ЕАЭС исполнилось 5 лет: всего ли достигли, о чём договаривались на старте?

554

Столица Казахстана на неделе принимала саммит глав государств Евразийского экономического союза. 29 мая исполнилось ровно пять лет с момента подписания договора о создании ЕАЭС. Кстати, подписали  его тоже в Казахстане. Повод для встречи президентов праздничный, но сама она прошла в рабочем режиме. Пять лет – достаточно серьёзный рубеж, чтобы подвести итоги. Доказал ли Евразийский союз свою жизнеспособность? Вне всякого сомнения. Взаимная торговля внутри экономического блока выросла почти на 10%. Существенно увеличился общий экспорт. Другой вопрос: всего ли достигли, о чем договаривались на старте? Пока нет. Есть между союзниками разногласия, которые мешают более углубленной интеграции, укреплению  экономик стран-участниц союза. Об итогах евразийской пятилетки и о будущем экономического альянса – Наталья Стельмах. 

Казахстан стоит на пороге президентских выборов, но теме евразийской интеграции в казахстанской столице на неделе было уделено гораздо больше внимания, чем избирательной гонке. Причины есть: сама идея экономического альянса принадлежит первому президенту Казахстана. Это было четверть века назад, но лишь в 2014-м главы Беларуси, России и Казахстана скрепили договор подписями. В документе изначально заложена выгода для всех нынешних и будущих участников альянса. Если объяснять максимально просто: как если бы вы крутили педали велосипеда, а потом установили электромотор. Усилий меньше – езда быстрее. Но, продолжая аллегорию, чтобы купить этот мотор, нужно «скинуться», а чтобы ехать – педали крутить синхронно.

Союз, в котором сегодня уже пять полноправных участников, создаёт условия для экономического роста каждой из стран – зону свободной торговли, перемещения капиталов и рабочей силы. Это и есть то, к чему стремится ЕАЭС. Но на этом пути есть и кочки, и ямы. А чтобы проходить эти препятствия с наименьшей тряской, нужно договариваться, вести тот самый велосипед в одном направлении.

О проблемах экономической интеграции наш Президент всегда говорит откровенно. Беларусь – сравнительно небольшая, экспортно-ориентированная страна. Для нас участие в таком союзе – жизненная необходимость. Свои весомые аргументы в пользу ЕАЭС пять лет назад были у каждого государства, есть они и сегодня, но давайте разберёмся, в чём всё-таки проблема, раз уж документы о создании Евразийского союза подписаны и в его необходимости нет сомнений.  

Роза Турарбекова, доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета: «Изначальные цели – это свобода движения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов. Они до сих пор не достигнуты в полной мере». 

Роза Турарбекова – политолог, историк, доцент кафедры международных отношений БГУ. Родом из Казахстана, но уже 20 лет преподаёт теорию и практику переговоров и другие дисциплины международных отношений в Беларуси. Она и поможет нам разобраться во всех тонкостях интеграционного проекта.

Роза Турарбекова, доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета: «Есть подписанные документы, определённые рабочие органы, которые должны обеспечивать работу этого пространства, но нет главного. Страны-участницы ЕАЭС, попав в очень сложную экономическую ситуацию, выбрали протекционистские меры: изъятия, ограничения, барьеры». 

Про торговые барьеры белорусским производителям объяснять не надо. Наши молочные и мясные продукты то и дело заворачивают в России под всевозможными предлогами. Но лабораторные исследования подтверждают, что продукция качественная, а претензии необоснованные, но время и выгода упущены. В итоге мы теряем товар, который так быстро не отправишь на другие рынки, а национальная экономика России выигрывает за счёт того, что у потребителя не остаётся выбора и он покупает российскую продукцию. Но это в корне противоречит любой интеграции.

Есть договор о создании ЕАЭС, его пятилетие и стало поводом для форума в Нур-Султане. Но, выходит, правовая основа – это ещё не всё?

Роза Турарбекова, доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета: «Для того, чтобы выполнялся этот договор, необходимо, чтобы было что-то вроде судебных инстанций. У нас такая инстанция есть – Евразийский суд. У него очень слабые полномочия. Он не может никого принудить. И наднациональные структуры, которые прописаны в договоре о создании ЕАЭС, таковыми не являются, потому что полномочий у них не хватает. Если будете внимательно читать этот договор, то вам станет очевидно, что в общем и целом всё отпущено на волю решений национальных правительств». 

Когда возникает какой-то кризис или просто снижение торговли, срабатывает инстинкт самосохранения: национальные правительства не думают ни о какой интеграции и спасают свои экономики. Упрекать их в этом бессмысленно, они делают то, что в их силах. Но правильнее было бы отбросить инстинкт и идти другим путём – усиливать полномочия наднациональных структур, которые изначально мыслят шире.

Это ещё один камень преткновения – общие рынки газа и нефти, общий энергетический рынок. Всё это пока мы имеем только на бумаге.

Роза Турарбекова, доцент кафедры международных отношений Белорусского государственного университета: «Если мы обратимся к истории ЕС, то основанием для ЕС стало Европейское объединение угля и стали. Если вы изначально не решите вопрос действия экономик (энергоснабжение и энергоресурсы), то все остальные вопросы являются, я бы сказал, дополняющими. Ещё может быть только агрополитика».

Изначальная цель создания ЕАЭС – равные условия хозяйствования. Объединение должно играть весомую роль в мировой экономике, уравновешивая набирающий силу Китай и объединённую Европу, будучи для них и партнёром, и конкурентом. Мы намеренно остановились на той работе, которая ещё предстоит, но всё же нельзя отрицать, что даже в нынешних условиях ЕАЭС уже приносит ощутимый результат его участникам.

Каждая встреча на уровне глав государств – это ещё один шаг в сторону сближения. И раз за разом подобный формат позволяет участникам находить решения, не перетягивая  евразийское одеяло на себя. Пять лет – это детский возраст, а тем более для такого масштабного объединения. Пришло время взрослеть.  

Вопросов, которые не решить одной только встречей, в ЕАЭС остаётся немало, ради общей цели не все готовы поступиться национальными интересами. Но и пять лет назад, и сейчас лидеры стран-участниц сходятся во мнении, что альтернативы экономической интеграции попросту нет. И хоть компромиссов достигать непросто, участники Высшего Евразийского совета в Нур-Султане всё же единогласно констатировали: союз состоялся.