Прожить «Иванова»: интервью Евгения Миронова программе «Контуры»

Свои достижения показывают белорусам участники театрального форума TEART. В среду началась игровая программа, а буквально накануне зрители рукоплескали артистам спектакля «Ива́нов» по Чехову. Это самая технически сложная и самая обсуждаемая постановка фестиваля. Билеты раскупили за полтора дня ещё в августе. А вместить декорации (даже по сниженному техническому райдеру) смогла лишь сцена Дворца культуры Минского автозавода. Но это не остановило истинных театралов. Ведь в «Иванове» играет сам Евгений Миронов, не баловавший минчан своим присутствием уже 15 лет. О сцене, зрителе и впечатлениях о Минске народный артист России и художественный руководитель Государственного театра наций рассказал культурному обозревателю ОНТ Александру Матясу.

Я с удивлением для себя открыл, что в вашем театре нет стационарной труппы, а ведь Чехов даже Станиславскому запрещал ставить «Иванова» по той причине, что актёры могут не ту роль взять.

– Я не подбираю артистов. Меня самого выбрали. Я не давлю на режиссёров. Это их самостоятельное решение. Что касается Антона Павловича Чехова, то он писал в письме к своей супруге о том, что Мейерхольд неверно репетирует Треплева. Где Вы видели на улице людей, которые хватаются за голову и ходят из угла в угол? Собственно говоря, в этом он и революционер этого века. Эту правду жизни, очень жёстокую, честно говоря, он принёс так, что теперь её не вытравить. И мы теперь прекрасно видим в спектакле, где играют, а где люди существуют и переживают.

Ваш театр «живёт» на сцене, для которой писался «Иванов». Это театр Корша, который косвенно связан с Беларусью. Его внук Корш-Саблин был организатором кинопроизводства в Беларуси. Чувствуется дух тех предшественников, которые в 1887 году сыграли «Иванова»?

– Знаете, я иногда присматриваюсь к углам нашего театра и думаю, что где-то витают, осуждают. Была реконструкция этого театра, мне кажется, что он сейчас идеален с точки зрения зрительного зала, пропорций, технологий, которые существуют. Может работать любой мировой режиссёр. Коршевская структура (антрепризный театр, когда приглашали артистов на каждый новый проект) существует сейчас. 

Корш ставку делал на водевили, комедии.

– Не только. Он бы не заказал тогда «Иванова».

Чехов-то начинал с комедии…

– Он начинал с комедии. Многие его произведения, в том числе «Чайка», назывались комедией. Надо отдать должное Коршу, у него был потрясающий «нюх» на новые имена, на новаторские идеи. Надо отдать ему честь, что он «родил» для нас драматурга Чехова.

Театр наций создавался, чтобы знакомить Москву с коллективами республик СССР. Давно ли выступали белорусы?

– У нас есть ваш замечательный драматург Пряжко! Сейчас мы будем делать уже второй спектакль по его пьесе. Что касается приезда каких-то театров, то у нас такой программы нет сейчас. Подумаем, чтобы расширить наши границы.

Дирекция TEARTa даже не скрывала, что технологически «Иванов» оказался самым сложным спектаклем в нынешней программе. Сцена в Минске оказалась мала.

– Фестиваль, на который мы приехали, проходит в контексте современных театральных событий. Минск и Беларусь заслуживают современную площадку. Тогда мы будем приезжать сюда регулярно и привозить свои лучшие спектакли.

Бертольд Брехт, будучи проездом, назвал Минск скучным городом. Какие у вас ощущения?

– Мне очень нравятся лица в этом городе. Интеллектуальные, приятные. В Москве очень неоднородная публика, стоит печать больших денег, разврата. Фестиваль – это жизнь, хороший прецедент того, что необходимо быть в поиске, а не спокойно на завалинке сидеть. 

Подробности – в видеоинформации

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Новости Минска