Главный Дед Мороз Беларуси Владимир Радзивиллов: мне надо быть круче Санты, а вам – верить в меня!

Гость программы «Марков. Ничего личного» – главный Дед Мороз Беларуси Владимир Радзивиллов.


- Владимир Геннадьевич, мы сейчас снимаем Новый год на ОНТ. Каждый раз придумать что-то новое – проблема для всей команды. У вас уже 25 лет детские ёлки, на которых вы Дед Мороз. Как удивить детей на этом празднике? На сегодняшний день – при отсутствии цензуры – у них есть доступ к любой информации.

- Это очень трудно. Ребёнок сразу же видит любую фальшь. Это взрослого можно немного обмануть, а ребёнка никогда. Поэтому мы стараемся – и режиссёры, и Дед Мороз – удивлять детей хоть чем-то новым, красивым: ёлкой, музыкой, декорациями, светом. Всё это делается. Самое главное – неожиданность, чтобы ребёнок почувствовал, что он попал в сказку.

- Каждый раз, когда смотрим рекламу, мы чаще видим Санта-Клауса, а не Деда Мороза. Так получается. Видимо, издержки.

- В этом есть и болезнь.

- Как молодёжь иногда спрашивает: «Кто круче?»

- Кто такой Санта-Клаус? Если говорить обобщённо, то Санта-Клаус был одет в чёрное. А фирма «Кока-Кола» одела его в красный цвет. Самое главное – наш белорусский, советский, российский Дед Мороз заходит через дверь, а Санта-Клаус – через трубу.

- Поэтому он был всегда чёрным?

- Да.

- Прекрасно. Владимир Геннадьевич, уже четверть века вы являетесь главным Дедом Морозом на Главной ёлке страны. Наверное, это воспринимается не как амплуа, а как собственная кожа? Вам сейчас без бороды и без посоха в этой студии комфортно?

- Конечно.

- Неужели?

- Редко меня снимают без бороды и без посоха, но в бороде и в образе Деда Мороза очень сложно сниматься. Потому что всё наклеено и разговаривать очень трудно. А что такое Дед Мороз? Это же сказочный персонаж. В моём гражданском отношении Дед Мороз – красивый образ.

- Вам не кажется, что сейчас мы с вами совершаем некое преступление, потому что показываем, что Дед Мороз не настоящий?

- На моих концертах приходят дети и просят автограф и говорят: «Напишите – “Дед Мороз”». Я спрашиваю: «Почему?» Отвечают: «Ну, напишите, Дед Мороз».

- В моём детстве в сказку верили не только дети.

- И сейчас верят.

- Верят?

- Конечно.

- Не может быть. Сейчас же нет цензуры. Дети могут найти любую информацию. Они могут и загуглить. И им Google выдаст: «Нет ни Деда Мороза, ни Санта-Клауса».

- Это всё зависит от человека, который играет роль Деда Мороза.

- До какого возраста дети реально верят?

- Реально примерно до 18-19 лет.

- Не может быть этого!

- Да. Ко мне приходят дети уже со своими детьми и показывают фотографию: «Вот, Дедушка Мороз, это я сижу у вас на коленках. А вот это – мой сынок, которого я привела, и он сказал, что хочет прийти к Деду Морозу».

- Может, это всё-таки игра?

- Нет, никакой игры нет. Это всё по-настоящему. Я даже немного прослезился, что на моём поприще Деда Мороза уже выросли дети.

- Приглашения на Президентскую ёлку прежде всего получают дети с ограниченными возможностями, воспитанники детских домов, отличники, спортсмены, победители конкурсов и олимпиад. Это дети со всех уголков страны?

- Да, из Беларуси.

- Вы 25 лет со становления суверенной Беларуси являетесь Дедом Морозом. Вы наблюдаете за этими детьми?

- Конечно.

- Как эти дети изменились? Не может быть, чтобы 25 лет назад и сейчас они остались такими же?

- Если судить с самого начала, то наши дети идут в ногу со временем. Они потихоньку подрастают. Всё понимают. И самое главное – они эрудированы и всё знают. Даже я, Дед Мороз, сажусь за компьютер и ищу, какие есть смартфоны, айфоны, какие есть куклы, чтобы детям, когда они задают вопросы, я мог бы ответить.

- Неужели в этом случае Дед Мороз интересует?

- Да. Если, например, ребёнок пришёл и спрашивает: «Я хочу куклу Барби. Сколько кукол Барби существует?»

- Я не отвечу на этот вопрос.

- А я знаю – их около 10.

- Да, сейчас есть Барби-космонавт, художница.

-Я это всё смотрю, потому что мне задают вопросы.

- То есть вы должны владеть темой?

- Да. Во-первых, я смотрю все телевизионные сказки, старые и новые, чтобы своё амплуа соединить с Дедом Морозом.

- Получается, что вы тоже обязаны расти вместе с ними и меняться?

- Конечно, Деду Морозу нужно идти в ногу со временем.

- Вы пришли в Деды Морозы, пройдя путь от кота Матроскина, Карлсона и волка.

- Волком я ещё бегал во Дворце спорта.

- Прекрасно. В этом году на экран вышел фильм «Джокер». Я понимаю, что, может быть, вы его не смотрели.

- Я не смотрел.

- Там в главной роли герой арлекин. Он играет клоуна. На первых порах это воспринимается как клоун. Не проводили ли вы параллели своей судьбы с судьбой того же Джокера, Чарли Чаплина, Олега Попова или экранного Шурика? Согласитесь, нести негатив гораздо проще, чем отдавать тепло, душу и оставаться на позитиве.

- Я люблю Чарли Чаплина. О нём я просмотрел все фильмы. Как артист я иду от доброты, потому что Дед Мороз без доброты – это не Дед Мороз. Дети всё видят. Это взрослого можно немного обмануть. А ребёнка никогда. Потому что ребёнок смотрит прямо в глаза. Я, например, спрашиваю: «Вчера двойку получил?» Ребёнок смотрит маме в глаза: «Мама, ты рассказала ему что-нибудь?» Я говорю: «Нет, я вижу, ты двойку получил». Ребёнок отвечает: «Да». «Ну и за что?» «Да вот, урок не выучил». «Надо, – говорю, – хорошо учиться, заниматься спортом». «Да, да, да…» Ребёнок уходит, оборачивается и ручкой машет. Поэтому в доброте Деда Мороза должно быть всё: культура, обаяние и то, как он разговаривает. С ребёнком нужно разговаривать спокойно, не повышая тон, как со взрослым человеком, и он это поймёт.

- Согласитесь, это всё комические роли?

- Да.

- Вы же профессиональный артист. Неужели не было желания сыграть драматический материал, например Гамлета?

- Гамлет – это не по мне. Это две большие разницы. Я люблю комические роли, добрые хорошие. Я человек не злой, поэтому ко всему всегда отношусь с добротой. Потому что овны – всегда добрый знак. Чтобы внести лепту в свою артистическую жизнь, я всегда люблю добро.

- Смотритель тюрьмы тоже из этой оперетты?

- Это очень интересная роль. Я даже сам не ожидал и не предчувствовал. Мне просто позвонили и пригласили. И Габор Кереньи сказал: «Вот этот подойдёт». Он на русском плохо говорит. У меня было очень много споров с ним, что надо делать так и так. Он говорил, что нет. Но потом мы приходили, и всё равно в каком-то месте я его убеждал.

- Вам было интересно?

-Когда всё новое, я вообще захватываюсь. Я полностью отдаюсь с головой в это, вникаю, чтобы найти что-то интересное. Как сделать роль красиво, умно, не испохабить, а сделать более или менее красиво.

- Владимир Геннадьевич, Зеленский сыграл Президента – и что из этого получилось? Вы сыграли роль министра культуры в сериале, который ещё не вышел. Может стать пророческим?

-Я думаю, что нет. Я очень добрый человек, я не могу быть руководящим человеком. Моя доброта меня погубит. Люблю быть спокойным.

- Артист – это вечно.

- Хотя всякое в жизни бывает…

- У нас программа накануне Нового года. Поэтому всякое может быть, чудеса случаются. Вы до конца не выходите из этого амплуа, которое сложилось за 25 лет. Три представления в день. Я подчеркну: каждый день по три представления. И каждый раз играть в полсилы, очевидно, не выйдет. Не верю, что это не выматывает. 

- Усталость есть. От этого никуда не денешься, даже волнение есть. Если человек не волнуется, когда выходит на сцену, то это автомат. Всё равно играет что-то внутри, перекипает. Я люблю всегда чёткость. Надо в пять утра прийти – я прихожу. А когда задержка, я начинаю кипеть внутри. Перегорает артист. Я этого не люблю. Я должен выйти на сцену: подготовился, постоял две минутки и вышел.

- А было ли так, что вы сорвали выступление, потому что не были готовы?

- Никогда такого не было за всю мою эстрадную, артистическую жизнь. Я к себе очень строго отношусь как к артисту. Я себе этого никогда не позволяю, никогда в жизни. Кто меня знает, в каких коллективах я работал, всё должно быть чётко. Даже если я заболел, мне плохо, то никогда не показывал зрителям. Отработал, поулыбался и ушёл за кулисы.

- Дети, которые приходят к вам, каждый год – это тысячи детей (если взять в комплексе все праздники). Вы можете сказать, что это ваши дети, реально, и вы к ним именно так относитесь? Вы многодетный отец.

- Да. Благодаря моей роли Деда Мороза дети узнают меня по голосу, а самое интересное – по глазам.

- Узнают?

- Когда-то у меня была замена Деда Мороза, на одну ёлочку выезжал, и заменили. А потом в интернете: «Это не тот Дед Мороз, которого мы знаем, кого-то подставили. Это не наш Дед Мороз. Чужой». Мне было очень приятно даже.

- Помимо любви детей, которая, очевидно, есть, раз они так реагируют на замену. Нельзя сказать, что ваша работа не замечена на самом высоком уровне: «Заслуженный артист», медаль Скорины, потом из рук Президента лично орден Скорины за особые заслуги в деле национального культурного возрождения. Какая награда – государственная, негосударственная – для вас является наиболее ценной?

- Они все ценны, потому что они подстёгивают артиста для дальнейшей работы сделать ещё больше. Получить награду из рук Президента – это почётно, достойно. Я горд, что являюсь кавалером ордена Франциска Скорины, она одна из высших наград Республики Беларусь.

- Вы тщеславный человек?

- И да, и нет.

- Если вы скажете «да», то я не удивлюсь. И журналисты, творческие работники, и актёры, и артистки, они все нуждаются в подпитке моральной, психологической, эмоциональной. Эти вещи стимулируют, мотивируют.

- Артисты очень ранимы. Если их обидят невзначай, то не покажут вида, но будут очень сильно переживать.

- И помнить всю жизнь.

- Да. И помнить всю жизнь. Артистов не надо обижать. Они очень хорошие люди, талантливые. Говорят, что талантливый человек – это меченный Богом человек. Его Бог создал, что бы он нёс доброту, любовь, счастье людям.

- А слова Президента при награждении орденом вы помните?

- Прошло лет 6-7. Помню, что руку я пожал.

- Судя по всему, очень волновались.

- Не то что волновался! Я так даже на сцене не волновался, когда подходил к Президенту. У меня даже волнение и сейчас есть, когда Глава государства стоит, а я сзади стою, то тоже волнуюсь.

- Общение Президента с детьми и с вами. Я не могу не отметить одну вещь, что мы, чиновники, обычно видим Главу государства собранным и очень серьёзным. А у вас есть уникальная возможность каждый год, стоя рядом с ним по левую руку, наблюдать за его другими эмоциями.

- Я плохо вижу, потому что я стою чуть в стороне. Я смотрю в зрительный зал на детей, когда Глава государства к ним обращается. Я скажу, что глаза у детей яркие. Видно, что они любят Президента нашего. Кто-то сидит с открытым ртом, кто-то, держа в руке что-то, – застыл, как будто окаменел, слушая слова. Самое главное, что эта любовь Президента к детям и детей к Президенту чувствуется. Эта аура просто летает по всему концертному залу. У Президента очень хорошая аура, добрая, положительная.

- Я помню, как в 2017 году он сказал со сцены, что «вы все мои дети».

- Да. Это было.

- За которых он отвечает.

- «Отвечаю и дальше смотрю, как вы продвигаетесь по жизни».

- Детей обмануть невозможно. Вы сами это сказали. Искренность они чувствуют. У вас каждый год сверхзадача. На мой взгляд, однажды, когда Президент пришёл смотреть ёлку вместе с сыном, она в разы усложнилась. Я знаю, что однажды у вас была казусная история, когда прямо накануне приезда Главы государства разбился светящийся посох. Как вы вышли из этой ситуации?

- У меня был шок. От посоха остался железный каркас, прут железный. Уже Президент прибыл, машина подъехала, объявили по рации. Благодаря моей супруге, Татьяне Александровне, и костюмерам они быстренько открыли ящик, достали елочное украшение серебристое и накрутили его. Получился посох в два раза лучше, чем был. Была звезда, посох был тяжёлый, на кнопочку нажимаешь – и звезда загоралась разными цветами, но ничего страшного.

- Никто не заметил?

- Никто. Даже я забыл, что у меня был такой посох.

-А ещё за 25 лет были какие-либо казусы, которые вы помните?

- Очень много было. В цирке посадили морского котика на тумбу, а я выхожу. У меня красный костюм, и он что-то меня невзлюбил, смотрит таким суровым взглядом, а я не могу понять и пройти. Подходит девочка, я думаю, что дочка дрессировщика, пальчиком дотронулась до его носа и говорит мне: «Проходите, Дедушка Мороз». А ещё… У нас там лёд и белые медведи были. Я два раза вышел и чуть не упал. Мне подсказали приклеить наждачную бумагу к сапогам, чтобы не упасть.

- Я застал те времена, когда дети просили Деда Мороза, чтобы в мире не было войны. В моём детстве такое было.

- И сейчас такое есть.

- Благодаря Президенту у современных детей такой проблемы не стоит. Неужели просят ещё?

- Я был очень сильно озадачен, расстроен, когда пришёл мальчик ко мне, мама стояла в стороне. Мальчик подошёл, я ему вручил подарок и спросил, что он ещё хочет. И на ушко он мне прошептал: «Сделайте так, чтобы моя мама не пила водки». Вот это было самое больное место в моей жизни. У меня просто сердце сжалось, такого желания Дед Мороз ещё ни разу не слышал.

- Грустно стало?

- Не то что грустно. Мне стало обидно. Когда поздравил, поцеловал, сфотографировались, я подозвал маму и сказал: «Что ж вы такое делаете, уважаемая? Так же нельзя!». Она покраснела, заплакала и ушла. В следующем году она пришла с этим мальчиком. Мальчик подошёл ко мне, поцеловал и сказал, что у него всё хорошо.

- Получается, что такое это бывает не так часто, раз запомнили.

- Не часто. Но было так, что просто даже мне и сейчас не по себе от того, что так случилось.

- А что ещё просят дети? Какие желания загадывают?

- Айфоны. Мальчик просил: «Дедушка Мороз, нам надо поменять машину. А то у папы старый мерседес, как-то сделать новую». Я ответил: когда вырастешь и пойдёшь работать, вместе с папой объединитесь и купите новую машину.

- А что ещё? Интересны запросы детей.

- Куклы, большие игры, велосипеды, коньки…

- Братиков, сестёр сейчас не просят? Ведь раньше это было обычным явлением.

- Дело в том, что сейчас пошла детская ревность. Когда двое, трое детей в семье, возникает конкуренция. Однажды пришли двое близнецов. Я так смеялся, думал, что упаду со смеху. С одним разговариваю, стоит передо мной, а второй зашёл с другой стороны и отковыривает у меня камушки с одежды. Примерно штуки три камушка в руке держит. Поменялись братья местами, и другой начал отковыривать. Я попросил показать ручки и вернуть камешки. Прямо смотрим в глаза: слукавил или нет. Один, помню, не верил в Деда Мороза. Я себе сделал потайной кармашек, где лежали конфетки. Я чики-брики – и конфетка. Это свои шутки.

- Владимир Геннадьевич, а что вот Дед Мороз попросил бы у Деда Мороза?

- Очень сложный вопрос. Здоровья близким, родным, друзьям. Чтобы наша Беларусь процветала с каждым годом всё ярче и красивее. Чтобы люди приезжали к нам и знали, что Беларусь огромная, хлебосольная, красивая страна.

- Возвращаясь к теме актёрства. Фамилия у вас не дедаморозовская. Многие путают с дворянской фамилией, очень известная для Беларуси.

- Княжеская фамилия.

- А на самом деле её история откуда?

- На белорусском языке фамилия пишется «Радзівілаў», а на русском «Радзивилов». Я думаю, что в нашем роду прабабушка была помещицей. Это получается ещё одна линия, когда приближённые люди, я подымал этот вопрос. Я был в архиве, когда приезжали Радзивиловы, снимали фильм. Фамилию «Радзивилов» давали приближённым к князьям Радзивилам.

- Связь есть.

- Давали управляющему и самым близким и приближённым, может, полководцам давали. Вот эта фамилия и пошла.

- Учитывая то, что у нас не так много времени для разговора. Последний вопрос. Обычно мы заканчиваем философским, но учитываем предпраздничные дни, предновогоднее настроение. Настроение должно быть хорошим даже после просмотра нашей программы. Я знаю, что вы коллекционируете анекдоты.

- Много.

- На тему Нового года есть в коллекции?

- Есть один анекдот. Дед Мороз проходит по деревне, агрогородку, и должен зайти и вручить каждому подарок. Подходит к дому и видит, что сидит мальчик. Постучался в дверь, с подарком стоит в руке.

- А дома никого нет, - говорит мальчик.

- А ты кто?

- Я с соседнего дома.

- А чего сидишь?

- Жду подарка.

- Так иди к своему дому.

- Так я и там, и там возьму.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Новости Минска