Годовщина чернобыльской трагедии: как возрождается жизнь там, где ещё 30 лет было запустение?

738

Специалисты Республиканского центра радиационного контроля постоянно исследуют земли, прилегающие к зоне отчуждения, уточняют карту загрязненных территорий. И перечень населённых пунктов в радиоактивных зонах пересматривается не реже одного раза в пять лет. 

Николай Дорошенко – единственный житель деревни Демьянки. В 1986 её отселили. И теперь здесь всего два дома, да и то – один пустой. А раньше было триста. Николай Иванович переезжать отказался. И с тех пор родной дом оставлял разве что ради работы. Хотя давно уже на пенсии.

Колонка на электротяге, куры, два раза в неделю приезжает автолавка. После того, как похоронил жену, пытались забрать к себе дети. Снова не поддался.

Но это скорее исключение… В зоне отчуждения около двухсот отселённых деревень, где уже больше тридцати лет царит мёртвая тишина.

Если верить прибору, уровень на этом месте превышает норму и находиться здесь можно не больше часа, поэтому уходим. На дороге будет уже чище, поэтому здесь можно не волноваться.

Дозиметр ведёт себя нервно – цифры скачут. Из-за неравномерного выпадения радиоактивных осадков определить границы загрязнения очень сложно.

Миллизиверт в час! Превышение в два раза, как говорят специалисты, эффективная зона облучения.

И даже такая мозаика – не повод для паники. Период полураспада цезия и стронция уже прошёл. В земле этих радионуклидов сейчас вдвое меньше. Сокращается и загрязнённая территория.

Алексей Соломейчук, первый заместитель начальника администрации зон отчуждения и отселения МЧС Беларуси: «Планомерно производятся исследования уровней радиации и возвращаются территории, в том числе в сельскохозяйственный оборот, возвращаются поля».

Хойникский район – один из самых пострадавших от последствий чернобыльской аварии. Когда-то отсюда отселили больше 20 тысяч человек. Буквально в нескольких километрах от райцентра находится радиационный заповедник – самое грязное место на карте страны. Соседство, к которому здесь уже привыкли.

Там, где работают учёные, в запретной зоне, уровень радиации, понятно, зашкаливает, а в самих Хойниках с момента аварии он снизился в сотни раз.

Это гамма-излучение почвы. Чисто в воздухе. Не вызывает опасения и сегодняшняя партия даров леса. Можно сравнить с тем, что было раньше. Пожелтевшие от времени таблицы – в конце восьмидесятых на такие мониторинги уходили километры бумаги.

Рябина, мясо, травы – случаев превышений в десять, а иногда и в 100 раз больше. В начале двухтысячных – совсем другие цифры. Сегодня специалистов заботят разве что грибы.

Наталья Логвинец, главный государственный санитарный врач Хойникского района: «По стронцию. Если раньше мы выявляли примерно 13-18 проб за год с превышением в молоке (наиболее показательный продукт), то сейчас это один-два или нуль, как в прошлом году».

Момент, когда говорят не только о восстановлении, возрождении земель. Но и о достойном развитии. В районе построили дороги, провели газ, открыли новые предприятия. И рожать здесь стали больше. В прошлом году Хойникский район стал первым в области по количеству новорожденных на число жителей.

Маргарита Климова, воспитатель дошкольного центра развития ребёнка г. Хойники: «Мест рабочих хватает, молодые специалисты постоянно приезжают к нам, создают семьи. И детей!».

Комфортные условия для жизни и, как результат, высокий процент закрепления молодых специалистов. Из ста человек остаются 85.

Главный стимул – жильё. Ежегодно в районе строят по дому на 40-60 квартир. Уже два новых микрорайона.

Молодой режиссёр Полина Ходас только справила новоселье. В Хойниках родилась. Уехала учиться в Минск, после университета вернулась на свою Малую Родину. Теперь культорганизатор в местном центре творчества.

Полина Ходас, житель г. Хойники: «Предоставляют жильё – хорошее, новое. И деньги подъёмные, конечно, они очень огромную играют роль».

Если специалист действительно нужен району, он готов пригласить его лично. Самый молодой в стране председатель исполкома тоже живёт в Хойниках.

Анатолий Бондаренко – из соседней деревни. Среди родственников – немало ликвидаторов. Вырос на этой земле, прошёл путь от простого агронома до председателя. Уезжать не собирается.

Анатолий Бондаренко, председатель Хойникского райисполкома: «Есть чернобыльская программа. Мы, как чернобыльский район, в ней участвуем. И строительство жилья, и поддержка молодых специалистов, семей, выплата чернобыльских детских пособий. Всё субсидируется, государство непосредственно помогает данным территориям в их дальнейшем развитии».

Касается это и небольших населённых пунктов. Стреличево – образцовый агрогородок. В идеале так и должна выглядеть настоящая белорусская деревня: с необходимыми социальными объектами и, конечно, крупным фермерским хозяйством.

Из этой деревни люди сначала уехали, и она целых пять лет значилась отселённой. Затем всем разрешили вернуться, и половина этой возможностью воспользовалась.

Галина Михайловна после аварии на два года уезжала в Минск. Там даже давали квартиру. Но малая родина притягивает. В итоге, здесь вышла замуж, родила детей, а теперь воспитывает внуков.

Главное – осторожно. Здесь это – правило со школьной скамьи.

О том, как правильно перерабатывать молоко или как, к примеру, варить мясо, чтобы в нём не было радиации, в этой сельской школе знает каждый. Исследовать продукты на содержание радионуклидов учат с первого класса. Помогает детям в этом гамма-радиометр. Нарезанную морковь или молоко помещают внутрь.Тот случай, когда даже пятиклассник знает, что такое цезий и стронций. И как с ними бороться.

Артур Шрамко, ученик Стреличевской средней школы Хойникского района: «Исследование показало, что морковка экологически чиста, можно кушать и не бояться за здоровье».
Инесса Чикилёва, заместитель директора Стреличевской средней школы  Хойникского района: «Приходят наши односельчане, чтобы измерить и знать, можно ли варить варенье, можно ли жарить, мариновать эти грибочки».

Конечно, в том, что люди сплотились и смогли вдохнуть жизнь в этот уголок, заслуга тех, кто в 1986 противостоял невидимой опасности. Героически. И сейчас 32 года спустя на Хойникской земле появился очередной памятный знак ликвидаторам. Скульптор запечатлел в бронзе трёх энергетиков – бесконечное спасибо им за то, что сюда снова возвращается жизнь.

Корреспонденты:
Максим Вечерков