Эхо войны. Напоминания о былых боях спустя 74 года

1502

История. Про войну и почти про чудо… Тот самый случай, когда современные технологии, гаджеты, интернет-ресурсы способны помочь. Буквально 10 мая вечером в ленте нашей коллеги в соцсетях трогательная немногословная запись – «я нашел!!!».

И фото – обелиск в Витебской области. Семья москвича Михаила Палагина искала своего отца и деда долгих 74 года! Два дня назад им пришёл ответ из Лиозненского райисполкома. Наймушин Макар Сидорович, который все эти годы числился пропавшим без вести – захоронен в деревне Клевцы Витебской Области. Теперь Михаил и его семья не теряет надежды найти сына Макара Наймушина, он был призван на фронт из Свердловской области.




Его имя они не знали, но ласково называли «солдатик» … Молодой парень отдал жизнь, освобождая Могилёв. 

Убитого друга к дому, где жила и живёт семья Костюшко, принёс другой красноармеец. Обещал, погибшего заберёт медицинский обоз. Но ни в этот день, ни на следующий никто приехал. Бойца так и похоронили: в саду. И все семьдесят четыре года за безымянной могилой ухаживали. Несколько поколений. Вначале бабушка Регины Казимировны, затем её отец, а после и она сама.

Регина Полозкова: «Ну, это долг каждого человека, понимаете? Ну как можно было ходить по земле, где похоронен человек. Где, прекрасно мы знали, что… он же освобождал нас. Он же за нас погиб! Понимаете? Мы живём под таким счастливым мирным небом, и дай Бог, чтобы мы так и дальше жили».

Шесть километров – по бездорожью. Так просто не пробраться. Партизанские тропы – в болотистом лесу базировались несколько отрядов. 

Как раскаты грома здесь когда-то свистели снаряды. Сейчас в застывших образах – только тишина. 

Урочище «Боруслово» – крупнейшее партизанское захоронение в Пуховичском районе. Владимир Петрович тут бывает часто. Полковник в отставке, боевой офицер вместе с товарищами взял место под патронаж. Приезжают по весне, наводят порядок. Важно помнить. Лично собрал военную летопись района. В книге – история всех памятников и братских могил. 

Владимир Белоусов, председатель Совета Минской областной организации Белорусского союза офицеров: «Потомкам в Год малой родины, чтобы молодёжь приходила, когда нас уже не будет, нашего поколения, чтобы они в таком состоянии содержали эти места».

Сколько защитников Отечества всё ещё не обрели покой трудно сказать даже примерно… На учёте воинских захоронений – почти восемь тысяч объектов. В них – около двух миллионов погибших. С войны более чем семидесятилетней давности солдаты возвращаются и по сей день…

Сезон раскопок обычно длится с апреля по октябрь. Поисковые работы обычно проходят в несколько этапов. И на каждом подключаются люди различных профессий. От краеведов до криминалистов.


Двухэтажное здание на окраине Лепеля хорошо знают местные. До войны – кавалерийская часть, после – военный госпиталь. Но некоторые страницы истории, увы, не вырвать. В период оккупации здесь был лагерь. Для пленных солдат и семей партизан. На этом месте поисковики работают почти месяц.

Их называют военными археологами, но такая наука точно не для впечатлительных. Рассказы местных подтвердились: в овраге – 43 останка. Узников расстреливали, а тела сбрасывали в яму. 

Мужчина лет тридцати. Но об этом позже расскажет экспертиза. Вернуть солдату имя – куда сложней. Останки зачищают сверху вниз, а поднимают снизу вверх. Так, больше шансов не упустить что-то важное. Личные вещи, особенно – награды (они номерные) и, конечно, армейские медальоны.

Вадим Томилин – штатный археолог. С поисковым батальоном работает уже 17 лет. Его задача – определить, кому принадлежат останки. После ищут родственников. 

Вадим Томилин, археолог 1 специализированной роты: «Если брать общую статистику по всем периодам войн, то примерно из тринадцати человек одного можно идентифицировать, если брать период конкретно Второй мировой войны, Великой Отечественной, то здесь статистика один к восьми».

За четверть века бойцы подразделения обнаружили останки почти сорока тысяч человек. Три тысячи сто два имени удалось вернуть оттуда, откуда уже не возвращаются. 

Александр Трубеко, командир 52 отдельного специализированного поискового батальона Министерства обороны Беларуси: «Поиски не прекращались никогда и объектов с каждым годом меньше не становится. В прошлом году мы отработали 67 объектов, в этом году спланировано 96 объектов в 47 районах всех областей Беларуси. И практически еженедельно поступают информационные листы». 

Среди находок батальона – нередко опасные. Копают ведь там, где шли бои. Каждый поисковик по первой специальности сапёр. И, как положено саперу, осторожность на первом месте.

Не учения – реальная угроза! Поступила заявка: в поле снаряд. Группа выходит на позицию. Работают в радиусе пятидесяти метров от места, где был обнаружен опасный предмет. Сверхчувствительный металлодетектор способен уловить угрозу даже на глубине четырёх метров!

Война закончилась, но только не для инженерных войск. Разминировать территорию Беларуси начали ещё в 1944. Под мирным небом сапёрами разных поколений обнаружено и обезврежено более двадцати восьми миллионов мин, гранат и снарядов. Плюс пять – только за этот выезд. В каждом артиллерийском старожиле – до семи килограммов взрывчатого вещества.  

Алексей Скилондь, начальник группы разминирования войсковой части базы инженерных боеприпасов: «Судя по нему, он выпущен в 1938-39, но опасность представляет до сих пор. Во время пожара он может взорваться или при механическом воздействии. В случае подрыва такого – у него разлёт осколков до тысячи метров. Причём разрывается весь корпус, и осколки доходят до 15-20 сантиметров». 

Снаряды положено утилизировать. Подрывные площадки есть в каждом районе. Боеприпасы зарывают на полтора метра. Так взрыв уйдёт в землю, но наблюдать лучше издалека. 

По статистике, больше всего боеприпасов находят на территории Гомельской и Витебской областей. Однако сколько ещё «сюрпризов» прячет земля, не берётся прогнозировать даже специалисты. В марте в районе аэропорта Минск-1 нашли советскую авиабомбу. В апреле из-за снаряда эвакуировали вуз. А буквально на неделе бомбу времён Второй мировой обнаружили на границе Беларуси и Польши. 

Игорь Ермоленко, начальник штаба инженерных войск Вооруженных Сил, заместитель начальника управления инженерных войск Генерального штаба Вооруженных Сил Беларуси: «Только за прошлый год обезврежено и уничтожено 22.400 взрывоопасных предметов. У нас в Вооружённых Силах работает 30 групп разминирования от 13 воинских частей. То есть работы хватает и в мирное время». 

Эхо войны – сильнее весной. Со сходом снега выходят снаряды. И уже не только в архивах, но и в полях работают поисковики. Военную историю в семье Костюшко хранят как самую дорогую реликвию. Похоронка на брата матери, благодарность от Сталина деду и, конечно, безымянный подвиг. Останки солдата подняли прошлой осенью и перезахоронили с почестями. Теперь герой в братской могиле. Увы, так и без имени, но всё же – в памяти как минимум одной могилёвской семьи.