«И опять среди лесов водит хлопцев Бумажков». Первая партизанская операция на территории Беларуси

634

Партизаны – белорусский символ и уже белорусский бренд. Одна из первых наших операций прогремела на весь мир 20 июля 1941 года. Немецкое агентство «Трансокеан» сообщило, что белорусские партизаны напали на штаб пехотной дивизии вермахта и убили её командира. Спустя несколько дней советское информбюро подтвердило это сообщение. Всему миру стало понятно: на этих землях оккупантам будет несладко. 

Сейчас Оземля –  это небольшая деревенька в Гомельской области, а до войны – совсем другая ситуация. Здесь и разместилось командование целой немецкой дивизии. Под штаб немцы заняли самое просторное помещение – местную школу. Система дозоров работала, как положено. В конце деревни была замаскированная артиллерийская батарея. Соваться сюда было небезопасно. 

Уже через два дня после начала войны вышло постановление Совета народных комиссаров «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе». Эту функцию возложили на истребительные отряды. В них принимали всех тех, кого не призвали. Это были мужчины младше 23 и старше 36 лет. А таких в 1941-м на всю страну набралось аж четверть миллиона. Разгром немецкого штаба в Оземле на счету партизанов отряда «Красный октябрь». 80 полешуков из Октябрьского района БССР. Командир – первый секретарь райкома Тихон Бумажков.

Разбившись на взводы и отделения, мы приступили к военным занятиям, обучались маскировке, искусству владеть оружием, пользоваться топографической картой, компасом. Приобрели мы и необходимые сапёрные знания. Достали аммонал, заминировали мосты, вырыли окопы. Сотни бутылок с горючим для поражения танков держали наготове. 

Свой первый серьёзный бой они дали 15 июля – на мосту через Птичь. Двое суток истребительный батальон Бумажкова сдерживал врага. Правда, немцы нашли способ переправится в других местах. Линия фронта покатилась дальше, а отряд теперь уже партизан ушёл в чащу. 

Казалось, помощи ждать действительно неоткуда. Но помог случай. В Калинковичах на ремонте стояли два бронепоезда. Машина была по тем временам уже архаичная, но по-прежнему страшная. Один из них – с бойцами отступающей Красной Армии – и пришёл на помощь теперь уже партизанам 18 июля. 

Штаб немецкой дивизии обнаружили партизаны, а налёт на него планировали уже совместно с командой бронепоезда. Разведка, посланная в деревню, не вернулась. Чтобы не вызвать подозрений решили послать людей из команды бронепоезда – бывших воспитанников Пинского детского дома Пашу Страпко и Женю Зелинского. Под видом сельских пастушков они три часа гуляли по Оземле и узнали всё, что нужно. 

Рано утром 18 июля бронепоезд максимально тихо подошёл к деревне и открыл огонь из всех пушек по замаскированной немецкой батарее. Затем выстрелами подожгли штаб. В это время с другой стороны деревни атакует партизанский отряд Бумажкова. Под перекрёстным огнём фашисты отступают из деревни и здесь попадают в партизанскую засаду. В тот день под Оземлей никто из кольца так и не вырвался. 

Вермахт потерял здесь 80 солдат и офицеров, множество техники, но главное – штабные карты. За этот налёт Тихон Бумажков первым из партизан Великой Отечественной будет удостоен звания Героя Советского союза.

«И опять среди лесов водит хлопцев Бумажков», – это Петрусь Бровка писал ещё тогда. Оземлю фашисты сожгут практически дотла. Тихона Бумажкова, как талантливого командира, заберут в действующую армию. В ноябре 1941-го он погибнет под Полтавой. К тому времени в его родном Октябрьском районе будут действовать уже 13 партизанских отрядов. Тогда же станет понятно, что партизанское движение на Беларуси будет ожесточённым. Так и случилось.