Экс-премьер Украины Николай Азаров – о Майдане, его последствиях для Украины и ситуации в Беларуси

Экс-премьер Украины Николай Азаров – о Майдане, его последствиях для Украины и ситуации в Беларуси

Бывшему премьер-министру Украины Николаю Азарову как никому другому понятно то, что происходит сейчас в Беларуси. Своими мыслями о ситуации в стране он поделился в большом интервью программе «Марков. Ничего личного». Ничего личного – только правда, которая всегда интереснее домыслов. 


- 23 августа жители Литвы сформировали живую цепь, которая протянулась от Вильнюса до пункта пропуска Каменный Лог. К этой акции присоединилось руководство Литвы и неувядаемая Даля Грибаускайте. А в Польше состоялась встреча премьер-министра с автором Telegram-канала, на которого заведено в Беларуси уголовное дело, который, по сути, координирует беспорядки в Минске и несёт личную ответственность за гибель, за увечья людей на протестах. Поляки уже в открытую делят Беларусь. Директор польского журнала пишет, что Гродно после распада Беларуси должен перейти Польше. А мы ещё пытаемся быть корректными и стесняемся прямо говорить, что в суверенные дела Беларуси грубо вмешиваются. Страну буквально и банально хотят «распилить». Но как это выглядит со стороны? Николай Янович, вы были премьер-министром Украины, и фактически госпереворот произошёл на ваших глазах. Пару дней назад в своём интервью вы заявили, что Украина в результате всего разрушила свою экономику и практически утратила свой государственный суверенитет. Ваша твёрдая позиция, безусловно, вызывает уважение. Вы никогда не предавали страну и остались верны своим убеждениям. У нас тоже есть сейчас и предатели, и люди со своей позицией. И есть очень много людей, которые не понимают, что сейчас происходит в стране. Как вы охарактеризуете то, что сейчас происходит в Беларуси?

- Мне неоднократно приходилось бывать в Беларуси. Можно даже сказать, что я люблю вашу страну, люблю ваш народ и очень ценю то, что сделано за последние четверть века. Иногда, приезжая к вам, я даже завидовал вашим предприятиям. У меня даже был такой комичный случай, когда ваше руководство мне сказало, что есть какой-то определённый процент товаров собственного производства. Но я засомневался и дипломатично промолчал. Когда мы ехали в машине с вашим вице-премьером, то я ему сказал: «Это маловероятно. Давай заедем в какой-нибудь ваш магазин и посмотрим на ваши товары, о которых вы мне только что рассказывали». И мы сразу приехали в универмаг, который находится в центре. Два этажа этого магазина были полностью заняты белорусскими товарами: телевизорами, различной радиотехникой. Мы спустили на этаж ниже и увидели там японские телевизоры, но цена на них была в полтора раза выше. Меня тогда очень поразила эта забота о собственном рынке, о собственном производстве. Я знал, как это делается, знал, что это делается целенаправленно. Сейчас, наблюдая за тем, что происходит, я хочу сказать, что мне это напоминает подготовку первого Майдана, который у нас начинался в 2003-2004 гг. Это всё делается по кальке, по инструкции. Совершенно ясно, что западные спецслужбы, а я говорю это, располагая всеми данными, начали подготовку к белорусским выборам задолго. Кто в этом принимал участие? Как и в нашем случае – поляки, литовцы. То есть те наши так называемые друзья, которые ближе всех к нам расположены. Была информационная и персональная подготовка. Нужно было подготовить большое количество людей, которые в определённый момент будут отрабатывать те инструкции, по которым их учили. Что за инструкции? Все государственные перевороты, как правило, приурочиваются к выборам. Выборы – это момент делегитимации власти, когда можно выстроить тезис, что выборы были сфальсифицированы, что выборы игнорируют волю народа. К этому времени уже проведена большая работа по демонизации руководства страны.

COVID-19, к сожалению, сыграл в этом определённую роль.

- Вы знаете, если бы не было COVID, то нашлось бы что-нибудь другое. У нас, например, в 2003-2004 годах были уникальные темпы роста экономики – 10%, 12% и даже 13% годовой рост ВВП, реальный рост доходов населения. Реально жизнь начала показывать свои позитивные стороны. Вместе с тем значительная часть людей, особенно среди националистов (наверное, ваши и наши националисты одинаковы) защищают не национальные интересы Украины или Беларуси, а защищают национальные интересы Польши, Литвы – интересы кого угодно, но только не своей страны. 

- К сожалению, да, это присутствует. Я помню момент, когда (будучи премьер-министром уже при Януковиче) в ноябре 2013 года на заседании Верховной рады вы назвали главными причинами отказа от ассоциаций с ЕС кабальные условия, которые навязывались Евросоюзом и МВФ Украине в тот момент. Обозначили в их числе: в два раза повышение тарифов на коммунальные услуги, заморозить заработные платы, социальные выплаты, пенсии и так далее. Я уже не говорю про макроэкономические шаги, которые должны были произойти. Нас ожидает то же самое, если ситуация окажется бесконтрольной?

- Вас ожидает, на мой взгляд, гораздо более худшее. Потому что Украина является более ресурсной, чем Беларусь. Я наблюдаю, как бывшее советское наследие у нас разрушалось целенаправленно. Причём разрушались такие прекрасные предприятия, как «Заря», предприятие «Антонов», которое производило самые громадные в мире самолёты. Это просто была линия наших так называемых западных партнёров на сознательное разрушение самого модернизированного, технологичного комплекса, который достался Украине от Советского Союза. Вам удалось советское наследие не разрушить, а модернизировать, создать высококонкурентные и автоматизированные предприятия, как МАЗ, БелАЗ, «Гомсельмаш» и так далее. Мне очень нравились эти предприятия. Вам удалось создать Парк высоких технологий, который объединяет почти 1000 компаний, с объёмом $2 млрд производства IT-продукции. Эти достижения создают вам очень хороший задел на будущее. Но никому на европейском рынке ваша продукция абсолютно не нужна. Я вёл переговоры с ЕС на протяжении 10 лет. Я не говорю, что нам Европа не нужна, она нам нужна, с точки зрения того, чтобы мы могли выйти на этот рынок со своей продукцией, покупать там современные технологии. Но вся беда в том, что нам это надо, а им это абсолютно не нужно. Им Украина нужна была только в качестве оппонента России, а также в качестве рынка для сбыта своей продукции, которая не находит спроса у себя. 

- Вы проводите аналогию сейчас с Беларусью?

- Абсолютная аналогия и с Беларусью. Выбить Беларусь из того курса, который бы рассчитывал на добрососедские отношения с Россией, на расширение сотрудничества. Я вам хочу сказать, когда мы по инициативе наших президентов в 2002 году работали над идеей создания единого экономического пространства четырёх стран – Беларуси, Казахстана, Украины и России, то именно в этот период мы имели наивысшие темпы роста своего валового продукта. Потому что такой громадный рынок давал возможность бизнесу, иностранным инвесторам рассчитывать на развитие. Как только «оранжевые революции» поставили крест на всех этих планах, то у нас сразу же упали иностранные инвестиции, прекратились собственные инвестиции. Потому что пошло падение доходов населения, пошло сужение нашего рынка. Соответственно, кто же будет вкладывать деньги? В Беларуси ситуация ещё хуже. Беларусь в четыре раза меньше с точки зрения внутреннего рынка, и она не может ориентироваться только на внутренний рынок, ей нужен обязательно внешний рынок. Это видно по структуре вашего экспорта. Альтернативы российскому рынку у вас абсолютно никакой нет. Поэтому те ребята, которые вас толкают по так называемому европейскому пути, не понимают, что миром руководят конкурентные интересы.

- Понимают, но сознательно толкают Беларусь в эту яму.

- Может быть, сознательно. Я предупреждал, что и гривна опустится в два раза. Жилищно-коммунальные услуги выросли в 10 раз. Сейчас электроэнергия, например, в два раза выше среднеевропейской цены. Скажите, о каком развитии экономики можно в этих условиях говорить? Какой инвестор придёт в Украину, если стоимость электроэнергии в два раза выше, чем в Европе? Какой инвестор придёт, если стоимость газа выше, чем в Европе? Когда человек вкладывает деньги, он всё рассчитывает: стоимость заработной платы, развитость инфраструктуры, стабильность в стране и так далее. Если всех этих условий нет, то рассказ: «Мы в Европу пойдём, нам Европа поможет». Европа абсолютно ничем не помогла Украине. Более того, есть ещё одно кабальное условие, о котором мало кто говорит – для того, чтобы войти на европейский рынок, надо соответствовать европейским стандартам и техническим нормам регулирования. 

- Да. Но для многих понятие «европейские стандарты» – это нечто аморфное, непонятное.

- Как непонятное? Например, какой-то прибор поставляется, и в нём предусмотрено колебание частоты 5%, а мы делаем, например, 7%.

- То есть он заведомо не может быть поставлен на европейский рынок?

- Однозначно. Я же против этого выступал, говорил: «Дайте нам переходной период – лет 8. Более того, вы получаете наш рынок, мы открываем его для вас. Чем вы тогда заплатите за это? Заплатите порядка €20 млрд на то, чтобы мы хотя бы проверили модернизацию своей промышленности, провели переход на ваши стандарты». Нет, категорически отказались. 

- Я так понимаю, вас не услышали. Николай Янович, если говорить о внешних угрозах. Наш Президент уже говорил о них неоднократно, подтверждали их наличие и наши соседи в России. Запад пытается словесно продемонстрировать отсутствие этих словесных угроз. Во вторник Светлана Тихановская выступила по видеосвязи перед европарламентариями. До этого экс-кандидатка встретилась с заместителем госсекретаря США Биганом. Напомню, у неё сегодня нет никакого статуса. Это провокация или один из способов давления на Беларусь? Ведь высшие должностные лица не могут встречаться абы с кем.

- Я с ними тоже работал немало. Мы для них люди и страны второго сорта, поэтому с нами им можно вести себя как угодно. Например, тогда вице-президент Байден приезжает в нашу страну, в Украину, и говорит президенту: «Если ты не снимешь генерального прокурора в течение часа, то миллиард долларов ты не получишь».

- Я помню, что он ещё садился во главе стола – на место президента?

- Да, тогда он приехал и по-хозяйски сел во главе стола, стал учить нас как жить. Когда наше правительство работало, они не позволяли так себя вести. Но после госпереворота они просто положили ноги на стол. Известен разговор помощника госсекретаря Виктории Нуланд по назначению на пост премьер-министра. Я, кстати, с ней встречался, и она во времена подготовки переворота уговаривала меня ввести в состав правительства нескольких так называемых оппозиционеров: на пост вице-премьера, например, Яценюка и так далее. Я дипломатично слушал, а потом спросил у неё: «Какое ваше дело до того, кто у нас будет работать вице-премьером?» Дело у неё, конечно, есть. И поэтому Украина сейчас превратилась в марионеточную страну, полностью управляемую. Примеров приводить можно множество. Например, когда в прессе опубликовано письмо какого-то клерка американского посольства, направленное на имя генерального прокурора Украины, в котором этот клерк пишет: «Не смейте назначать таких-то людей в генеральную прокуратуру». Это вообще нормально?

- Это, в принципе, демонстрация неуважения к стране.

- Просто ноги вытирают. Этот переворот привёл к тому, что Украина как большая и замечательная страна потеряла полностью свой суверенитет.

- Николай Янович, Тихановская, выступая по видеосвязи, «накормила» европарламентариев фейками. Она говорила, что в Беларуси исключительно мирные акции, что у оппозиции большинство, что в Беларуси на протестах погибли 6 человек (неизвестно, откуда взята эта цифра), что десятки пропали без вести, о том, что государство использует линию запугивания. Всё перевернулось с ног на голову. Объясните, почему европарламентарии не просто не проверяют факты, а довольствуются фейками и на них строят свою политику? Вы ведь тоже с этим сталкивались.

- Европарламент, европейские чиновники относятся к нам, как к странам второго сорта. Это меня абсолютно не удивляет. Всё это хорошо укладывается в методичку по устройству государственных переворотов. Я хочу друзьям-белорусам сказать, чтобы они не велись на эту методичку. Первый этап – заявить, что выборы сфальсифицированы в любом случае. 70%, 80%, 50%, 60% – всё равно появятся подготовленные люди, которые будут везде кричать, а из-за рубежа будут забрасывать по интернет-сетям, что выборы сфальсифицированы. При этом никаких доказательств и решений нет, но они будут об этом говорить. К этому времени уже возникнет определённое возбуждение вокруг лидера страны, его будут обвинять в чём только возможно. Ещё очень важный момент, обратите на это внимание, – создать провокацию, изобразить режим кровожадным, невероятно жестоким. У нас это было с убийством Жизневского. Сами же убили своих же майданщиков и носили везде, плакали, становились на колени и так далее.

- Так называемая сакральная жертва.

- Абсолютно верно. Это зверское избиение якобы студента. Вся эта провокация была очень хорошо подготовлена. К тому времени в палатках Майдан уже затухал, и его надо было активизировать. Находилось там несколько десятков бомжей с Западной Украины, было несколько студентов, боевики. Этот лагерь охраняли обычные милиционеры, чтобы не было беспорядка. Приезжают к площади порядка 50 подготовленных боевиков  ультраправых – и начинается избиение рядовых милиционеров, у которых даже дубинок не было в руках. Естественно, они на помощь вызывают «Беркут» – специализированное подразделение. «Беркут» приезжает, не разбираясь, что там стоят телевизионные камеры. А что там делали телевизионные камеры и осветительные приборы в 4 часа утра?

- Они ждали.

- Конечно, ждали. Боевики разбежались мгновенно, но под горячую руку «Беркута», может быть, попали пару студентов, но в основном это были бомжи. Кстати, с утра я немедленно отправил министра здравоохранения в больницы для того, чтобы выяснить количество пострадавших. Но мы не нашли этих пострадавших. А вот около 150 бойцов «Беркута» и милиционеров действительно получили травмы. Но все картинки, все телевизионные экраны Запада, наших СМИ были заполнены крупными планами зверского битья. И снова начинает разгораться Майдан. Вот такие провокации возбуждают в обществе ненависть к существующей власти. А ведь власть их защищает. Вот сейчас мне многие пишут: «Почему вы силу не применили? Почему вы не разогнали этот Майдан?»

- Нас сейчас с Украиной сравнивают именно в этом плане.

- Я, кстати, выступал в парламенте и в правительстве и озвучивал свою позицию. Честно говоря, за это президент тогда принял решение меня отстранить и отправить в отставку, заявив: «Ты мне срываешь мирные переговоры».

- Вы же ещё до 1 февраля ушли в отставку, вернее вас отправили?

- Я ушёл в отставку 28 января, а госпереворот произошёл 21 февраля. Когда работников правоохранительных органов стали обливать «коктейлями Молотова», то они стояли буквально в 100 метрах от здания правительства и небольшой цепью защищали наше здание от беснующихся боевиков, уже вооружённых, с огнестрельным оружием.

- Мы с ужасом смотрели эти кадры, потому что ОМОНовцы стояли просто защищая, они даже практически не двигались – и их били.

- Им был дан категорический приказ, потому что было страшное давление со стороны американцев, европейцев, чтобы мы не применяли силу к якобы мирным протестующим.

- То есть вы ещё их подставили, так получается?

- Получается, что наши ребята горели, обливаемые горючей смесью. К тому времени у нас уже были жертвы, ожоги были и так далее, а нам говорили, что это мирные протестующие. Я встречался с послами, ездил за рубеж и встречался с руководством, показывал эти кадры, но все делали вид, что они этого не видят и не замечают.

- Знакомо.

- Сейчас бывший член руководства Майдана Давид Жваня выступил с признанием, обратившись к генеральному прокурору Украины. Он заявил, что готов дать показания, как готовился Майдан, какие провокации с убийствами самих майданщиков готовились, как готовились взрывчатые вещества в лаборатории Майдана. Там действительно убили одного из майданщиков. То есть всю «кухню» он вывернул наружу. И что вы думаете, наш генеральный прокурор поспешил вызвать его на допрос и открыть уголовное дело?

- Думаю, нет. Николай Янович, 6 лет назад Тимошенко тоже говорила, как сейчас Тихановская, что в Украине будет первая мирная революция, которая «не съест своих детей». А потом была «Небесная сотня» на Майдане и Дом профсоюзов в Одессе. Что сегодня происходит с этими делами, реальные виновные найдены, они наказаны в гибели этих нескольких сотен людей?

- Давид Жваня даёт показания по тому, как были организованы расстрелы на Майдане, кто осуществлял эти расстрелы. Это была самая настоящая провокация, чтобы обвинить тогдашнее руководство Украины в совершении этих кровавых преступлений. Не просто обвинить, а устроить уничтожение самой крупной политической партии страны – «Партии регионов». Коммунистическая партия попала под раздачу. Им нужен был повод, чтобы уничтожить ту силу, которая выступала за нормальные отношения с Российской Федерацией. Якобы она была пророссийской. Она, конечно, была проукраинская и отстаивала украинские интересы. Но в основе отстаиваний украинских интересов лежало сотрудничество с Россией, а не война с Россией. Как её нужно было уничтожить? Её нужно было вымазать в крови. Как только эти расстрелы состоялись, пошли захваты. Подожгли штаб-квартиру «Партии регионов», в которой погиб сотрудник этой партии. Потом последовал поджог здания профсоюзов в Одессе. Близились выборы, и нужно было полностью уничтожить те силы, которые выступали за сотрудничество с Россией. Когда я слышу, что ваши оппозиционеры рассказывают, что они за дружбу с Россией, – всё это ложь. Не для этого Запад финансирует их и готовит. Зачем тогда Западу готовить режим, который снова будет сотрудничать с Россией? Всё это болтовня. У нас тоже на Майдане выступали и рассказывали, что не за НАТО, не за ЕС, а за свободу, за мир!

- Это тезисы из выступления Тихановской.

- Вот сейчас, когда у нас самая высокая смертность в Европе, когда каждый год только по причине физической убыли 300 тысяч населения убывает. Это такой город, как Полтава, исчезает каждый год. Когда у нас около 10 млн выехало за границу, потому что предприятия остановились, работы нет: кто в Россию, кто в Европу. Только сейчас стали понимать смысл того, что с нами сотворили. В Украине найдётся всего несколько процентов тех, кто поддерживает Майдан. Люди проклинают этот Майдан.

- То есть для этого понадобилось 6 лет, чтобы начали проклинать?

Они проклинают, но не могут ничего поделать. Почему? Потому что все силы уничтожены. Мало кто говорит, что после этого пошёл террор: убили Олеся Бузину, убили наших многих активистов, лидер фракции «Партии регионов» в парламенте три года отсидел даже без предъявления обвинения. Ни один из европарламентариев даже не выступил в защиту. Я как бывший премьер-министр писал письма Меркель по поводу того, что парламентарий сидит уже более трёх лет. Недавно его отпустили. Вот такая была развёрнута карательная система, кстати, полностью контролируемая американцами. Какую свободу получил человек, у которого пенсии не хватает для того, чтобы питание себе купить, не говоря уже о лекарствах? Вся система медицины полностью разрушена, COVID это показал. Поэтому всё то, что произошло, конечно, до народа сейчас уже дошло. Саакашвили говорит о том, что для возвращения к уровню доходов населения на 2013 год потребуется 20 лет. Я бы хотел предостеречь: не верьте в эту европейскую морковку, не верьте! У вас стабильность, порядок, чистота. Вы даже о своей безопасности не думаете. У вас города безопасные. У нас на улицах люди не чувствуют себя в безопасности: гранаты взрываются, убивают, расстреливают, насилуют, избивают. Банда неонацистов – это обычное явление для украинских городов и улиц.

- Николай Янович, но после госпереворота вы написали несколько книг. Как вы охарактеризуете со стороны нынешнюю позицию государственной власти? Какие шаги она должна совершить, чтобы не допустить того, что происходило у вас? Какие провокации ещё возможны в Беларуси?

На примере Украины провокации возможны любые. Та жестокость, с которой готовился госпереворот по отношению к самой Украине. Никто не думал о том, что люди попадут в трагедийные ситуации. Никто не размышлял о промышленности, о том, что у нас остановились все крупные предприятия. Никто не думал о том, что мы станем лидировать по показателям смертности, по показателям бедности.

- То есть о людях реально никто не думал?

- Абсолютно никто. Все, кто участвовал в перевороте, думали о своих амбициях и о возможном мародёрстве. Те, кто организовывал переворот, они своего добились. Они втравили в кровавый конфликт с Россией в Донбассе. Донбасс практически разрушен. Вы представляете, что такое для Украины Донбасс? Это треть валютные выручки – 25% промышленного потенциала. Поэтому провокации могут быть абсолютно любые. И на эти провокации надо быть готовыми ответить: если надо – силой, а если надо – то путём диалога. Вам сейчас надо больше показывать примеры Украины: вы можете давать статистические материалы, рассказы очевидцев. Всё это нужно для того, чтобы люди наконец прочувствовали. Ведь есть много обманутых. Что им ни говори, а они всё равно отвечают: «В Европе ведь люди лучше живут, чем мы». Но ведь Беларусь до 1944 года была полностью разрушена. Сколько лет нужно было восстанавливаться? А разве Франция была так разрушена за эти годы? Сколько лет развивалась Франция, чтобы прийти к тому состоянию, в котором она сейчас есть? Все нетерпеливые думали, что подадим заявку в Евросоюз (так им рассказывали с трибун), подпишем ассоциацию – и у нас будут европейские зарплаты и пенсии. Где это сейчас? Реальные пенсии сейчас и заработные платы упали в два раза, если в долларах считать. При этом цены выросли невероятно. Украина стала импортировать сельскохозяйственную продукцию – сало стали завозить.

 - Представить это трудно.

- Если бы в Украине было лет 10–15 стабильности (мы в 2002 году начали эту большую работу), то сейчас Украину было бы не узнать. Она бы превратилась в высокотехнологичное государство, которое бы конкурировало с ведущими европейскими странами. Но кому мы в этом плане нужны? Я хотел создать на своём производственном объединении «Антонов» кооперацию: с одной стороны – с Россией, с другой – очень много хорошего на Запад.  Boeing, Airbus... Я приглашал руководителей этих крупнейших компаний и видел, что у них только одно желание – что-то содрать у нас и добиться того, чтобы мы остановились. Они этого добились. До переворота делали в год хотя бы 6–8 самолётов. Кстати, прекрасные самолёты делали.

- Известная марка, она гремела на весь Союз.

- Я не скажу, что это украинское достижение, это советское достижение. Но мы тоже очень много сил приложили, чтобы это предприятие держать на плаву. Сейчас за шесть с половиной лет мы не выкатили ни одного самолёта, а он же имел спрос. Реально люди остаются без работы. Хочу ещё обратить внимание: если у нас остановились кораблестроительные верфи, то зачем тогда нужны кораблестроительные институты? Зачем нужны научно-исследовательские институты? Зачем в школах готовить школьников, которые пойдут учиться на эти инженерные специальности? Если у нас разрушено авиастроение, то зачем нужен авиационный институт? Они добились главного – остановили промышленность, провели деиндустриализацию. С этого года запрещены все школы с преподаванием на русском языке. Вы можете себе представить, что оканчивает школу ребёнок, который не знает русского языка. У нас есть атомная промышленность – 15 атомных блоков. Вся документация этой отрасли на русском языке, и никто её никогда не переведёт на украинский язык. Идёт деградация не только промышленности, но и деградация самого главного для любой страны – научно-технического потенциала. Я с завистью наблюдал, что Лукашенко удалось сохранить свою науку. Я приезжаю в Беларусь и вижу, как она развивается. Я не хочу вашему руководителю петь какие-то дифирамбы. Но он удержал в сложнейших ситуациях страну, не обладающую такими ресурсами, как, например, Украина обладает, и обеспечил такой уровень жизни, когда идёт один за другим экономический кризис и так далее. Видно, что он переживает за свою страну. Второе, что очень важно. Я знаю очень много наших президентов, премьеров – это жулики, коррупция, мародёрство, вывод колоссальных средств из страны. Но к Беларуси это абсолютно не относится. Лукашенко – это человек, который живёт интересами своей страны. У Александра Григорьевича, конечно, характер сложный. Я встречался с ним, знаю это. Не всё меня как политика в то время в его действиях устраивало, но я понимал, что он патриот своей страны. Он сумеет защитить и отстоять свою страну. Поэтому в данной ситуации у меня никаких сомнений нет, что, конечно, большинство людей в Беларуси поддержат Александра Григорьевича. Не все же люди зомбированные, они же реально понимают цену этой работы, цену стабильности. Это самый важный фактор.

- Николай Янович, я благодарю вас за этот разговор и надеюсь, что вас услышат здесь. Потому что я понимаю вашу боль и хочу, чтобы никто из нас этой боли не испытал. Мы пока ещё, наверное, не перешли эту черту. У нас есть ещё шанс, на ваш взгляд?

- Не только есть шанс, но я твёрдо убеждён, что Беларусь с таким руководителем пройдёт через эти испытания. Несомненно, она нуждается в реформировании, изменениях, нуждается в диалоге с людьми. Не дай Господь, чтобы у вас произошла та трагедия, которая случилась у нас в Украине. Это, конечно, мизерный шанс. Люди потом будут жалеть, но будет поздно. Сейчас нужно набраться мужества и терпения, перевести это всё в нормальный, мирный процесс.

- Спасибо, Николай Янович. Надеюсь, что мы не последний раз увиделись. 

- Всего вам доброго!

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram