Дмитрий Басков о ХК «Динамо-Минск»: Культура победы должна появиться внутри каждого игрока

495
Дмитрий Басков о ХК «Динамо-Минск»: Культура победы должна появиться внутри каждого игрока

 Гость программы «Марков. Ничего личного» – Дмитрий Басков, генеральный директор ЗАО ХК «Динамо-Минск».


- Ваша фамилия в определённой степени стала притчей. Часто происходит сравнение, даже мои сотрудники, видя в расписании интервью, задают первый вопрос: «Николай?». Вам это сравнение оскомину не набило?

- Наверное, нет, потому что в открытую никто такими подколками не занимается.Честно говоря, я спокойно к этому отношусь. Я лично знаком с Николаем. На одном из мероприятий в Минске мы вместе оказались, пытались шутить. Я ему говорил о том, что здесь, в Беларуси хватит одного Баскова. Он ответил: «Как ты справишься со всеми девчонками здесь один?».

- И на телевидении, и в хоккее главное – командная работа, коллектив и взаимоотношения в коллективе, потому что именно они способствуют достижению результата. Есть определённый стереотип, что с хоккеистами в раздевалке можно разговаривать с помощью нецензурной лексики для того, чтобы добиться этого результата. Как вы выстраиваете отношения со своими хоккеистами? Допускаете ли вы ругань тогда, когда нужно в чём-то убедить?

- Ругаться, наверное, уже неправильно. Они профессиональные хоккеисты, зарабатывают деньги. Кричать на них, тем более руководителю – не в моих правилах.

- Не считаете ли вы себя мягким руководителем?

- Нет, не считаю. Я могу не кричать, но какой-то критикой достаточно эффективно поставить на место.

- Система мотивации достигает того же эффекта, а может, даже лучше?

- Я думаю, она более эффективная.

- Наш хоккей сейчас в таком состоянии, что без критики не обойдёшься, тем более, пользуясь таким случаем. Вы меньше года возглавляете «Динамо». Когда мы, наконец, начнём гордиться «зубрами»?

- Мне можно уже начинать. Многие не любят говорить о бюджетах, но я не могу его не упомянуть. У нас он самый маленький в лиге. Он существенно уменьшился даже по отношению к прошлому году, не говоря уже о предыдущем десятилетии.

- Мы говорим о КХЛ?

- Да. При таких непростых условиях, нам удалось собрать неплохую команду. Не хотелось бы сглазить. Дай бог, чтобы нам не было стыдно весной перед болельщиками.

- Я уточню. Собрать команду к новому сезону?

- Собрать команду к этому сезону. Это большая, кропотливая работа. Могу сказать, что по прошлому сезону было много того, что хотелось изменить. За период межсезонья мы многое поменяли.

- Начало сезона, первый сентябрьский матч, достаточно слабый противник – так пишут.

- В КХЛ нет слабых противников.

- Новый сезон, новая форма и старый результат – продули. На ваш взгляд, почему?

- Мы очень многое сделали для этого первого матча. Мы подготовили интересное, как мне кажется, шоу перед матчем. Мы вышли в новых майках первый раз после ребрендинга. У нас было большое количество игроков, которые никогда в жизни не играли в КХЛ. Это был их первый старт, был большой градус волнения ещё и потому, что на трибуне был Президент.

- Каково проигрывать, когда на трибуне Президент?

- Очень сложно, потому что я пообещал, что мы выиграем. Поэтому это было не просто. Хочется сказать, что, по сравнению с прошлым сезоном, даже в тех матчах, в которых мы пока проигрываем, мы проигрываем с минимальной разницей в счёте, мы проигрываем в борьбе. Уверен, что болельщик может простить команде поражения, которые были в борьбе, а не в серости и безволии.

- Соглашусь с вами. Я посмотрел матч с «Торпедо», и, откровенно говоря, у меня была надежда до последнего. Как перешли в овертайм, и при счёте 3:3 – это было реально. Вас называют революционером в белорусском хоккее. Ребрендинг клуба. Правда, что «Динамо» со своим новым дизайном на сегодня – № 1 в КХЛ?

- Это должны оценивать вы, болельщики.

- У нас мнения разделились. Даже внутри творческого коллектива, люди, которые имеют отношение к искусству, творчеству, они говорят, что это классно. Те, кто привык видеть «зубра», они, увидев букву «Д», говорят: «Мне не нравится». Как вам?

- Мне очень нравится. Я хотел перевернуть страничку и сделать новую историю для хоккейного клуба «Динамо». Что-то нам удаётся, над чем-то мы продолжаем работать, но ребрендинг пришёл в голову в январе, дальше была хорошая, планомерная, кропотливая работа. Результат вы видите сегодня. И этот ребрендинг не только в новой стилистике, новых цветах, он связан и с наполнением команды. Новый символ, как мне кажется – это молодость, агрессия, взгляд в будущее. Поэтому мы насытили сегодняшний клуб «Динамо» молодыми игроками. Их восемь человек до 20 лет. Такого в истории клуба никогда не было. Мы уверены в этой долгосрочной перспективе. Эти ребята уже себя проявляют, играют в ведущих звеньях и уже приносят результат.

- Эта коза на крагах хоккейных – молодёжное направление?

- Да.

- Кто-то говорит, что это рога зубра, кто-то, что вы просто показываете козу соперника.

- Пусть каждый найдёт своё определение.

- Каверзный вопрос. Я знаю, что хоккеисты в определённой степени суеверны. Считается, есть фартовая форма, а есть та, которая приносит неудачи. На ваш взгляд, в вашей команде, какая форма считается фартовой сейчас, после ребрендинга?

- Вы знаете, я считаю, что форма не должна быть камнем преткновения перед игрой. Хоккеист, если он профессионал, он выходит на игру, он должен выходить и играть и показывать свои лучшие качества, показывать результат. Скажем так, в хорошей форме играть приятнее. Но, когда я был маленьким хоккеистом, на уровне юношеской сборной Беларуси, перед игрой я всегда молился. Один из председателей Федерации хоккея – Лев Канторович – как-то подошёл ко мне и сказал: «Дима, я вижу, что ты постоянно молишься перед игрой?». Я говорю, да. Он отвечает: «Знаешь, бог помогает тем, кто трудится». Я сейчас верю, что успех приходит после тяжёлой кропотливой работы.

- Вас называют тем человеком, который даёт развиваться, причём развиваться своим молодым белорусским хоккеистам. Даже исходя из того, что вы сами сказали. При этом говорят, что, пока белорусские легионеры, приехавшие в Беларусь, играют свадьбы, наши работают за двоих.

- Хороший вопрос.

- Вы об этом начали говорить. Впервые за долгое время «Динамо» подошло к новому сезону с абсолютно чёткой и понятной стратегией: ставка на молодых, ставка на своих. Достаточно ли молодости и горящих глаз для того, чтобы одерживать победы?

- Мы делаем ставку на молодых – это факт. Мы хотим развивать белорусское поколение молодых игроков, тем более, после того, как я больше пяти лет поработал в хоккейной детской школе «Динамо». Сегодня уже появляются наши воспитанники в хоккейном клубе.

- Которые с вами тогда были?

- Конечно, для меня это большая гордость, но, чтобы показывать результат на забитой битком арене, чтобы зрители получали удовольствие от хоккея, нужны в том числе и легионеры, которые будут давать этот результат. С легионеров спрос особый. Не важно, был ты на предсезонке или нет. Ты выходи, в какой-то момент или забивай, или помогай команде выигрывать. Нет – мы найдём других. Что касается дальше помощи легионеров – они прямые наставники, пример для подражания. Они с большим опытом, они играли в НХЛ, и для условно молодого парня нашего, 18 или 19-летнего защитника Денисова, Ерёменко или Дерябина играть в одной паре с таким, как Граньяни или Эллиотт – это большой шаг вперёд. Это развитие. Поэтому легионеры нам нужны для того, чтобы давать результат и для того, чтобы развивать наших белорусских игроков.

- Давайте попробуем назвать «великолепную пятёрку» нынешнего состава «Динамо», если сделать её сборной?

- Вы знаете, сегодня мы строим команду таким образом, чтобы у нас была команда во всём. Это руководство, это офис, не важно коммерческий или маркетинговый отдел. Это клуб и это сама команда, должны быть в целом одной командой. У нас в раздевалке висит один из плакатов:«Сила команды в каждом отдельном игроке. А сила каждого отдельного игрока – в команде».

- Вы не хотите сейчас выделять кого-то?

- Не хочу выделять. У каждого своя функция. Кто-то нужен в пятёрке для того, чтобы сыграть в большинстве на той или иной позиции, кто-то разыгрывающий, кто-то просто атакующий, защитник, кто-то разрушитель, кто-то обычный чекер. У каждого своя функция, но в сумме это должно привести, чтобы команда, как единый механизм сработала.

- Хорошо, Дмитрий, давайте усложним задачу и попробуем составить белорусский «dreamteam» всех времён и народов – «хоккейная пятёрка и вратарь».

-Тогда я бы поставил в ворота Мезина, однозначно в защите был бы Салей, наверное, это Грабовский, Калюжный, Костицын.

- Ещё, как минимум, одного защитника.

- У нас много было интересных белорусских защитников. Но давайте вернёмся в 2002 год и вспомним гол.

- Самый лучший матч, на мой взгляд. Мне хотелось бы понять, вот мы тогда были на пике?

- Про Олимпиаду 2002 года?

- Вот этот последний матч, когда мы все болели. Порядка 40 ледовых арен мы построили. Есть ли прямая зависимость, на ваш взгляд, между результатами белорусской сборной по хоккею и количеством ледовых дворцов? Ведь тогда же не было столько?

- Вы знаете, успех на Олимпиаде 2002 года ещё был на фундаменте советской системы. То есть все игроки, которые играли в тот период, они выросли в Советском Союзе. Это был сильный чемпионат, это была сильная конкуренция. Они все получали хороший опыт, то поколение. Я называю егопоколением«Х». Так любят айтишники говорить. Так вот поколение «Y» –самое несчастное в этом плане. Когда развалился Советский Союз, тогда не было сильного внутреннего чемпионата, не было ещё такого количества ледовых дворцов. И здесь мы не досмотрели развитие хоккея.

- То есть тогда был объективный провал?

- Объективный. Но сейчас радует, что после 2000-х то количество катков, что сейчас построилось, и огромное количество детей пришло заниматься хоккеем. Мы уже говорим и о количестве, и о качестве. Каждое следующее поколение будет лучше предыдущего.

- На поколение «Z» уже можно надеяться?

- Не просто надеяться. Мы уже видим их результаты. Поколение 2000-х, рождённых в 2000-х, уже сегодня есть в хоккейном клубе «Динамо», и они выходят в лидирующие позиции. А дальше будет ещё только лучше, как в песне у Басты «Наши дети будут лучше, чем мы». 

- Я знаю, что в НХЛ было шесть белорусских игроков, но никто не задержался. Почему?

- Это объективный наш уровень сегодня. То, что они там уже есть, это хороший знак, хороший прогресс. Сергея Костицына задрафтовали в 2005 году. За следующие десять лет (с пятого по пятнадцатый) попали на драфт всего три человека. А за последние 2-3 года на драфт попало уже шесть.

- Давайте попробуем о нашем белорусском поговорить. Вам можно гордиться фанатами. Именно динамовскими фанатами, несмотря на не феерические выступления в прошлом году и достаточно сложное начало этого сезона. Первые три проигрыша, потом три победы подряд. И снова мы проиграли. Они при этом сохраняют верность своему клубу и более того, куда не посмотрю, все трибуны заполнены, соцсети, и попробуй только наедь на «Динамо», получишь по полной программе от всех. На самом деле – это идеальный пример отношения к своему, белорусскому. Не важно, пусть это белорусский клуб. Вот этого не удалось сделать белоруской эстраде. Мы даже на «Евровидении» видим, кто бы ни победил, когда бы это ни произошло, всегда все не довольны. Как вам удалось, как этот опыт появился в «Динамо» и как его можно применить в других сферах?

- Наверное, нам в большей степени повезло. Потому что хоккей в стране, в целом его любят. Это факт. Самая сильная популяризация началась с Президента, который столько лет любит и играет в хоккей. Поэтому мы и получаем платформу на чемпионате мира. Мы много лет потратили на то, чтобы хоккей действительно стал таким массовым и таким культурным видом спорта. И сегодня, как я уже сказал, его любят. Если говорить о динамовских фанатах, то любые фанаты любят искренность, любят самоотдачу, и, как я уже говорил, болельщик может простить поражение в борьбе, но не простит нам безволие. То есть в прошлом году у нас были матчи, когда катастрофически сложно было привлечь болельщиков на трибуну. Поэтому мы и создали новую историю. Мы хотим многое поменять. Вот этот наш бренд, наша молодость, наша долгосрочная перспектива в развитии. И наше неподдельное желание быть искренними, быть сильными, не быть безвольными, бороться в каждом матче. Наверное, вот сегодня мы пытаемся для наших молодых белорусских игроков дать такое образование культуры побед. Мы пытаемся тренерским штабом научить их побеждать. Чтобы эта культура победы появилась внутри каждого игрока. Это не просто. Потому что не каждый ментально готов выигрывать в каждом матче.

- Даже так? Но болельщики к этому готовы точно. Они вас поддержат.

- Конечно. Мы очень благодарны болельщикам сегодня. Нам пока не приходится нагонять на трибуны зрителей.

- Но они поддержали вас по ребрендингу? 

- Мне кажется, что да.

- Легенд очень много ходит вокруг зарплат хоккеистов. Вопрос такой не совсем приятный, не всегда приятный. Но они действительно так велики сегодня, как об этом говорят? И с чем сравнивать?

- Вы знаете, я бы сказал, что в начале 2000-х в Беларуси они были намного больше. Больше приезжих хоккеистов, которые приезжали, получали государственные деньги и благополучно уезжали к себе на родину. Сегодня, по поручению Президента, пару лет назад Федерация проработала и установила пол и потолок зарплаты белорусского чемпионата. Я думаю, что он сопоставим сегодня со средним заработком по стране. Что касается лиги КХЛ, то лига диктует правила. Есть определённый минимум, но в условиях сокращения бюджета нам пришлось подписать многих белорусских молодых игроков даже ниже минимума. Это разрешает лига, поэтому у нас нет огромных зарплат, как в других клубах КХЛ. Мы не можем с ними конкурировать, соревноваться по зарплатам. Но у нас есть шикарный город. И я считаю, что Минск сегодня является лучшим городом на карте КХЛ. Плюс, у нас есть замечательная арена. Всё-таки Минск-Арена – одна из лучших в этой лиге, и у нас есть сильные болельщики.

- То есть вы рассматриваете все плюсы в совокупности? Я понимаю, что есть, где потратить заработанные деньги. Если уже переходить к вопросу траты тех денег, которые зарабатывают хоккеисты, особенно молодые хоккеисты, особенно не устойчивые (психологически не устойчивые). Раньше, до поступка футболиста, как Кокорина и Мамаева, считалось, что, в принципе, звёздам можно всё. А какой у вас предел допустимого? 

- Вы знаете, я бы не хотел обсуждать сегодня ситуацию Кокорина и Мамаева. Я сам был в таких же ситуациях в жизни, в похожих ситуациях. Мы все из спорта, мы – люди эмоциональные. 

- Но здесь никто не бил табуреткой.

- Не бил, но участвовал в разных драках. Сегодняшняя индустрия спорта настолько прогрессирует, настолько современна, прошли те времена, когда можно было пить, играть и при этом комфортно себя чувствовать. Сегодня хоккей очень конкурентен, он молод, быстр, он требует большой энергозатратности, и поэтому хоккеист должен держать себя в форме. Он должен следить за своим питанием, следить за своим режимом. Те времена прошли. Это внутренняя дисциплина, без которой невозможно построить команду и дать результат.

- Вы бы уволили даже хорошего профессионального хоккеиста, если бы он нарушал выработанные внутри правила?

- Есть правила, а есть грань, которую нельзя переходить.

- А какова эта грань?

- Как у Кокорина и Мамаева. 

- Вы бы уволили?

- 100%.

- Культовый фильм «Легенда № 17» у нас посмотрели многие. И очевидный вывод, который там есть – прежде чем что-то получить, нужно что-то сделать. Харламов показан в фильме как человек, который всего добился огромнейшим трудом. И получил квартиру, машину и всё остальное только тогда, когда стал уже и чемпионом Советского Союза, и действительно проявил себя в матче как лидер. Я понимаю, что Могильный и Буре, и Грецкий – они все были богатыми хоккеистами, но они давали результат. Может, у нас в принципе изначально необходимо ставить прямую зависимость: ты показал результат – ты получил. Не показал – извини. То есть сначала стулья, потом деньги.

- На самом деле, так оно и есть в нашем белорусском хоккее. Любой парнишка, который хочет попасть в команду Экстралиги, проходит большой путь, это тяжёлый изнурительный труд, работа на протяжении 12 -14 лет. И потом среди тысяч таких же, ты должен выиграть эту конкуренцию.

- Мы ходим вокруг да около. Я понимаю каждого зрителя, хочется ему узнать. Какой этот минимальный потолок в КХЛ, ниже которого нельзя платить?

- Сегодня минимальная заработная плата в КХЛ 4800 $ в месяц, но молодым ребятам, младше 20 лет могут платить меньше. Поэтому сегодня в нашей команде, хоккейном клубе «Динамо-Минск» есть зарплаты, которые даже меньше, чем зарплаты в чемпионате Беларуси.

- Несмотря на то, что вы играете в лигах?

- Да. Играем в лиге сильнее. Ещё раз говорю, мы сильнее и не конкурентные по зарплатам с другими клубами КХЛ. Наша зарплатная ведомость самая маленькая в лиге.

- Но отложить всё равно можно, как я понимаю. Век хоккеиста, как любого профессионального спортсмена, короток. Это исключение, когда больше 40-ка хоккеисту, а он ещё играет. А что потом? Я понимаю, кому- то можно устроиться функционером спортивным, кто-то станет тренером, менеджером и т.д. Кто-то перейдёт в государственные спортивные органы. Есть и не плохие примеры того же Девятовскогои Богдановича, которые пошли в Парламент и действительно там себя проявили. Как люди активные в спорте и добивавшиеся результата, так и здесь. Мы хоккеистов увидим в новом Парламенте?

- Вы правильно сказали. Спортсмены сами по себе активные люди. Мне бы хотелось, чтобы кто-то из бывших хоккеистов, из хоккейных функционеров попробовал себя, в том числе и в Парламенте. Чтобы там преследовать не собственные интересы, а именно развить виды спорта.

- Давайте о будущем хоккея поговорим. Вы в 2013 году возглавили СДЮШОР ПФЗО «Динамо» и буквально за несколько лет стали самой успешной школой в республике. Несколько месяцев назад Федерация хоккея запустила серьёзную реформу, именно в детском хоккее. Понятно, что это долгоиграющий проект. На ваш взгляд, какие-то отклики или какие-то результаты наблюдаются или ещё пока рано говорить?

- Мы возвращаемся к теме поколение «Z». Сегодня, даже до реформ, наш детский хоккей на достаточно приличном уровне, учитывая то количество занимающихся, по сравнению с другими странами. В Канаде занимаются 500 000 детей, в России больше 100 000, а у нас лишь 5 000. Но наши белорусские дети показывают действительно неплохой результат. Мы это видим. Это отражается на юношеских, молодёжных чемпионатах мира. Наших белорусских детей драфтуют в юниорских сильных лигах и КХЛ. Но та реформа, которую сегодня мы создали Федерацией и запустили, она даст результат только через десятилетия, потому что сейчас то поколение детей, которое есть в школе, оно ещё занимается по старой программе. Я абсолютно убеждён, что она даст результат, потому что это пример тех успешных хоккейных стран, которые сегодня развивают хоккей лучше, чем мы. Мы хотим всё-таки, чтобы больше детей имели возможность заниматься хоккеем, чтобы не было отбора на каком-то начальном этапе. Мы хотим собрать большее количество и эту массовость привести к какому-то отбору на более позднем уровне.

- Сегодня мир даёт миллионы возможностей. Есть талантливые дети, которые одновременно могут играть и на музыкальных инструментах, и играть в хоккей. Какой сегодня мировой хоккей, с вашей точки зрения? Вот куда он идёт? Ведь есть и канадский атакующий хоккей, есть интеллектуальный. Такое ощущение, что они забивали шайбы чуть ли не силой мысли. Учитывая возможности наших детей, на ваш взгляд? Исходя вот из этого подхода. Каким будет хоккей в ближайшее время, в будущем?

- Хоккей действительно меняется. И я помню времена, когда я ещё попал в юниорскую лигу Канады, это были 1996-1997 годы. Хоккей был очень агрессивным. Он был жёсткий, он был грубый и силовой. Сейчас это, наверное, не первоочередное направление. То есть сегодня рост и вес не значат всё. Сегодня хоккей стал более быстрым, более умным, как мне кажется. Агрессивным, но не с точки зрения жёсткости. Агрессивным, с точки зрения скорости. В хоккей играют и маленькие, в хоккей играют и худенькие, играют и крепкие. Сегодня хоккей открыт, как мне кажется. Открыт, для большего количества детей. Я сейчас зазываю детей идти заниматься хоккеем, потому что хоккей – самая динамичная и интересная игра в мире. Дети в хоккее сегодня получают огромное удовольствие от него. Это намного лучше, чем сидеть в гаджетах. Это хорошее разностороннее развитие. Я делал эксперименты, когда работал в хоккейной школе «Динамо». Мы старались наших детей развивать разносторонне, разнопланово. Мы водили их на шахматы, водили их в бассейн, водили на борьбу, на ударную технику бокса, даже на тайский бокс. Мы старались развивать хоккеистов, и это давало результат.

- Вы недавно стали отцом. Снова мальчик. Вы своим сыновьям желаете хоккейной жизни? Жизни на льду?

- Я, безусловно, сторонник преемственности поколений. Моему старшему сыну 16 лет. Он достаточно успешно учится в гимназии в 11 классе, но не стал профессиональным хоккеистом. Но при этом, он несколько раз в неделю имеет возможность заниматься хоккеем, является вратарём любительской команды «Бастион», где я – главный тренер. Мне это очень нравится. Моему младшему сыну всего лишь годик. И я уверен, что через 3-4 года подарю ему коньки, и мы пойдём просто покататься на коньках. Как, кстати, моя дочка (ей четыре года) тоже катается на коньках. Сегодня уже благополучно начала заниматься фигурным катанием. То есть фактически у меня вся семья на коньках, кроме жены. Однажды в Бресте, в далёкой молодости, когда ещё мы просто встречались, я пригласил её на массовое катание. Мы решили покататься на коньках. Она почувствовала себя слишком уверенно при моей поддержке, сделала пару разворотов, поворотов и упала. Сломала руку и после этого перелома я потерял её на пару лет. Но, Слава Богу, вернул, и поэтому больше ей коньки не одеваю.