Признаем, что не белорусские выборы являются сейчас темой номер один для Европы. Она с напряжением ожидает результатов другого голосования. Греция провела референдум, в ходе которого гражданам было предложено принять решение о том, соглашаться или не соглашаться на условия погашения долгов, с которыми выступают кредиторы.

О греческом референдуме. Граждане этой страны решали, платить или не платить по долгам на условиях кредиторов.

На первый взгляд, вопрос представляется абсурдным. Разве уплата долга может быть темой для обсуждения в приличном обществе? Однако давайте согласимся, что этот референдум – лишь часть долгой истории греческой финансовой зависимости.

«Да» или «Нет». Греция делает исторический выбор, от которого, по сути, зависит судьба страны и, возможно, всей объединённой Европы. Греки должны либо принять предложения международных кредиторов, либо отказаться их исполнять. А предложения неприятные и болезненные: увеличение налогов, отмена субсидий фермерам, пенсионная реформа, сокращение социальных выплат. Такой ультиматум премьер-министр страны посчитал унизительным и инициировал референдум. Разумеется, Алексис Ципрас призвал народ сказать «нет» кредиторам.

Алексис Ципрас, премьер-министр Греции: «Граждане Афин, греческий народ, мы должны остаться в Европе. Но мы решаем жить в Европе с достоинством, работать и процветать и быть равными среди равных. Мы должны все вместе сказать "нет" любым ультиматумам. Никто не имеет права угрожать разделить Европу. А ультиматумы, как известно, иногда возвращаются бумерангом к тем, кто их предъявляет».

Оппозиция считает жизненно важным продолжение сотрудничества с кредиторами. Иначе Греция будет вынуждена покинуть еврозону, а самостоятельно справиться с финансовыми проблемами эллинам не под силу.

Среди наиболее ярых критиков греческого премьера – его предшественник, а ныне лидер оппозиции Антонис Самарас.

Антонис Самарас, премьер-министр Греции с 20.06.2012 по 26.01.2105: «В воскресенье мы будем голосовать за или против евро, и никак иначе. Правительство обещает, что в случае поддержки на референдуме ему удастся добиться более выгодных условий от кредиторов в ближайшие 48 часов, но что они сделали за последние 5 месяцев? Это просто нереально».

Как показывают опросы, силы сторон примерно равны. Между тем референдум проходит на фоне драматических событий: Греция не вернула часть долга МВФ, что фактически означает дефолт, во вторник в стране не открылись банки, в банкоматах установлен лимит на снятие наличных – не больше 60 евро в сутки. Самой уязвлённой категорией, как обычно бывает в таких случаях, стали пенсионеры. Конец месяца – время выплаты пенсий.

Банки в Греции должны открыться во вторник, но вопрос, хватит ли наличных. В связи со сложившейся неопределенностью у банкиров есть опасения на счёт своевременного поступления средств из Европейского центрального банка. В последние годы внешний долг страны рос как снежный ком. Сегодня это около 320 миллиардов евро, или 175 % от ВВП. Правда, в Европе есть ещё три страны, которые накопили такие долги, по сравнению с которыми даже греческие кажутся мелочью. У Италии и Франции – по 2 триллиона евро, и ещё один – у Испании. И мало кто может спрогнозировать что будет, если экономики этих стран пойдут по греческому пути.

Давайте попробуем разобраться в сложной греческой проблеме. Во-первых, многих удивляет сам факт проведения референдума на финансовую тему. В самом деле, как можно, попросив взаймы у соседа или взяв кредит в банке, собирать семейный совет и выносить на голосование вопрос о том, будем отдавать или нет? Совершенно невероятная ситуация. Но теперь представьте, что у соседа денег занял маразматик-дедушка, а кредит в банке оформил сын-оболтус. А вам как главе семейства нужно думать, где на всё это взять денег. Согласитесь, что в подобной ситуации семейный совет уже не выглядит чем-то невероятным. Напротив – почти очевидным.

Примерно то же самое и в Греции. Там убеждены, что попустительство прежних руководителей завело их страну в финансовый тупик. И с какой тогда стати простым гражданам потуже затягивать пояса, а пришедшей к власти партии «Сириза» – брать на себя ответственность за чужие ошибки? Вот она и предлагает грекам самим решить, признавать условия выплат или нет. Раз это касается каждого грека, то и давайте воспользуемся инструментом высшего проявления демократии.

Собственно, на прошедшем в пятницу митинге люди как раз и говорили о том, что условия обслуживания кредитов обрекают их на бедность. То есть они не отказываются возвращать долг, они настаивают на пересмотре условий его погашения. И в случае, если на референдуме большинство греков поддержит такую точку зрения, то переговорные позиции Ципраса станут гораздо крепче. Поэтому он и призывает греков сказать нет условиям выплат.

Попахивает популизмом, скажете вы. Возможно. Но вы ж не будете спорить с тем, что международные финансовые институты – это опасные игроки. Что Международный валютный фонд поставил в сложные условия не одну страну, играя на алчности их руководителей. Схема-то простая: вначале выдаётся кредит со странными условиями использования, потом часть его разворовывается местными чиновниками, а когда приходит пора расплачиваться – ничего не остаётся, как брать новый кредит, который идёт на покрытие старого. А проценты нарастают. Так было и в Аргентине, и в Эквадоре, и в России. Почему же греки не могут предположить, что их случай из того же ряда?

Правда, доля МВФ в общем кредитном пакете незначительная. Основной же кредитор Греции – страны еврозоны.

Давайте посмотрим на структуру долга и поставим себя на место гражданина сильной европейской страны. Ну, скажем, Голландии или Германии. Правительства этих стран, желая сохранить и укрепить европейское сообщество, оказывали помощь Греции. Очевидное же желание, правда? За последние пять лет они влили в греческую экономику миллиарды евро. Хотя могли эти деньги пустить на собственное развитие. Дошло до того, что каждый голландец, немец или француз уже одолжил Греции столько, что имеет право на недельный безмятежный отдых за счёт греческого бюджета. А те, вместо того чтобы с благодарностью начать обслуживание этого долга, ещё раздумывают, возвращать или нет.

Несправедливо, правда? А несправедливость – это плохой симптом. Это начало распада любого общественного организма. И чтобы понять, как греческая несправедливость повлияет на Европу, давайте разберёмся с масштабами.

ВВП Германии – почти 4 триллиона долларов. Греция должна ей 74 миллиарда. Значит, в случае списания этого долга германская экономика потеряет одну пятидесятую часть своего годового оборота. То есть, округляя, цена вопроса – неделя работы для всей Германии. Для экономики же Евросоюза греческий долг – это одна 71-я его ВВП. И значит, вероятность того, что дело дойдёт до выхода Греции из зоны евро, не так велика.

Представим, что Европу ждёт дальше. С одной стороны, для содержания в рабочем состоянии такого огромного организма, как Евросоюз, необходима дисциплина. И если Греция в течение пяти лет добровольно брала на себя финансовые обязательства, то она обязана их исполнять. В противном случае выход Греции из еврозоны представляется совершенно очевидным. И ничего страшного, живут же Швеция, Дания или та же Польше без евро – и нормально живут.

Но с другой стороны, до сих пор нет юридического механизма, определяющего выход страны из еврозоны. И на его выработку у европейских институтов уйдёт немало времени. А кроме того, уж очень долго Европа шла к своему объединению и дорого заплатила за согласие на континенте, чтобы при первом же испытании отыгрывать назад. И с этой точки зрения распад еврозоны – вещь невероятная.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Злобин
География:
Греция