Фёдор Повный – о религии и политике. Интервью с настоятелем прихода Храма-памятника в честь Всех Святых

Фёдор Повный – о религии и политике. Интервью с настоятелем прихода Храма-памятника в честь Всех Святых

Религия и политика. Важный разговор о насущном – в программе «Марков. Ничего Личного». Гость – Фёдор Повный, настоятель прихода Храма-памятника в честь Всех Святых.


- Несмотря на то, что моя программа называется «Ничего личного», позвольте первый вопрос задать именно личного характера. Интересно узнать у вас как у человека церкви, значат ли что-нибудь для вас выборы или всё подчиняется воле божьей?

- Ваш вопрос с подтекстом. Да, я человек, облечённый духовным саном, но ведь и гражданин своей страны. Сейчас мы не в храме, и я не на амвоне, где принципиально мной не произносится ни слова на интересующую вас тему. Однако сейчас мы в студии, и общаясь с вами, выражая личные мысли, вызванные тревогой за судьбу нашего земного отечества, я вам скажу: Беларусь – моя родина. Здесь живёт моя семья, родные и близкие мне люди, похоронены родители. Здесь в концлагере «Тростенец» за три дня до освобождения Минска были сожжены мои родные по линии мамы – за то, что остались верны Родине. Они были подпольщиками. Сегодня Беларусь – это светлая, сильная и свободная страна. Она идёт путём добра. Меня радуют её успехи. Откровенные призывы разрушить Белую Русь, причём руками самих же белорусов, просто обязывают делать выбор, чтобы не идти путём тьмы и хаоса. Мой долг – защищать: и молитвой, и словом, и голосом. К сожалению, в эту кампанию (и это, увы, правда) нам не предлагают программы развития страны, но только программы слома. И уже речь идёт о сохранении независимости и национальной безопасности. Ведь это очевидно. А если говорить о воле Божьей, то она будет ответом на человеческий выбор. Тот, кто выбирает свет, остаётся с милостью божьей. Тот, кто выбирает тьму, будет предоставлен тьме. Нужно понимать, что Бог определил нашей стране такое геополитическое положение, что перед народом стоит постоянный выбор – либо свой, отнюдь не лёгкий для жизни суверенитет, либо санитарный кордон, по которому катком будут проходить с запада на восток и с востока на запад. И о свободе, как и о благосостоянии речь не будет идти. Но когда мы выберем путь духовного подвига и будем благодарны, Бог будет с нами. И вот это – настоящая правда.

- Над вопросом, который вы затронули, философы, очевидно, «бились» тысячи лет. Как тогда человеку отличить тьму от света, кто лжёт, а кто говорит правду? Сейчас это важно, особенно, когда светом или Светой прикрываются. 

Оставим личности.

- Игра слов.

- Слушать не только слова, но и видеть цель высказываний, думать над сутью. Ведь не надо иметь и семи пядей во лбу, чтобы не замечать, как на наших глазах происходит попытка смысловой дискредитации Беларуси. Но, наверное, хуже, как нас видят со стороны, что нам уготовляют – тапки, халат, кастрюля. Этими символами нам уже сейчас декларируют: белорус, знай своё место! Видимо, уместнее здесь слово «стойло». Беларусь – двадцатитапочная, как «возвышенно» и «поэтично» – «гордый тапочник», тебя ждёт светлое, халатное будущее. К тапкам нужен халат, костюм с бабочкой не в тему – не для нас. Кстати, сегодня совершенно ясно, что те, кто готовит протесты, и те, кто заполняет интернет своими образами, совершенно открыто называют всё своими именами. Кто-то из шутников-блогеров убрал из программного выступления у одной из кандидаток концовки предложения – то, что и «давило» на эмоции. Показательно получилось: «Я хочу, хочу, хочу. Мне не нравится, мне не нравится… Не я буду руководить, а придёт тот, кому я расчищаю дорогу». Скажите, так не открыто ли сказано, что придёт вслед тот, кому не нравится наша Беларусь, которую мы строили 30 лет. А другой лидер в интервью РБК уже без вуали слов о правде сказал, что цель всего – раскачка народа, и Президентом его стать просил английский парламентарий, который беспокоится за отношения Англии и России. То есть Беларусь снова должна стать полигоном чьих-то экспериментов. Или того хуже, сегодня только слепцы не видят. Христос сказал: «Не соблазняйтесь словами, судите по делам и плодам. Кто созидает, тот прав, кто разрушает, тот лжёт». Когда я сомневаюсь в чём-то, то соотношу всё с Евангелием. 

- Отец Фёдор, а есть ли у вас ещё критерии, по которым вы ориентируетесь: вот, да – это мой Президент?

Для меня критерий ясный и чёткий – если кандидат не признаёт достойным ничего из действующего курса и призывает народ на площади, это не тот человек, которому можно доверить страну. Сегодня каждый здравомыслящий человек понимает, как важна преемственность, чтобы развиваться дальше. И если нас убеждают, что всё до этого было плохо или совсем плохо, есть повод задуматься над правдивостью этих слов. Но так не бывает – всё плохо. Должна быть не площадь, а дискуссионная площадка. Но что вообще недопустимо – это оскорбления и открытые унижения. Особенно в адрес того, кто в данную минуту несёт колоссальную ответственность за весь народ и страну. Можно указывать на недостатки, недоделки, критиковать, но унижать перед народом – это, простите, свидетельствовать о собственной подлости и аморальности. И после этого разве можно убеждать, что правда на стороне тех, кто не уважает старших и попирает ногами Конституцию – это я про мем, который «ходит» в Сети. Это прямое нарушение пятой заповеди. И в данном случае ещё можно рассматривать шестую, девятую, десятую. А ведь 10 заповедей, между прочим, когда-то стали основой современного юридического права.

- Вообще трудно, конечно, поспорить, но всё-таки. Конкурирующие кандидаты выстраивают свою стратегию продвижения исключительно на противопоставлении действующему Президенту. Это очевидно. И в первую очередь, ориентируются на тех, кого не устраивает существующее положение дел. Я прав?

- Мне думается, что, выдвигаясь в Президенты, на мой взгляд, логичнее опираться на большинство, которое показывает, что выбирает курс стабильности. Возможно, именно поэтому у нас до сих пор нет кандидатов с программами развития, потому что многих устраивает тот курс, которым идёт страна. Когда есть запрос на изменения, то появляется и лидер. Но опираясь на протестное меньшинство, деструктивные силы выдают себя, потому что сразу чётко читается политическая технология, обкатанная в Ливии, Египте, Украине, уже в самих США. Повысив тон, убеждают всех, что они – большинство, и создают массовый психоз. Есть закон психологии: никогда не принимать судьбоносные решения на «горячую голову». Эти решения всегда будут неверными. Интересно, что каждый раз перед выборами люди, говорящие о законности и демократичности, сами пренебрегают всеми законами: правовыми, социальными, нравственными, этическими, даже духовными. Каждые новые выборы всё больше становятся временем хаоса и ненависти. Это абсолютно недопустимо.

- Хорошо, есть ли, на ваш взгляд, в духовном плане какие-то внутренние маяки?

Уж если психологи говорят, что нельзя принимать решения в эмоциональной нестабильности, то церковь идёт дальше. Прежде, чем начать день, помолись. Прежде, чем начать дело, призови духа святого. Ведь там, где дух Господень, там и свобода. Где нет духа Господня, там рабство иному господину – дьяволу. Тем более, делая судьбоносный для страны выбор, нужно попросить у Господа мудрости. Та мудрость, что свыше, тиха и мирна. Неподдельно меня удивляют даже некоторые околоцерковные и даже воцерковлённые христиане. Они словно забыли учения Христа и нагорную проповедь. Простите, но даже в советское время было больше благодарности Богу, и не поносили так власть, слушая апостола Павла, который дал ещё один дельный совет. Если хочешь не бояться власти, делай добрые дела, если делаешь зло, бойся, ибо не напрасно начальник носит меч. Хотя и сегодня апостола начинают толковать, а иногда и «полоскать» как угодно, в меру мнимых образованностей и духовных зрелостей.

- Зацепили. На ваш взгляд, идеология государства, а тем более, когда государство имеет меч, должно включать бога?

Бога должна заключать вся жизнь человека: и светского, и не светского. Бог стоит над идеологией как мерило, суд, милость и любовь, а идеология выстраивается как раз согласно этому мерилу. Удивительно, что, имея закон о свободе вероисповеданий, где прописано, что наша нация сложилась в русле православия, вдумайтесь, уже 30 лет Беларусь живёт без Бога, в системе образования и воспитания. И даже местами без идеологии, давайте будем правдивы. И что мы получили в результате? В результате мы получили поколение, которое идёт за шабуцкими, рестораторами и иными подобными лицами, и самое печальное – говорит с ними на одном языке. Права настолько избаловали людей, что теперь каждый пятиклассник мнит, что знает глубже учителя, учёного и даже министра. Мне думается, что сейчас нужна не столько идеология, сколько кодекс чести белоруса и образ Беларуси, отражающие нашу традиционную ментальность. Хорошо бы, чтобы каждый ребёнок, закончивший начальную школу, переходя в пятый класс, давал обещание белоруса. Обещание перед предками – не позорить их, а преумножать их славу. Но для этого нужно знать, кто такой белорус, во что он верит, за что готов умереть, – и самому быть таковым.

- Я всё-таки хочу уточнить предметно, отец Фёдор, почему не идеология?

- Я долго размышлял над национальной идеей, которая бы стала основой новой идеологии. И никак не мог ничего достойного предложить, всё звучало либо пошло, либо искусственно, либо пафосно. Со временем стало понятно, национальная идея рождается изнутри народа, из его запроса на новые ценности. Посмотрите, и это объективно, это правда, большая часть белорусов живёт в старой ценностной парадигме: идея равенства классов, дружбы народов, идея власти, которая служит человеку труда. Многое дальше можно продолжать. Она мыслит пространственными категориями того времени, и поэтому так охотно Беларусь поддерживает союзы. Из этого, кстати, я ещё раз убедился, что распад Советского Союза не был востребован изнутри, но был навязан искусственно. И только спустя 20 лет у молодёжи стала появляться новая шкала ценностей, так называемых либеральных. Но это уже не образ белоруса, а интернационального бездомного человека, порой без совести, без убеждений, но зато с большой потребительской корзиной. Однако этот новый тип никогда не сможет найти национальную идею, потому что не будет иметь нужды в национальном государстве. Такая моя мысль.

- Хорошо. Каким тогда вы видите образ белоруса, чтобы он соответствовал вот этим критериям?

Для меня белорусский народ, богом помеченный, богом избранный. В этом наша феноменальная устойчивость общества. Возможно, Господь любит нас за верность, которую наши предки сохранили в немыслимых для сегодняшнего мира условиях. Поэтому для меня белорус – это человек верности, мужества и терпения, человек мира и сотрудничества, человек совести. Для белоруса общественное важнее личного. А Родина – это и мать, и кормилица. Безусловно, это человек труда, человек, признающий равенство людей перед богом, и поэтому толерантный, хороший друг и товарищ. Белорус – это человек высокой культуры слова. Достаточно вспомнить, что полемика униатов и православных велась через книги, а не через вилы. Конечно же, белорус – верный семьянин, заботливый родитель и благодарный ребёнок. Наша цель – быть достойными предков, не отречься от этой милости по собственной гордости и глупости, считая себя неоценёнными. Ведь, как я говорил и прежде, у нас только два пути: или суверенитет, или санитарный кордон в геополитическом переделе мира. Тогда мы снова станем полигоном и откроем ящик Пандоры.

- Вы нарисовали идеальную картину белоруса, на мой взгляд. Но всё-таки, отец Фёдор, что же сегодня, глядя со стороны на ситуацию, нам всем нужно понять и, может быть, сделать для того, чтобы соответствовать этим критериям? 

- Нужно понять, что нужно стать белорусом, не литвином, а белорусом, и быть им. Чтобы дети видели в нас пример нелицемерного патриотизма, чтобы они зажигались нашей собственной верой в тот «остров» правды и света, который хотят в нашей стране видеть и видят многие соседние народы, наблюдая, как мир сходит с ума. Нам нужно показывать детям нашу страну: музеи, мемориалы, ведущие предприятия, храмы. А может быть, не побоюсь сказать, и отправлять на картошку по осени. Нужно вести корпоративную этику в государственных учреждениях, на предприятиях, а государственному аппарату, который является основой системы государства, возможно, нужно давать присягу на верность народу, чтобы у Беларуси вырабатывался защитный иммунитет против тапок и кастрюль. А свобода мысли, вы можете спросить, ну, что же, пожалуйста, как это было всегда – на кухне, на личной странице в социальных сетях, на санкционированном митинге. Иначе вся страна превратится в грязную кухню. Ведь, вдумайтесь, только на кухне можно встретить сочетание тапок, кастрюль и насекомых. Вот только эта кухня будет размером с площади наших чистых городов. Такое будущее нам готовят наши «гордые тапочники». И не скрывают этого. Мы видим настоящую истерику меньшинства обманутых и пытающихся обмануть нас, что они большинство. Большинство – не они, а те, кто честно трудятся, учатся, те, кто женятся и рожают детей, ходят в церкви и костёлы, мечети и синагоги, те, кто сейчас убирают прекрасный урожай. Им некогда – они думают о будущем своей страны, когда делают свой выбор, потому что в ней жить их детям. Видимо, пришло время создавать свои политические технологии и ни на кого не оглядываться. Это подсказка, это не моя внутренняя позиция.

- Мне просто хочется, чтобы вас услышали, хочется, чтобы впитывали то, что вы говорите. Но всё-таки мне самому, и я уверен, что и нашим зрителям будет интересно и важно понимать, почему вы в этот образ белоруса не включили ценности «нового» мира? О них сейчас много говорят.

- У вас опять вопрос с подтекстом.

- Есть, не буду скрывать.

- Этим ценностям на нашей территории всего 30 лет. Они инвазивны, на них выросло первое поколение независимых белорусов. Сами по себе, по человечности, эти люди прекрасны. Но я вижу, как мельчают их жизненные цели и запросы. Смотрите, даже к любви как стали многие относиться. На самом деле, эти ценности лживые от начала и до конца: обещают свободу, а приводят к рабству; защищая меньшинство, преследуют большинство; того, кто по природе сильный, они унижают перед слабыми; богатые ни во что не ставят бедных, а людей «простого» труда считают недостойными, чтобы с ними здороваться в лифте. Ведь, увы, такая тенденция намечается в нашем обществе. Как-то где-то я прочитал, на мой взгляд, правильную мысль: либерализм – это способ разрушить чужой суверенитет путём захвата духовных активов. То есть переориентировать народ, обесценить их идеалы. Такая атака совершается давно. А сейчас, по ощущениям, идёт полноценная война, наступает диктат либеральной демократии, насилия и лжи. Так зачем, скажите, чужие ценности делать взглядами белоруса? По делам узнаём. И вот их плод – недавнее кощунство над образом Логойской Богоматери, над гербом города Минска. Что, не так?

- Была же попытка оправдаться, на некоторых интернет-ресурсах прозвучало, что это чуть ли не провокация власти. И обвинили в том числе канал ОНТ, что мы разместили эту информацию, чуть ли не сами это сделали.

- Меня поразило другое: вот этих молодых ребят страшно обзывали, которые успокаивали и наводили порядок. Ведь это молодые ребята, которые приносили присягу на верность Отечеству, на верность Родине. И назвать его при этом фашистом, то, скажите, кто он сам и кому он служит – тот, кто говорит такие слова. Не дай бог фашизма на нашей земле. А теперь ответ на ваш вопрос. Вы правильно говорите – попытка оправдаться вплоть до введения в провокацию. Это тот случай, когда вор кричит: «Держите вора», не так ли?

- Да.

- Мне думается, что этими фактами не простого вандализма, а скорее вызова небу, нас подталкивают к противостоянию, которое так страшно используется внешними силами, преследующими свои цели, и устремляющимися совсем не к тем результатам, которые они сами провозглашают. Поэтому наша задача – быть мирными, не разжигать костёр, чтобы не оказаться на пепелище.

- Но вы знаете, иногда очень хочется ответить так же, как они говорят нам, это меньшинство, которое пытается навязать нам ценности. Знаете, что для меня, отец Фёдор, было показательно в этой конкретной ситуации? Это то, что, когда это произошло и когда мы об этом открыто заявили, никто из представителей этих альтернативных штабов не осудил эти действия, не высказал своё мнение, не настроил своих сторонников на то, чтобы подобное не повторялось. Потому что именно это, на мой взгляд, показало их суть, ценности этого меньшинства. 

Духовную сущность.

- Абсолютно правильно вы подобрали слова. Именно за Беларусью закрепился за эти три десятилетия западный бренд – «последняя диктатура Европы». Мы слышали это и раньше, на предыдущих выборах, сейчас, слава богу, меньше. Ориентируясь на такую идеологию, не закрепим ли мы ещё больше и не возродим ли этот термин в отношении Беларуси?

- Вы имеете в виду «последнюю диктатуру Европы»?

- Да.

- Опять вы меня искушаете, скажу честно. Знаете, диктатура никогда не будет давать бесплатное образование. Ей выгодно растить легкоуправляемых людей. А у нас бесплатно, в том числе, обучают лучших айтишников в мире. Жаль только, что, получив первую большую зарплату, многие из них начисто забывают, кто их лечил, растил и учил. И искренне считают, что живут в стране подавления и страха. Пусть считают. Может, их работодатель обязывает? Но только я вижу мою страну самым сильным и суверенным государством. Это искренне. А во время пандемии, когда мировые игроки сбросили свои маски, это стало для меня ещё более очевидным. Беларусь не боится говорить открыто то, что думает, всему миру. Делает то, что нужно её народу, а не невидимой руке иного капитала. Беларусь, между прочим, входит в первую десятку стран мира по безопасности проживания. И что я больше всего ценю, что, когда говоришь «Беларусь», не приходится растождествлять народ, власть и элиту и подразумевать ещё наднациональные структуры – мы цельные. Я люблю Беларусь, я люблю свою Родину и пойду голосовать, досрочно – как гражданин своей страны. Потому что доверяю государству. 

- Откровенно говоря, мне трудно представить, что кто-то действительно может думать о том, что у нас в Беларуси нет свободы выражать своё мнение. Вот вы про айтишников сказали, это сразу приходит в голову. Второй момент, отец Фёдор, я хочу сказать, что в этой десятке самых спокойных стран мира мы не просто сохранились, но ещё и укрепили свои позиции.

- Всё зависит от нас самих.

- Согласен. Обычно я задаю последний вопрос, но сегодня у меня есть уникальная возможность услышать то, к чему, наверное, не прислушаться – грех.

- Но не думаю, что это грех.

- Но во всяком случае, прислушаться стоит.

- Да.

- Что бы вы сказали в завершение нашей встречи как пожелание или назидание тем, кто нас сегодня смотрит?

Вы меня почти врасплох застали, но тем не менее. Позвольте в завершение рассказать вам мудрую притчу, которую некогда поведала мне моя бабушка. У нас один рот и два уха, значит, мы должны больше слушать, чем говорить. Но пара глаз, расположены выше ушей, поэтому мы должны видеть, а не верить слухам и сплетням. Добавлю: особенно на страницах интернета. А над всем этим есть мозг. Поэтому мы обязаны сначала думать, прежде чем, увидев картинку и услышав слухи, изливать все через рот или на страницах интернета. Так ведь и есть. Не то оскверняет человека, что входит в него, а то, что исходит из сердца. Сегодня, как никогда, все мы, наш народ должен сохранить душу. Знать и помнить тайну истинной свободы, свободы от греха, от манипулирования сознанием, свободу от обольщения свободой. Ткань правды тоньше шёлка, однако прочна она и незрима так, что объемлет мир земной. Тогда как ткань неправды и насилия груба и легко рвётся. Хорошо бы нам запомнить эти слова святителя Николая Сербского. Запомнить, чтобы не нарядить Родину, нашу Белую Русь, в рубище.

- Хорошая притча и хорошие слова. Спасибо, отец Фёдор, за встречу.

- Это ничего личного, но это от чистого сердца.

- Спасибо.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Новости Минска