И вкус, и цвет

Тема запрета поставок на российский рынок белорусских продуктов, а точнее мяса и молока 23 белорусских предприятий, медленно, но верно приближается к разрешению. Специалисты Россельхознадзора совместно с белорусскими ветеринарным контролем выборочно проверили несколько предприятий. И надо сказать, остались довольны.

Рассмотрению ситуации посвятили заседание Евразийской экономической комиссии в Москве. Не говоря уже о том, что тема на особом контроле у Президента Александра Лукашенко.

К пятнице уже шесть заводов получили российское «добро» на поставки. Казалось бы, продовольственный конфликт исчерпан. И дальше две страны-участницы Евразийского экономического союза будут двигаться в полном согласии. Но в пятницу вечером Роспотребнадзор усомнился в качестве белорусской поваренной соли. А потому эксперты вновь заговорили о проверке на прочность будущего… Нет, не белорусско-российских отношений, а всего Евразийского экономического союза.

18 дней без экспорта на Россию позади. Минувший четверг на Гомельском мясокомбинате в шутку решили объявить днём справедливости. Россельхознадзор снял все свои запреты на поставки продукции этого мясокомбината. На памяти директора это уже третий российский запрет. И самый болезненный.

Ричард Стефанович, директор Гомельского мясокомбината: «Естественно, я переживал, но я не показываю, как я переживаю. Коллектив не должен этого видеть и это ощущать. Мы работали в обычном режиме и готовились к тому, что приедут нас проверят и мы докажем свою правоту и нас откроют. Поэтому так и случилось. Я вчера позвонил одному из наших старейших клиентов, что мы получили разрешение на открытие, он ехал за рулём и кричал долго “ура”. Поэтому нас ждут».

Отправлять машины на восток также теперь могут Жлобинский мясокомбинат, Витебская бройлерная птицефабрика, агрокомбинат «Скидельский» и птицефабрика «Рассвет». Их тоже исключили из запретного списка. Ещё раньше, 4 декабря, такое право получил Калинковичский мясокомбинат. Но «гордиев узел» между остальными белорусскими заводами и российским ведомством не развязан и уж тем более не разрублен – перед 12 заводами шлагбаум пока закрыт.

Ситуацию с поставками разрешали всю неделю. Во вторник, 9 декабря, ветеринарная служба Беларуси и Россельхознадзор начали совместные проверки белорусских мясокомбинатов. Все документы, осмотр производства и лабораторий – по первому требованию. На следующий день – уже в Москве – свои выводы делали эксперты Совета Евразийской экономической комиссии: так называемый реэкспорт санкционных товаров из Беларуси укладывается в регламент Таможенного союза, а большинство претензий к качеству белорусских продуктов не имеют оснований.

Сергей Румас, представитель Беларуси в Евразийской экономической комиссии: «Мы выяснили, что претензий к белорусской стороне нет, белорусская сторона добросовестно исполняет все свои обязательства…»

Не обошлось на Совете и без маленьких сенсаций. Оказывается, Россельхознадзор не имеет на запреты поставок односторонних полномочий. Это значит, подчеркнули участники заседания, его действия незаконны. Сообщалось, что распоряжение на снятие запрета в отношении белорусских продуктов дал и первый зампред российского правительства Игорь Шувалов... Казалось бы, всё, вопрос снят и можно заказывать отгрузку. Но исполнять специальное решение в Москве не спешат. Отложили до понедельника.

Ситуация с продовольствием и транзитом – тема главных новостей прессы. И не только белорусской. Вот фрагмент передачи «Время покажет», которую ретранслировал и телеканал ОНТ. Помощник руководителя Россельхознадзора пытается объяснить, мол, Беларусь стала чаще в своём производстве использовать импортное сырьё, вот и получается, что «теперь белорусское – не значит хорошее». Студия реагирует бурно.

Александр Кнобель, директор Центра исследований международной торговли РАН ХиГС: «Это можно делать! Белорусская колбаса, даже произведённая из польской свинины, может легально попадать в Россию. В 2010 году в Таможенном союзе мы убрали ограничения по перемещению. У нас одна страна, есть единый таможенный тариф. Есть два варианта: или мы убираем эмбарго, или мы воздвигаем границу между Беларусью и Россией и откатываемся к 2009 году».

Надеется на то, что белорусские продукты никуда не исчезнут, калининградец Николай Миронов. Говорит, что как конструктору ему проще создать новый образец техники, чем найти натуральное в российских продуктах. Во всяком случае, в тех, которые он пробовал. Другое дело – белорусские. В магазин на проспекте Калинина Николай заходит каждый день.

Николай Миронов, житель г. Калининграда: «Польша, Украина закрыты, канал из Беларуси – самый востребованный. У нас просто беспредел качества, а Беларусь в борьбе за рынок сражается качеством».

И такие мнения не единичны. В Смоленске и Брянске, Санкт-Петербурге и Москве… Где бы мы ни интересовались отношением к белорусским продуктам, ответы примерно одинаковы: это бренд, которому доверяют.

Месяц трений. Более 200 миллионов долларов потерь… И хотя Россия постепенно снимает запреты, испытания для белорусских предприятий не заканчиваются. Российский рубль весьма ощутимо падает. И такая кривая для белорусских производителей прибыли не обещает.

На чём зарабатывают наши заводы и комбинаты, объяснить можно на примере обычной варёной колбасы. Её цена состоит из: сырья – это примерно три четверти; ещё около 15% – затраты на электроэнергию, транспорт, налоги и заработную плату. Остаётся всего 10% – это и есть доход предприятия. Немного, но всё-таки работа рентабельна. Однако из-за падения курса российского рубля такая прибыль была месяц назад. Сегодня хорошо, если продажа выходит «в ноль».

Спрашивается: зачем тогда нужны такие маловыгодные поставки? На это у любого комбината сразу несколько ответов: во-первых, работа на экспорт приносит ту самую валюту, которой не всегда хватает, и лучше меньше, чем ничего. Во-вторых, есть определённый риск: сегодня уйдёшь с российского рынка, завтра твою нишу займут другие. Поэтому, образно говоря, «ноль» производители в перспективе видят всё-таки со знаком «плюс». Алгоритм действий был выработан ещё несколько лет назад. Но встречаясь на этой неделе с министром иностранных дел, Президент вернулся к теме уже с учётом новой ситуации.

Очевидно, экономическое взаимодействие и торговля будут в 2015 году основным предметом диалога не только между Беларусью и Россией. Схемы и принципы Евразийского экономического союза, который должен заработать уже 1 января, предстоит серьёзно адаптировать к практике. К условиям изменения внешних обстоятельств – речь, в данном случае о санкциях Запада против России и её ответе в виде продовольственного эмбарго, – новое интеграционного объединение ЕАЭС оказалось, мягко говоря, не готово. Какие ещё сюрпризы преподнесет этот союз – пока приходится только гадать.

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований: «Он сегодня не выполняет базовые функции, которые были заложены, а именно свободы движения капиталов, услуг, рабочей силы… То, что мы сегодня видим, это кризис евразийских интеграционных процессов. И вызван он несогласованными действиями российской стороны с партнёрами. Необходимо приготовиться, что такие случаи могут возникать и в дальнейшем».

Эксперты утверждают: для движения вперёд нужны общие консультации, а не односторонние действия. Некоторые увидели в такой стратегии Москвы ещё и попытки склонить, прежде всего, Минск и Астану к присоединению к российским санкциям против Запада. Но на официальном уровне у нас определились ещё осенью: санкции России – это её дело и её право. Наша задача – конечно, взаимодействовать, но укреплять свою экономику. А вот внутри Евразийского экономического союза необходимо работать по его условиям, а не в соответствии с сиюминутными желаниями какой-то одной стороны, пусть даже и самой мощной. Кстати, именно это привлекает к Союзу другие страны.

Сергей Чалый, экономический аналитик: «Механизмы ЕАЭС всё-таки работают. Они изначально создавались, чтобы разрешать такого рода односторонние торговые споры, и они их разрешают. И здесь даже видно, что действия России – они же были партизанские. Это же не было решением правительства! Они сейчас сами говорят – это самодеятельность, и они понимали, что такие действия не вписываются ни в правовое поле, ни несут никакой экономической логики».

Виктор Лищенко, директор Центра международного агробизнеса и Российской академии народного хозяйства и государственной службы: «Нужно спокойно решать эти вопросы. Есть контролирующие органы и с вашей стороны, и с нашей стороны. Надо это решать. Садиться за стол, вести переговоры и не допускать никаких слухов, потому что всё это влияет на рынок, не только на рынок сельскохозяйственной продукции. Наоборот, нужно делать так, чтобы укреплять наши узы дружбы, понимания друг друга».

У белорусских предприятий, продукция которых всё ещё находится под грифом «не пускать», на понедельник особые надежды. На заседании Совета Евразийской экономической комиссии отмечали, что именно 15 декабря Россельхознадзор готов снять запреты. Возможно, целиком, возможно, частями – сейчас не столь важно, ведь спор, по сути, Беларусь выиграла, в очередной раз отстояв репутацию честного производителя. Но полученный опыт говорит: работать необходимо по таким методикам и технологиям, иметь такой уровень взаимоотношений с партнёрами, чтобы сходу отвечать на любые претензии, от кого бы они ни исходили.

На 23 декабря намечено заседание Высшего Евразийского экономического совета. Можно не сомневаться – разговор на нём пойдёт очень серьёзный, а главным вопросом станет: что дальше? Слишком многое поставлено на карту: политика, экономика, благосостояние миллионов людей, их желание жить в стабильных странах и в предсказуемых условиях. Собственно, всё другое – второстепенно.

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram