в стране по-настоящему прорывных идей? Исследование показывает: более половины изобретателей всего мира сконцентрированы в 30 «горячих точках». И Беларуси среди них пока нет.

Фрэнсис Гарри, генеральный директор Всемирной организации интеллектуальной собственности: «Первые 20-25 позиций Глобального инновационного индекса – страны с высоким доходом, индустриально развитие страны Европы, Северная Америка, Япония. Китай – первая страна со средним уровнем дохода, вошедшая в число лучших».

В Беларуси ищут новые формы поддержки науки. Республиканский централизованный инновационный фонд работает с этого года. 40% его средств направлены на прикладную науку. Сумма невелика (20 миллионов долларов), но даёт эффект.

Александр Шумилин, председатель Государственного комитета по науке и технологиям Беларуси: «В этому году мы профинансировали в полном объёме все заявки всех госорганов, что касается прикладных исследований. У нас сегодня заявки превышают возможности плановых назначений на 80 миллионов».

В регионах «прикладные» ресурсы местных фондов использовали всего на 4%. Излишки готовы аккумулировать в центре, чтобы перераспределить тем, кому деньги нужны не для «заначки», а для дела. Какой быть науке завтрашнего дня? Своё видение академики представили правительству. Попытались заглянуть в 2040 год. Уверяют: строить такие долгосрочные прогнозы – мировая практика.

Владимир Гусаков, председатель Президиума НАН Беларуси: «Будет увеличиваться финансирование науки, но это не самое главное. Основное – это переход на новый этап индустриализации. Он базируется на информатизации, на цифровой экономике».

Правда, за счёт чего Беларусь готова рвануть и к каким показателям хотят приблизиться академики, для журналистов так и осталось загадкой. Проект стратегии-2040 – это пока закрытый документ. Из выводов лишь то, что стратеги от науки уверены: инновации могут даже небольшой экономический подъём сделать долговременным ростом. И всё чаще из разных уголков планеты звучит: именно инновации кормят мир. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram