Главный инженер БелАЭС Анатолий Бондарь: В безопасности нашей АЭС не сомневаюсь

Интервью с главным инженером БелАЭС Анатолием Бондарем и писателем Владимиром Губаревым, который знаменит тем, что возглавлял первую экспедицию журналистов в послеаварийный Чернобыль, было записано на смотровой площадке строящейся Белорусской атомной электростанции. Начали мы с общего впечатления, которое сегодня оставляет БелАЭС.

Владимир Губарев: Меня порадовало, что здесь чисто, как на готовой станции. Первое, что бросается в глаза, – это порядок. Честно говоря, я впервые встречаю главного инженера в белоснежной рубашке на стройплощадке.

Есть те, кто выступает против строительства атомной электростанции в Беларуси. Например, Литва. На ваш взгляд, здесь больше политики, экономической конкуренции, заботы об экологии, безопасности?

Владимир Губарев: Зависти. Была прекрасная Игналинская АЭС. Я был на ней незадолго до закрытия. И отказаться от этого во имя чего? Во имя обещаний, которые не выполнены?

Анатолий Бондарь: Я думаю, что здесь экономические соображения имеют место, а также непонимание. Надо постоянно проводить встречи с литовской общественностью, что мы и делаем.

Владимир Губарев: Литовцы – народ прагматичный. Я думаю, что они уже цену сбивают на будущую электроэнергию с этой станции.

Каковы перспективы у атомной энергетики?

Анатолий Бондарь: Доля атомной энергетики в США, Германии, Китае, России составляет 18–22% от общей выработки электроэнергии, во Франции – 75%,  Украине – 50%, Японии и Южной Корее – 30%.

Мы допускаем независимую инспекцию Еврокомиссии к нам. Что это значит? Почему мы это делаем?

Анатолий Бондарь: Мы разработали отчёт по стресс-тестам, на основе которого регулятор Госатомнадзор готовит доклад. Мы не будем его скрывать. Он пройдёт экспертизу наших специалистов. Пускай смотрят эксперты Евросоюза.

Насколько безопасна Белорусская АЭС?

Анатолий Бондарь: Я в безопасности нашей АЭС не сомневаюсь. Анализ нашего проекта показал, что он очень хорошо защищён от аварийных событий, природных катаклизмов. Эксперты признали, что проект не требует корректировки в том виде, в котором он вышел.

Мы в сроки уложимся?

Анатолий Бондарь: Срок – декабрь 2019 года. Должна быть полная готовность, к чему и будем стремиться.

Подробности – в видеоматериале 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram