Расстрел французских журналистов на некоторое время сплотил всех европейцев. И конечно, на этом фоне на второй план отошли другие события, даже такие как скандал, возникший после публикации влиятельного немецкого издания «Шпигель» о том, что канцлер Германии Ангела Меркель уже не против выхода Греции из зоны евро.

Контекст следующий: Германии надоело тащить на себе неподъёмный груз в виде страны, требующей взамен общеевропейской валюты бесконечные дотации.

Но Еврокомиссия на уходящей неделе напомнила лидерам всех стран ЕС, в том числе и Германии, что процедура присоединения к перечню государств, которые пользуются единой валютой – евро, необратима. И выйти из неё невозможно. Даже несмотря на разногласия.

С 1 января в зону евро вошла Литва. Наша соседка. И стала 19 членом еврозоны. И теперь литы в этой стране Национальный банк раздаёт в виде измельченных в бумажную стружку банкнот в сувенирном пакетике. А будущее отныне связано только с евро.

Переход этот не был безоблачным. По традиции купюры страна взяла взаймы у Германии. И литовцы так спешно хотели поменять литы на евро, что в первые дни катастрофически не хватало наличности – пришлось завозить дополнительно. Не секрет, что для многих жителей Беларуси Вильнюс – самый популярный адрес на карте зарубежного шопинга или аэропорт с дешёвыми авиарейсами.

Изменится ли что-то здесь с переходом на евро? Что ждёт саму Литву и еврозону?

Директор Центра «Озас» не астролог, но в звёзды верит. В те 12, что изображены на флаге Европы. Несмотря на прогнозы, рост цен после перехода Литвы на евро её не пугает.

Инга Навицкайте, генеральный директор торгово-развлекательного центра (Литва): «Мы ожидаем лучшего года, чем прошлый, январь успешный: спрос вырос, оборот больше. Люди сейчас меняют литы в евро. Покупают больше, чем обычно. Будем смотреть первый квартал, какими будут результаты».

С наступлением нового года в крупном торговом центре Вильнюса ничего не изменилось. Скидки измеряются десятками процентов, посетителей – а среди них каждый восьмой белорус – меньше не стало. Разве что ценники со странностями. Разобраться, где евро, а где лит, нелегко даже опытному шопоголику. Но – и это объективно – европейский денежный символ в литовских магазинах – всё привычнее...

Корни евро уходят в 1957 год. Тогда шесть стран объявили о создании Европейского экономического сообщества, а 35 лет назад появился отец нынешнего евро – экю, но общей денежной единицей он числился лишь номинально. К исходу века стало ясно – без новой общей валюты не обойтись. И в 1999 году от своих шиллингов, марок, лир и франков при безналичных расчётах отказались 11 стран. Через два года ушли в историю одни из самых старых денег на планете – греческие драхмы, а ещё через год по Европе загуляли уже общие наличные. Пять лет евро обживался в статусе национальной валюты объединённой Европы. И в следующий массовый старт попали Словения, Кипр, Мальта, Словакия… Четыре года назад евро прописался в Эстонии, год назад – в Латвии. 1 января 2015 года 19-й страной европейской валютной зоны стала Литва.

О новом экспонате – еврозвезде – в Музее денег в Вильнюсе говорят с гордостью. Но напротив – другой экспонат. И здесь уже гордость сменяется грустью – национальных денег с изображением своих национальных героев у Литвы больше нет. А те, что были, увы, не более, чем история.

Нийоле Буткявичиене, сотрудник музея денег Центробанка Литвы: «Вот видите, за стеклом три миллиона литов. Нас три миллиона, и здесь три миллиона. Были».

Прежняя валюта теперь идёт на сувениры. В пакетике – обрезки бумаги – всё, что осталось от 10 литов. На память – чеканка литовских разменных центов. А в подвале музея – финансовая пирамида. Её сложили из миллиона самых мелких литовских монет. Неустойчивая конструкция – в прямом и переносном смысле – волнует литовцев. Они долго ждали евро и опасаются, что все надежды могут пойти прахом. Кстати, тут же, привет из Африки. Одна банкнота номиналом в 100 триллионов зимбабвийских долларов. В пересчёте это 30 евроцентов.

Литва надеялась ввести евро ещё в 2007 году, но тогда подвела инфляция. Вообще, чтобы рассчитывать на общую валюту, претенденту нужно быть не только членом Евросоюза. Есть как минимум пять основных и жёстких критериев. Главное – это инфляция. Её уровень может превышать показатели трёх наиболее стабильных стран ЕС не более чем на полтора процента. Предел государственного долга –60% от валового внутреннего продукта. Дефицит бюджета – не более 3%. Кандидаты на вступление в течение двух лет не могут проводить девальвацию по своему желанию. А проценты по кредитам могут только на 2% быть выше, чем опять же у трёх наиболее стабильных стран Союза. Все эти условия Литва выполнила. И вот в Германии в сторону Вильнюса начали снаряжать еврокараван. 114 тонн бумажных денег одолжил «Бундесбанк».

Немецкий кредит под гарантию Центрального Евробанка Литва обязана отдать в 2016 году. Одному из первых банкомат выдал евро премьер-министру Литвы. А утром в магазинах случился переполох – люди начали приходить с литами в крупных купюрах, покупать какую-то мелочь, но сдачу требовать в евро. Разумеется, всем не хватило. Начались скандалы. В Центральном банке даже хотели дозаказать в Германии ещё денег, но спустя три дня ситуация стабилизировалась.

Римтаутас Барткус, директор отдела международных отношений Центрального банка Литвы: «Потребности довозить евро из Германии или ещё откуда-нибудь уже нет, потому что это уже было сделано. Тогда на 20% оборот состоял из евро. Сейчас эта пропорция увеличивается постоянно, и мы думаем, что к концу этой недели количество евро и литов в обороте сравняется».

Литва перешла на евро, но за товары и услуги ещё можно рассчитаться литами. Правда, лишь до 15 января. После этого магазины будут работать только в едином евроформате. Впрочем, если у вас есть первые литовские денежные знаки, не беда. Их охотно примут в банках.

Полгода они будут работать с литовскими монетами. Потом их переплавят. Что делать дальше – а потянут металлические литы тонн на 800 – ещё не решили. С купюрами – понятнее. Банки будут принимать их целый год, а Центробанк и вовсе бессрочно.

Пока профессор экономики Кястутис Главяцкас рассуждает о перспективах новой валюты, за его окном поднимают еврофлаг. Едва ли не самый главный евроскептик Литвы приветствует введение евро, но, говорит, что от восторга не задыхается. Особенно, когда читает прессу.

Кястутис Главяцкас, профессор экономики (Литва): «Сегодня “Вашингтон пост” написал статью: Литва вступила в Еврозону, и это тоже самое, когда ты вступаешь на “Титаник”, который уже тонет. Только неразумные люди могут говорить, что всё абсолютно хорошо. Во всех ситуациях есть и положительная, и проблемная сторона… Цены вырастут, из-за округления, из-за недобросовестности предпринимателей… Главный вопрос остаётся: как экономика обеспечивает стабильность системы и рост. Рост может достичь только инвестициями».

Но не все страны Евросоюза спешат перейти на евро. Швеция, Норвегия, Швейцария остаются при своих кронах и франках. Настоящая кампания под условным названием «антиевро» разворачивается в Великобритании, где в мае этого года пройдут всеобщие выборы. И если победят консерваторы, а ставки на них высоки, то на повестку дня встанет референдум с вопросом о возможном выходе страны из Евросоюза вообще.

Кит Беннет, аналитик финансовых рынков (Великобритания): «Если бы евро был успешен и мог бы иметь реальный вес в качестве альтернативной мировой валюты и, если не заменить, то хотя бы дополнить доллар, он имел бы большие симпатии в Британии. Но эти возможности остались нереализованными, евро не выстрелил. И если Литва смогла найти для себя в евро какие-то возможности и перспективы, то здесь, в стране с совершенно другим уровнем развития экономики и другими потребностями, в этом нет необходимости.

Перспективу в евро видят страны с общеевропейской ориентацией, со схожими экономическими и фискальными правилами, больше ориентированными на немецкую модель. Тем более такие страны, как Греция и Португалия, у которых совсем другие задачи и нужды, чем у Великобритании. Я думаю, что мы уже не можем рассматривать евро сегодня в качестве глобальной резервной валюты, в отличие, например, от той же китайской валюты, которая набирает вес».

Немало евроскептиков и в соседке Литвы Латвии. Там на евро перешли год назад и сегодня могут оценить – правильным ли был выбор. Очевидный плюс – единые деньги и рост местной экономики, но как дальше будет развиваться еврозона, зависит – увы – не от Латвии.

Райта Карните, международный эксперт, доктор экономических наук (Латвия): «У евро сейчас очень трудные времена, и многое сейчас зависит от позиции Германии – насколько сильно она будет настаивать на том, чтобы не включать печатный денежный станок. И тогда евро сможет достичь стабильности швейцарского франка, который держится крепко. Я думаю, для евро это реально. Это зависит от мирового давления и от того, как поведут себя в дальнейшем периферийные государства еврозоны, смогут ли они пойти на такие сокращения расходов, на какие пошла Латвия».

Не спешит в денежную еврозону и другая соседка Литвы Польша. Там вопрос отложили аж до 2020 года. Всё по закону – страны, которые вошли в Евросоюз, обязаны перейти на единую валюту, но договор не устанавливает чётких сроков. Именно благодаря своему злотому полякам удалось легче пережить последствия мирового финансово-экономического кризиса 2008 года.

Кястутис Главяцкас, профессор экономики (Литва): «Они девальвировали на 28% и от этого очень сильно выиграли. Они не попали в глубокий кризис, они снизили у себя внутри цены. Они открыли границы и из Германии, и Словакии, к ним ехали и всё покупали. Всем было выгодно. Если ты за разменный евро на злотый можешь купить больше, так ты и пойдёшь по этому пути».

Может, и поэтому рост ВВП в Польше уже 22 года – исключительно положительный, та же Германия серьёзно отстаёт. Уровень ВВП Литвы в этом году – а прогноз составляет 3% – некоторые уже подвергают сомнению. Экономика хоть и демонстрирует последние три года неплохую динамику, но ещё помнит кризис 2008 года. Тогда тот самый внутренний валовой продукт упал сразу на 17%, строительный рынок обвалился на 40%, рынок услуг – на 20%, а розничная торговля просела на четверть. И как бы Литве в будущем снова не пришлось просить денег.

Такое уже было в Евросоюзе, и самый яркий пример – Греция. Несколько лет назад там начались серьёзные экономические и финансовые проблемы. Брюссель помог деньгами, но потребовал в обмен реформы и экономию. Говорят, греки только сделали вид, что затянули пояса. Их внешний долг вырос до 300 миллиардов евро. И если бы дела были не важные только у греков! Острые на язык журналисты и финансовые аналитики придумали своеобразную аббревиатуру – PIGS. В ней зашифрована четвёрка – Португалия, Италия, Греция и Испания. Сокращение соответствует английскому слову «свиньи» и демонстрирует негативное отношение к финансовой политике этих стран в еврозоне, их нежеланию жить по средствам.

Кризисы в Греции, Испании и Португалии разворачивались перед глазами этой женщины. Одна из самых успешных в Литве бизнес-вумен не решилась инвестировать в эти страны. Другое дело, говорит, в Литву! За чаем в торговом центре с говорящим названием «Европа» владелец гостиничного, инвестиционного, строительного и транспортного бизнеса рассуждает просто: хочешь жить – умей, учись и желай работать!

Наталья Колегова, руководитель бизнес-компаний: «Я видела, как Испания входила в евро. И там совсем другие были причины. Знаете, литовцы невероятные трудяги. Вчера в магазине случай. Возле кассы стоят два человека, скромно одеты и один другого спрашивает: “Ну что, ты всё поменял?” – “Нет, ещё 67 тысяч литов осталось (67 тысяч литов = 19 400 евро – прим. ред.)”. Вот у меня, человека, который занимается бизнесом и инвестициями, нет таких свободных денег. Если человек не пенсионер, то он много работает. И евро помогает».

Она надеется на молодёжь, которая не будет уезжать из страны (а для Литвы это острая проблема), рассчитывает на приток инвестиций, которые придадут импульс экономике, ждёт низких ставок по кредитам… Вот и в парламенте говорят: 3-4 месяца – и трудности перевода и перехода пройдут. Экс-министр экономики и одна из главных социал-демократов Литвы – убеждённый оптимист относительно всего, что связано со словом «евро».

Бируте Весайте, член комитета по экономике Сейма Литвы: «Это и событие, и достижение, и неизбежность… Для наших предпринимателей это хорошая новость. Наша страна экспортирующая. Если мы ждём инвестиций, они идут в ту страну, где валюта легче конвертируемая, для экспорта теперь проще».

Что же приобретает Литва от введения? Во-первых, она сможет рассчитывать на относительно дешёвые кредиты. Выше кредитный рейтинг – больше ресурсов и ниже проценты. Во-вторых, официальный Брюссель потребует от Вильнюса сокращения расходов, что пополнит бюджет и, как здесь ожидают, социальные программы. Есть мнение, что выиграют и литовские экспортёры (на них, кстати, приходится 60% всей экономики). Европа с населением в 320 миллионов человек – обширный рынок сбыта продукции. К тому же при единой валюте нет расходов на конверсию. Компании той же Натальи Колеговой, на этом, кстати, теряли серьёзные суммы – до нескольких десятков тысяч евро.

Наталья Колегова, руководитель бизнес-компаний: «Независимость есть, но нет обособленности. Мир стал очень широким. И с введением евро будет плюс… Капитализма бояться не надо!»

Но евро может и обострить слабые стороны литовской экономики. Зависимость от экспорта существует, и она высока. Это требует средств. Рабочая сила в Литве дешевле, чем в Европе, но её производительность в два раза ниже. Рост заработной платы может спровоцировать рост цен, а это уже путь Греции и Португалии. Попробуй-ка, пройди по этому лезвию!

Чего ждать от литовского евро нашим соотечественникам? Главное преимущество: теперь между странами будет одна конвертация. Из белорусских рублей – в евро. Бизнес надеется, что это поможет при расчётах – меньше комиссий. Хотя большинство контрактов многие фирмы и так заключали в долларах или евро. При поездках и покупках устранение лита на руку и обывателям. Правда, тем, кто регулярно ездит за покупками в Вильнюс или на отдых в Палангу, следует либо внимательно следить за ценами, либо – за скидками. В противном случае – можно «уйти» в минус.

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (г. Минск): «Нужно ожидать небольшой рост цен в Литве. Исторически так было всегда. При вхождении и прибалтийских стран, и центроевропейских государств в зону евро следовал рост цен».

Такой расклад белорусским производителям выгоден. Правда, кроме приемлемых цен покупатель будет требовать соответствующий уровень сервиса. Который, нужно признать, в Литве он всегда получает. К слову, по статистике, каждый год в сторону Балтики отправляются около четырёхсот тысяч наших соотечественников. А теперь обратите внимание, как менялся средний чек белоруса при покупках. Ещё два года назад он не дотягивал до 200 евро, а теперь уже перешагнул все триста. Пожалуй, для Беларуси (а у нас следят за финансово-экономическими переменами в Литве) наступило время пересмотреть свои подходы к развитию собственного потребительского рынка. Для этого должны меняться и менеджмент, и производство товаров, и торговля со сферой услуг. Иначе рискуем бесследно раствориться в Евразийском экономическом союзе. Который тоже не лишён перспективы общей валюты.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Анатолий Занкович
Операторы:
Дмитрий Буй
География:
Литва