Дмитрий и Ольга Пиневичи: медики не должны отказывать пациенту в помощи в зависимости от его политических пристрастий

Дмитрий и Ольга Пиневичи: медики не должны отказывать пациенту в помощи в зависимости от его политических пристрастий

Почему сегодня некоторые медики решили, что могут быть выше клятвы Гиппократа, могут сами решать, оказывать ли помощь пациенту в зависимости от его политических пристрастий? На этот вопрос в эфире программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ попытались ответить министр здравоохранения Беларуси Дмитрий Пиневич и детский гастроэнтеролог Ольга Пиневич.

Дмитрий Пиневич закончил Ленинградскую военно-медицинскую академию. В 1917 году alma mater главы Минздрава Беларуси приняла решение, что в ее стенах недопустимо проведение политических акций, а также положение о том, что сотрудники и слушатели академии не могут принимать участие в политической деятельности, озвучивая, что они сотрудники или слушатели академии. Этим же решением тогда было предписано оказание помощи всем нуждающимся, вне зависимости от взглядов и сословий. В данном контексте министр здравоохранения Беларуси ответил на вопрос, почему сегодня некоторые медики могут позволить себе отказаться оказывать помощь тому или иному пациенту.

Дмитрий Пиневич: «На поверхности: потому что они не пироговы, не бехтеревы, не павловы. Это первое. Это действительно так. Мировоззрение врача как раз и выражалось, с моей точки зрения, вот тем решением академии. Нам, кстати, о нем рассказывали историки, которые в белых халатах. Сейчас, правда, "белые халаты" стало нарицательным. К сожалению. Все лекции, которые начинались на каких-то кафедрах, шли об истории медицины. И вот, мировоззрение врача должно формироваться оттуда, от истории медицины. Чтобы заявлять, брать на себя если не мессианство, то, по крайней мере, входить в сферы, в которых ты не являешься компетентным, нужно иметь либо недальновидность, либо, мягко говоря, иные цели, совершенно отличные от медицинского профессионального сообщества».

Ольга Пиневич: «Тот по осени единичный случай, когда педиатр не принял ребенка по политическим [мотивам]. Мне кажется, это какое-то временное затмение. Я про педиатров конкретно скажу, что это люди, которых с самого первого курса, нас учили, что мы как солдаты – все для ребенка, все во имя ребенка, во имя его здоровья. Поэтому для меня иногда очень страшно звучит, когда говорят "какой дурак тебе это назначил", врач говорит пациенту. Или, например, когда меня спрашивают по телефону, говорит, я коллега ваш, я работаю там-то, я хотел интересоваться по поводу такого-то пациента. Я по телефону, даже до всех этих политических ситуаций, знала, что я не имею права. Даже мы не имели права, в стационаре когда я работала, информацию дедушке и бабушке предоставлять, если на истории болезни не написано, что законные представители ребенка, родители, разрешают предоставлять информацию – и список лиц, кому они предоставляют информацию. Это врачебная тайна, этому нас учили с первого курса».

Дмитрию Пиневичу задали вопрос: если врач открыто и публично начинает заявлять, что не окажет помощь ни одному милиционеру и членам его семьи, какова должна быть реакция Минздрава и предусмотрена ли она законом?

Дмитрий Пиневич: «Законом не предусмотрено. Но есть наш профессиональный кодекс, гласный, негласный. И я насколько сейчас понимаю, никто у нас, даже в частных структурах, уже не работает, из тех, кто высказывал такие экстремистские высказывания. Я даже не думал, что доживу [до такого], это одно из самых мощнейших моих разочарований из всей профессиональной карьеры».

Подробности смотрите в программе «Марков. Ничего личного».


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Новости Минска