Дом или музей?

717

Как жизнь спортсмена не сводится к одним лишь тренировкам, так и жизнь поэта не ограничивается пером и бумагой. Музей Якуба Коласа, постановление о создании которого было опубликовано ровно 60 лет назад, – это не только документальная экспозиция, не только книжные полки и стол, за которым работал народный поэт.

Корреспондент ОНТ Александр Матяс открыл двери в очень личное пространство, в котором Якуб Колас был не классиком в привычном для нас значении этого слова, а простым семьянином, человеком со своими увлечениями и привычками.

Здесь вспоминается: «Мой родны кут, як ты мне мілы!..». Сразу, в 1944 году, это был деревянный дом у леса на опушке. Через два лета появилась пристройка. В 1952-м поэт согласился с проектом архитектора Георгия Заборского: в глубине Академгородка вырос коттедж. Словно знали: совсем скоро именно здесь будет музей Песняра – первый мемориальный в столице, а по сути – в стране.

Сам Колас «не раз, утомлены дарогай…» оставлял на этих медных крючках пальто (см. видео – прим. ред.). С начала Года культуры в музее побывали около 50 тысяч человек. Многие не скрывали: казалось, сейчас нас встретит Песняр. Он ушёл отсюда 60 лет назад.

Константин Мицкевич, внук Якуба Коласа: «У нас такая традыцыя – называць дзяцей у гонар кагосьці з продкаў. Таму і сам бацька Міхась невыпадкова. І Марыя, мая сястра, таксама невыпадкова».

Ему, можно сказать, повезло больше других внуков Коласа (их шестеро). Константин Михайлович Мицкевич – полный тёзка. Скромен, как всемирно известный дед, о быте которого знает лишь по рассказам. Он родился в 1960 году, когда сюда потомки поэта уже «у думках заляталі».

Михась Мицкевич, сын Якуба Коласа: «Апошнія гады прайшлі, таму мы і прапанавалі: хай, ужо музей будзе ў гэтай хаце. Папрасілі ўрад, каб нам дазволілі пабудаваць на гэтай тэрыторыі дом».

Особняк на две семьи – младшего сына Коласа Михася и старшего Данилы. Он был первым директором музея, официально открытого в 1959 году. С тех пор четвёртая документальная экспозиция (не путаем с мемориальной частью). Сегодня мечта хранителей «прайсці яшчэ раз, азірнуцца…» на 319 квадратов некогда жилой площади.

Зинаида Комаровская, директор Литературно-мемориального музея Якуба Коласа: «Можна паказаць тэхнічнымі сродкамі віртуальнае: увайсці ў сталовую, якая была на першым паверсе, у малую гасцёўню. Нават наведаць спальню Міхася Канстанцінавіча і Данілы Канстанцінавіча. Галоўнае, каб былі матэрыяльныя сродкі».

Единственная дверь – к самому «сердцу» музея. Это кабинет автора. На часах вечные «13:20», когда случилось «угару, святое аддаленне»: не стало Коласа 13 августа 1956 года.

Нина Глотова, смотритель Литературно-мемориального музея Якуба Коласа: «Стараемся держать в надлежащем виде, но так, чтобы ничему этому не навредить. Мы не используем никаких химических реактивов. Никогда не прикасаемся к экспонатам, не надев перчатки».

Уборка два раза в неделю. У Коласа этим занималась домработница – всё-таки единственный народный поэт Беларуси. После смерти первого – Купалы. Здесь классик, как по классике: «душою спачываю». За спальней – очень личное пространство. Туалетная комната Песняра – показали и закрыли.

60 лет назад во всём доме было печное отопление. Сегодня грубка только в спальне поэта. А сожалеют в музее о другой печи. Той, где оставляли свои автографы кумиру кумиры. Вспомним, хотя бы первого народного писателя БССР Кондрата Крапиву, Янку Мавра (к слову, сват Коласа), автора советского гимна Сергея Михалкова.

Дубовые ступени помнят шорох шагов Петруся Бровки, Александра Твардовского. Заменить паркет предлагали. Но такого уже не выпускают. Потому везде ковры. Профессор Мальдис – один из тех, кто видел «прыход твой радасны» (то есть, Коласа) и слушал юбилейную лекцию в 1952 году.

Адам Мальдис, литературовед, лауреат Государственной премии БССР им. Якуба Коласа: «Ён успрымаўся як свой чалавек. Ніякай мы, так сказаць, “мяжы”, якая б падзяляла б яго ад зала, не адчувалі. Чытаў з задавальненнем свое вершы. Таму што было чым яму пахваліцца перад людзьмі».

Голос Коласа включают в большой гостиной, когда ведут экскурсии. Здесь всегда было шумно. Угощать Колас умел. Сам готовил наливки («амброзію боскую» – цитируя «На ростанях»). По осени на руку корзину – и в лес по грибы. Особенно любил боровики. Запасы складывали в подвальчик. Совсем скоро закрома откроют для туристов.

Георгий Захарик, руководитель проекта: «Это будет ледник оборудован, в котором и молоко охлаждалось, и творожок охлаждался. На полках будут стоять баночки с соленьями, с маринадами, бочки будут, в которых мочёные яблочки».

До сих на территории усадьбы плодоносят три яблони, посаженные Коласом. За своим садом поэт наблюдал, сидя под вязом. Скамья сохранилась рядом с деревянным сараем 1946 года. Сейчас там складское помещение. Это временно, говорят в дирекции музея.

Зинаида Комаровская, директор Литературно-мемориального музея Якуба Коласа: «Па душы быў і па натуры селянін. Паколькі ён вырас на ўлонні прыроды. Сам касіў, збіраў, клаў сена і лажыўся адпачываць менавіта ў пуньцы».

Лошадей на усадьбе классик не держал. Зачем, когда в гараже дарёный Opel Admiral, служебный ЗИМ, личная «Победа» – первая в столице и единственная машина Коласа «доехавшая» до наших дней. Только в новой экспозиции музея – мини-копия «Молотовца».

Константин Мицкевич, внук Якуба Коласа: «Вучыўся ў трэцім класе, здаецца. Раптам, званок у дзверы, я там убачыў чалавек у міліцэйскай форме. Ён сказаў, што яму патрэбен Міцкевіч Канстанцін Міхайлавіч. “Гэта я!” Ён вельмі здзівіўся i сказаў, што наконт машыны “Перамога”».

Мол, давно не проходила осмотра. Просто в ГАИ позабыли, как после смерти Якуба Коласа в порядке исключения разрешили наследникам оставить старые номера, а также техпаспорт на фамилию, имя и отчество бывшего владельца. Теперь ГАЗ М-20 – собственность внука поэта Андрея.

Сегодня в музее – около 35 тысяч раритетов. Даже блок чистой бумагу, купленный классиком.

Михась Мицкевич, сын Якуба Коласа: «Матэрыялаў многа. Можна было значна пашырыць. Але гэта ўсё-такі мемарыяльны музей, іх не так многа».

Мицкевичи здесь, подобно Толстым в Ясной Поляне, – семья как продолжение истории уголка в центре Минска. Сегодня музей – это ещё и четыре мемориальных усадьбы на Столбцовщине. Там, где первый «мой родны кут...» Якуба Коласа, – в Смольне, воссоздан первый кабинет классика из «Дома за колоннадой» Академии наук.

Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Минск