Грани истории

495

Музей-заповедник «Несвиж» совершил, пожалуй, одну из самых крупных в истории страны сделок, связанных со старым стеклом. Экспозицию в бывшем замке Радзивиллов пополнили редкие изделия XVIII-XIX веков знаменитых мастерских Западной Европы, России, а также первых отечественных мануфактур.

Это и придаёт особое звучание коллекции. Ровно 300 лет назад там, где сегодня расположен агрогородок Налибоки, а затем в посёлке Уречье на юго-востоке Минской области, был реализован проект, который сегодня называют «самым первым инновационным проектом в Беларуси». Кстати, местные умельцы в рисунках гравировки использовали народные мотивы, создав тем самым собственный уникальный стиль.

«Дутое богемское, точь-в-точь, как в Лувре», – не без гордости сказал директор «Несвижа». Однако особо всё-таки отметил то, что сегодня под всемирно известным чешским хрусталём. 300 лет назад это был наш ответ мастерам Саксонии, французской Баккары, английским стеклодувам: шесть «келіхаў» (то есть «бокалов»), «кілішкаў» ( «рюмок»), графинов марки Уречье-Налибоки.

Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Присматривали несколько лет, купили очень недорого: дешевле, чем это стекло в России, дешевле, чем в Европе. И даже один предмет этот коллекционер нам подарил – это фляжка начала XIX века».

Экс-владельца раритетов в музее не раскрывают. Мол, коммерческая тайна. Впрочем, как и сумма сделки. Следы ведут в Польшу – это всё, что удалось разузнать о бытовании ранее частной коллекции, которую знатоки антикварного рынка называют едва ли не последней. Вообще, образцы изделий первых белорусских мануфактур чаще можно наблюдать в собраниях Варшавы и Львова.

Елена Сенькевич, искусствовед, член Экспертной комиссии министерства культуры Беларуси: «Всё строится на стилистическом анализе, на сравнительном анализе, и трудно нам сегодня говорить конкретно о том, что вещь принадлежит Уречью или Налибокам. Поэтому практически все экспертизы мы даём с вопросом».

Химической оценки художественного стекла в нашей стране никогда не проводили. Да и последние крупные исследования продукции Налибок и Уречья датируются 70-ми. До сих пор отечественные учёные в своих трудах, как правило, цитируют монографию искусствоведа Яницкой. Она видела и изучила, что хранят в музейных запасниках Москвы, Вильнюса, Кракова.

Майя Яницкая, кандидат искусствоведения: «Характэрна толькі для Урэчча – ніжняя частка з трох такіх пластоў. Абрамава (мастачка) прачытала маю кнігу і стала старацца рабіць на Барысаўскім шклозаводзе».

В XVIII веке именно бесцветное стекло считалось достойным королей. Сервизы у Радзивиллов заказывали монархи Речи Посполитой и российские императоры. Сегодня так называемые налибокские «рубины» (редкий колер получали с помощью золота) имеют право быть символами Беларуси не менее, чем Слуцкие пояса. Их производство возродили по поручению Президента.

Василий Рубцов, руководитель мастерской «Ислочь»: «Гута вырабляла шмат чаго для такіх “моцных” фамілій, але ж заўсёды ёсць такое “нашае”, маленькая такая кветачка. Тэхналагічна сёння мы, наадварот, не можам зрабіць так, па-старому: бо ў нас форма, яна раўнюткая, шпіндзель з алмазным спрэнтам круціць электрычны рухавік».

Мастер из местечка Раков первый и пока единственный, кто пытается воскресить забытый промысел. Уже собрал коллекцию, скорее всего, брака Уречской мануфактуры, выявил в селе Янковцы фундаменты шлифовального цеха Налибокской гуты. Секреты производства Рубцов хранит. Также молчали и его предшественники с юго-запада и юго-востока современной Минщины.

Владимир Моисеенко, главный геолог Научно-производственного центра по геологии: «Эти два района расположены в таких структурно-геологических условиях, где потенциально формирование стекольных песков маловероятно. Испокон века выходы стекольного песка у нас известны по долине Сожа и Днепра».

Выходит сырьевой базы для организации сегодня производства в Налибоках под Столбцами и Уречье под Любанью недостаточно. Но смогли же Радзивиллы. Пески, возможно, экспортировали с территории Польши, по Неману. Что, впрочем, не мешает части экспертов считать этот проект первым фактом не чего-нибудь, а импортазамещения в наших краях.

Один из самых успешных бизнес-проектов XVIII века – так говорят. Однако вещественных подтверждений в Беларуси не так уж и много. Самое значительное – три предмета (причём, все без вопросов) в Национальном историческом (всё-таки главный музей страны). Есть также пару экспонатов в государственных собраниях Гродно, Витебска, Слуцка и Несвижа.

Знаменитый бокал с монограммой «А.Р.». Анна Катажина Радзивилл, пожалуй, первая в Речи Посполитой, взялась за новое дело – развитие промышленности. Скоро под портретом княгини в одном из коллекционных кабинетов Несвижского замка разместят обретённые образцы продукции Налибок и Уречья. Самые ранние – последней трети XVIII столетия. А теперь задумайтесь, что осталось у вас, допустим, от бабушкиных наборов 50-х, 60-х и даже 80-х годов.

Марина Войтович, главный хранитель фондов Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Промывать предметы категорически запрещается обычной водой. Так как вода вымывает соли, входящие в состав стекла. Два раза в год следует протирать спиртом. Предметы из стекла являются составной частью коллекции декоративно-прикладного искусства».

В ней 31 единица: включая закупленные 15 хрупких экспонатов. Заметим, это не всё из коллекции, следы которой ведут в Польшу. Оказалось, есть ещё зеркало конца XVIII столетия, Уречье (тут знак вопроса) в музее пока думают, брать или не брать самое дорогое из, возможно, последнего предложения такого уровня на нашем антикварном рынке. Впрочем, уже есть то, о чём в «Несвиже» будут говорить не без гордости: «сделано на землях Беларуси».